среда, 4 апреля 2018 г.

ГИБЕЛЬ БОГОВ НАТУРАЛИЗМА Часть 31. Перевоплощение и сознание




  
Дж. Локк утверждал: един­ст­во соз­на­ния яв­ля­ет­ся ос­но­вой че­ло­ве­че­ско­го бы­тия, тот же факт, что мы не пом­ним о пред­ше­ст­во­вав­ших жиз­нях, на­ру­ша­ет един­ст­во соз­на­ния, что го­во­рит о не­воз­мож­но­сти пе­ре­во­пло­ще­ний. Но эта аргументация не вполне корректна. По оп­ре­де­ле­нию, толь­ко индивидуальная духовная суб­стан­ция (то, что су­ще­ст­ву­ет бла­го­да­ря са­мо­му се­бе и в са­мом се­бе, а не бла­го­да­ря дру­го­му и в дру­гом) лич­но­сти – вечная душа – яв­ля­ет­ся самотождественной, несмотря на изменения, соз­на­ние же, как один из мо­ду­сов (спо­со­бов су­ще­ст­во­ва­ния) и ат­ри­бу­тов (при­зна­ков, су­ще­ст­вен­ных свойств) этой суб­стан­ции, под­вер­же­но из­ме­не­нию. На­ше соз­на­ние в пе­ри­од зем­ной жиз­ни ме­ня­ет­ся не­пре­рыв­но. В мла­ден­че­ском воз­рас­те че­ло­век пол­но­стью погружён в бес­соз­на­тель­ное, фор­ми­рую­щее­ся соз­на­ние фрагментарно и клоч­ко­ва­то, по­это­му мы поч­ти ни­че­го не пом­ним о своём младенчестве. Тем не ме­нее, живёт и из­ме­ня­ет­ся еди­ное то­ж­де­ст­вен­ное се­бе су­ще­ст­во. На­ли­цо един­ст­во лич­но­сти при яв­ном от­сут­ст­вии един­ст­ва соз­на­ния. Дру­гое де­ло, что в мла­ден­че­ст­ве суб­стан­ци­аль­ная ос­но­ва лич­но­сти (вечная душа) толь­ко на­чи­на­ет вхо­дить в мир и погружается в мирское бытие в течение всей жизни.
Пе­рио­ди­че­ски ме­ня­ет­ся ин­тен­сив­ность соз­на­ния и сте­пень его един­ст­ва и у зре­ло­го че­ло­ве­ка. Со­стоя­ния без­воль­ной рас­се­ян­но­сти кардинально от­ли­ча­ют­ся от на­пря­жен­ной ум­ст­вен­ной дея­тель­но­сти, от­ре­шён­ная со­зер­ца­тель­ность и погружённость в се­бя от ин­тен­сив­но­го осоз­на­ния на­лич­но­го ма­те­риа­ла вос­при­ятия и ощу­ще­ния. Во сне же соз­на­ние в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни за­ту­ха­ет, при­об­ре­та­ет от­ры­воч­ный ха­рак­тер. Но при этом не на­ру­ша­ет­ся един­ст­во лич­но­сти. Един­ст­во соз­на­ния яв­ля­ет­ся важ­ней­шим фак­то­ром ду­хов­ной жиз­ни че­ло­ве­ка, но всё же не суб­стан­ци­аль­ной его ос­но­вой.
Мир­ское соз­на­ние не вы­ра­жа­ет всю пол­но­ту соз­на­тель­но­го бы­тия че­ло­ве­ка. На­ше соз­на­ние здесь и теперь – это соз­на­ние в по­то­ке вре­мен­но­сти, оно определённым об­ра­зом ско­ва­но про­стран­ст­вом и рас­ще­п­ле­но рит­мом и те­че­ни­ем вре­ме­ни. На не­го на­кла­ды­ва­ют­ся фор­мы мир­ской за­ко­но­со­об­раз­но­сти. Соз­на­ние духовной пуповиной связано с сознанием в вечности (транссознанием), по­гру­же­но в бес­соз­на­тель­ное, ин­ди­ви­ду­аль­ное соз­на­ние – в кол­лек­тив­ное. Соз­на­ние человека под­вер­же­но влия­нию аф­фек­тов, ог­ра­ни­че­но обы­ден­но­стью, ис­ка­жа­ет­ся цен­зу­рой бес­соз­на­тель­но­го, ус­та­нов­ка соз­на­ния во многом определяется ложными и порочными мотивами, пристрастиями, страхами. В каждый данный момент соз­на­ние нацелено и по­гру­же­но в определённые сферы. Но во­пре­ки рас­ко­ло­то­сти и час­тич­но­сти соз­на­ние вновь и вновь со­би­ра­ет­ся в един­ст­во, рас­ши­ря­ет­ся го­ри­зонт соз­на­ния и из­ме­ня­ют­ся его пер­спек­ти­вы. Эта слож­ная жизнь соз­на­ния воз­мож­на толь­ко по­то­му, что ос­но­ва един­ст­ва соз­на­ния не в нём са­мом, а в суб­стан­ци­аль­ном един­ст­ве лич­но­сти. Кант по­ка­зал, что един­ст­во соз­на­ния воз­мож­но толь­ко при суб­стан­ци­аль­ном то­ж­де­ст­ве лич­но­сти и яв­ля­ет­ся от­ра­же­ни­ем это­го то­ж­де­ст­ва. Шо­пен­гау­эр яр­ко опи­сал слу­чаи из­ме­не­ния ха­рак­те­ра соз­на­ния без из­ме­не­ния ти­па лич­но­сти.
Един­ст­во лич­но­сти пол­но и аде­к­ват­но от­ра­жа­ет­ся над­мир­ным соз­на­ни­ем че­ло­ве­ка. Со смер­тью человека соз­на­ние, как функ­ция веч­ной ду­ши, не уми­ра­ет, но, по­ки­дая зем­ную жизнь, транс­фор­ми­ру­ет­ся. Оно вы­хо­дит из-под оков плот­ско­го бы­тия и ста­но­вит­ся подлинно ду­хов­ным. Соз­на­нию в веч­но­сти от­кры­ты пол­но­та времён и глу­би­на про­стран­ст­ва. В пла­не веч­но­сти вполне рас­кры­ва­ет­ся не­по­вто­ри­мость, уни­каль­ность и универсальность лич­но­ст­но­го соз­на­ния. Транс­соз­на­ние (пол­ное соз­на­ние, соз­на­ние в веч­но­сти) лич­но­сти при­об­ще­но к ду­хов­но­му все­един­ст­ву че­ло­ве­че­ст­ва и от­кры­то Твор­цу. В веч­но­сти сни­ма­ет­ся раз­де­ле­ние на соз­на­тель­ное, бес­соз­на­тель­ное и под­соз­на­тель­ное, всё по­ле опы­та души че­ло­ве­ка от­кры­то яс­но­му ду­хов­но­му взо­ру, выс­ше­му соз­на­нию. Са­мо соз­на­ние пре­об­ра­зу­ет­ся, со­еди­няя и ра­цио­наль­ное, и ир­ра­цио­наль­ное. Это – оче­вид­ное, не­по­сред­ст­вен­ное, яс­ное и пол­ное зна­ние.
В но­вых во­пло­ще­ни­ях соз­на­тель­ный опыт при­сут­ст­ву­ет как важ­ней­шая со­став­ляю­щая ду­хов­ной кон­сти­ту­ции че­ло­ве­ка, но он не всецело вме­ща­ет­ся в про­стран­ст­вен­но-вре­мен­ную на­лич­ность. Транс­соз­на­тель­ное по­гру­жа­ет­ся в мир по­сте­пен­но и час­тич­но. Экзистенциальный дух личности за­мут­ня­ет­ся при вхо­ж­де­нии во вре­мен­ность, рас­слаи­ва­ет­ся на под­соз­на­тель­ное, бес­соз­на­тель­ное и собственно соз­на­ние. Соз­на­ние ока­зы­ва­ет­ся точ­кой выс­ше­го на­пря­же­ния ду­хов­ной жиз­ни, ко­то­рая охватывает раз­но­об­раз­ные пла­ны су­ще­го. По ме­ре уда­ле­ния от лич­но­ст­но­го цен­тра ду­шев­ная жизнь про­те­ка­ет во всё более бес­соз­на­тель­ных фор­мах. Духовный взор человека опус­ка­ет­ся в тёмные глу­би­ны ми­ро­вой пло­ти и не­из­беж­но за­мут­ня­ет­ся ею, но призван ос­во­бо­дить­ся и вы­вес­ти на свет, осоз­нать но­вый опыт.
Та­ким об­ра­зом, эм­пи­ри­че­ское зем­ное соз­на­ние под­вер­же­но расколам, ин­тен­сив­ность его не­пре­рыв­но ме­ня­ет­ся, но это не на­ру­ша­ет един­ст­ва лич­но­сти. Из­ме­не­ния напряженности, объ­ё­ма и со­дер­жа­ния соз­на­ния от­ра­жа­ют уро­вень воплощённо­сти ду­ши, сте­пень вхо­ж­де­ния в мир ду­хов­но­го на­ча­ла лич­но­сти. За гра­ни­ца­ми су­жен­но­го зем­но­го соз­на­ния остаётся мно­гое из то­го, что во­шло в опыт лич­но­сти – в её транс­соз­на­тель­ное, и что вне­се­но в ко­пил­ку веч­но­сти.