пятница, 19 января 2018 г.

ГИБЕЛЬ БОГОВ НАТУРАЛИЗМА Часть 26. Пер­вич­ные кос­мо­ло­ги­че­ские про­цес­сы







Ми­фо­ло­ги­че­ские пред­став­ле­ния ка­ж­до­го на­ро­да от­ра­жа­ют определённый этап ми­ро­тво­ре­ния. Од­ни из них опи­сы­ва­ют ран­ние сту­пе­ни эво­лю­ции, дру­гие – позд­ней­шие, взор од­них по­гру­жа­ет­ся в за­пре­дель­ную глу­би­ну про­ис­хо­дя­ще­го, дру­гие же со­сре­до­та­чи­ва­ют вни­ма­ние на опи­са­нии об­щей па­но­ра­мы со­бы­тий. Гре­че­ское ми­фо­ло­ги­че­ское соз­на­ние в «Про­ис­хо­ж­де­нии бо­гов» опи­сы­ва­ет эта­пы кос­ми­че­ской эво­лю­ции. «Тео­го­ния» Ге­сио­да ока­зы­ва­ет­ся кос­мо­ло­ги­ей, ибо гре­че­ские бо­ги оли­це­тво­ря­ют не собственно бо­же­ст­вен­ные, а кос­ми­че­ские на­ча­ла – со­зи­да­тель­ные и раз­ру­ши­тель­ные.
Зем­ля-Гея по­ро­ж­да­ет бес­пре­дель­ное не­бо Ура­на – это пер­вич­ное вы­де­ле­ние и оформ­ле­ние аре­ны кос­мо­ло­ги­че­ских про­цес­сов (в со­вре­мен­ной нау­ке ана­ло­гом яв­ля­ет­ся по­ня­тие про­тоз­вёзд­но­го об­ла­ка). Не­бо-Уран со­вме­ст­но с Зем­лей-Ге­ей по­ро­ж­да­ет пле­мя ти­та­нов – вто­рое по­ко­ле­ние бо­гов, ко­то­рые са­ми по се­бе и в сво­их соз­да­ни­ях пер­со­ни­фи­ци­ру­ют на­чаль­ные кос­ми­че­ские об­ра­зо­ва­ния: Оке­ан – во­ды, как сим­вол ро­ж­де­ния и ис­точ­ни­ка жиз­ни; За­ря-Эос, Солн­це-Ге­ли­ос – это све­то­нос­ные на­ча­ла; Лу­на-Се­ле­на, де­ти За­ри-Эо­са, Солн­це-Ге­ли­ос – звёз­ды, как кос­ми­че­ские те­ла.
Это ста­дия, на ко­то­рой пер­вич­ный ха­ос пре­вра­ща­ет­ся в ма­те­рию ми­ро­тво­ре­ния, ко­гда ду­хо­нос­ные твор­че­ские на­ча­ла вы­де­ля­ют и оформ­ля­ют пер­вые ост­ров­ки упо­ря­до­чен­ной материи. Твор­че­ские пер­во­им­пуль­сы при­во­дят хаос в осмысленное движение, кладут пер­вые пре­де­лы не­бы­тий­но­му бу­ше­ва­нию хао­са. При встре­че не­бес­но­го и зем­но­го ми­ров об­на­жа­ет­ся их ан­та­го­ни­стич­ность, в зем­ном про­бу­ж­да­ет­ся не­при­ми­ри­мая вра­ж­деб­ность к не­бес­но­му. По­пыт­ки вне­сти гар­мо­нию в ха­ос вы­зы­ва­ют в нём вол­ну аг­рес­сии и раз­ру­ше­ния. Ни­что ещё не вы­де­ле­но, яв­но не оформ­ле­но, твор­че­ские и раз­ру­ши­тель­ные тен­ден­ции пе­ре­пле­те­ны ме­ж­ду со­бой.
В ми­фах этот диалектический процесс вы­ра­же­н в том, что од­но­вре­мен­но с со­зи­да­тель­ны­ми на­ча­ла­ми Зем­ля-Гея про­из­во­дит и на­ча­ла разрушительные. Один из ти­та­нов Крон – со­вме­ст­но с хао­ти­че­ским по­ро­ж­де­ни­ем Геи Но­чью-Нюк­той – ока­зы­ва­ет­ся соз­да­те­лем це­ло­го сон­ма ме­о­ни­че­ских сти­хий: Кер унич­то­же­ние, Та­нат смерть, Эри­да раз­дор, Апа­та об­ман. В пер­вом (воз­глав­ляе­мом Ура­ном) и во вто­ром (во гла­ве с ко­вар­ным Кро­ном) по­ко­ле­ни­ях бо­гов тёмные и свет­лые на­ча­ла пе­ре­ме­ша­ны. Ка­ж­дая из дей­ст­вую­щих сил яв­ля­ет­ся но­си­те­лем и разрушения, и со­зи­да­ния.
По­сте­пен­но ми­ро­об­ра­зо­ва­тель­ное на­ча­ло пер­со­на­ли­зи­ру­ет­ся в об­ра­зе Зев­са: в древ­ние вре­ме­на Зевс со­вме­щал функ­ции жиз­ни и смер­ти, поз­же он всё более описывался как но­си­те­ль кос­ми­че­ской гар­мо­нии и оли­це­тво­рял свет­лую сто­ро­ну бы­тия. Это вы­ра­жа­ет­ся и в эти­мо­ло­гии име­ни бо­га: на древ­них индоевропейских язы­ках это сло­во оз­на­ча­ло свет­лое не­бо, днев­ное сияю­щее не­бо, на гре­че­ском же язы­ке имя «Зевс» зна­чи­ло жизнь, ки­пе­ние, оро­ше­ние, то, че­рез что всё су­ще­ст­ву­ет. В клас­си­че­ской олим­пий­ской ми­фо­ло­гии Зевс яв­ля­ет­ся вы­со­кой ор­га­ни­зую­щей си­лой и пра­ро­ди­те­лем олим­пий­ских бо­гов и лю­дей.
Ес­ли пер­вое по­ко­ле­ние бо­гов оли­це­тво­ря­ет со­бой вы­де­ле­ние и еди­не­ние кос­ми­че­ско­го це­ло­го и пер­вич­ных кос­ми­че­ских об­ра­зо­ва­ний ту­ман­но­стей (Уран бес­пре­дель­ное не­бо), а вто­рое об­ра­зо­ва­ние кос­ми­че­ских тел: звезд и пла­нет (ти­та­ны – это воплощённые сти­хии, скла­ды­ваю­щие­ся в кос­ми­че­ские те­ла), то третье по­ко­ле­ние бо­гов бо­рет­ся с вы­пле­ска­ми хао­са, уже ско­ван­но­го по­кро­вом кос­ми­че­ской гар­мо­нии.
Эта­пы борь­бы Зев­са за гос­под­ство на Олим­пе от­ра­жа­ют эта­пы ми­ро­строи­тель­ст­ва. Чу­дес­ным об­ра­зом спа­сён­ный от от­ца и воз­му­жав­ший Зевс, то есть способный на со­зи­даю­щую ро­ль, вос­ста­ёт на сво­его ро­ди­те­ля ти­та­на Кро­на – оли­це­тво­ряю­ще­го сле­пые кос­ми­че­ские сти­хии. Зевс воз­глав­ля­ет борь­бу ми­ро­об­ра­зо­ва­тель­ных на­чал (ос­во­бо­ж­дён­ные им де­ти Кро­на) с хао­ти­че­ски­ми сти­хия­ми (ти­та­но­ма­хия – сра­же­ние ти­та­нов и олим­пий­цев). При­ме­ча­тель­но, что ми­ро­тво­ря­щее на­ча­ло ис­поль­зу­ет и мощь хао­ти­че­ских сти­хий: не­ко­то­рые ти­та­ны ста­но­вят­ся на сто­ро­ну бо­гов, на по­мощь Зев­су при­хо­дят и цик­ло­пы, вы­ко­вав­шие для не­го гро­мы и мол­нии. Пре­об­ра­зо­ва­тель­но ис­поль­зу­ет­ся мощь са­мых не­обуз­дан­ных и глу­бин­ных сти­хий зем­ли: Зевс ос­во­бо­ж­да­ет из недр зем­ли сто­ру­ких ве­ли­ка­нов.
Сю­жет ти­та­но­ма­хии опи­сы­ва­ет этап ми­ро­вой эво­лю­ции, ко­то­рый на со­вре­мен­ном на­уч­ном язы­ке выражается образом про­тоз­вёзд­но­го об­ла­ка, скла­ды­ваю­ще­го­ся в кос­ми­че­ские те­ла. От бит­вы бо­гов с ти­та­на­ми со­дро­га­ет­ся вся все­лен­ная и да­же глу­би­ны Тар­та­ра, – в ми­ро­об­ра­зо­ва­тель­ный про­цесс вовлечён пред­веч­ный ха­ос. Все ос­но­ва­ния ко­леб­лют­ся, ме­та­ют­ся мол­нии, гре­мит гром, кру­шат­ся го­ры, всё ох­ва­ты­ва­ет­ся ог­нём, аре­ну бит­вы по­кры­ва­ют об­ла­ка ды­ма и смра­да. Со­глас­но ми­фам, борь­ба с ти­та­на­ми бы­ла дол­гой и по­ло­же­ние бы­ло край­не не­ус­той­чи­во, всё мог­ло оп­ро­ки­нуть­ся в безд­ну не­бы­тия.
Соб­ст­вен­но, ти­тан – это об­раз са­мой не­ус­той­чи­во­сти, пе­ре­пле­те­ния бы­тия с не­бы­ти­ем, не­обуз­дан­но­сти сти­хии, ко­то­рая спо­соб­на в сле­пом по­ры­ве на со­зи­да­ние, но но­вый её всплеск раз­ру­ша­ет соб­ст­вен­ное тво­ре­ние (Крон, про­гла­ты­ваю­щий сво­их де­тей). Оче­вид­но, ти­та­ны, примк­нув­шие к Зев­су, оли­це­тво­ря­ют те по­ры­вы хао­ти­че­ской мо­щи, ко­то­рые твор­че­ски ис­поль­зу­ют­ся ми­ро­об­ра­зо­ва­тель­ным на­ча­лом. Ме­о­ни­че­ские же вспле­ски хао­са по­га­ша­ют­ся встреч­ной вол­ной та­ких же сти­хий, но про­мыс­ли­тель­но на­прав­ляе­мых ор­га­ни­зую­щим на­ча­лом: в борь­бе с хто­ни­че­ски­ми чу­до­ви­ща­ми (ро­ж­дён­ны­ми зем­лей, во­дой или вы­шед­ши­ми из зем­ли, на­хо­дя­щи­ми­ся в её не­драх – в пре­ис­под­ней); Зевс ис­поль­зу­ет мощь со­при­род­ных им по­ро­ж­де­ний Зем­ли цик­ло­пов, сто­ру­ких. На­ко­нец ти­та­ны как во­пло­ще­ние хао­ти­че­ской не­ус­той­чи­во­сти, низ­верг­ну­ты в мрач­ную безд­ну Тар­та­ра – про­стран­ст­во, на­хо­дя­щее­ся в са­мой глу­би­не кос­мо­са, ни­же Аида – цар­ст­ва мёрт­вых. На аре­не бит­вы ус­та­нав­ли­ва­ет­ся определённый кос­ми­че­ский по­ря­док. Сти­хии же хао­са от­ны­не кло­ко­чут в глу­би­нах ми­ро­зда­ния и ско­ва­ны бо­лее ор­га­ни­зо­ван­ны­ми сти­хия­ми (на стра­же ти­та­нов по­став­ле­ны сто­ру­кие).
В ми­фах под­чёр­ки­ва­ет­ся, что борь­ба с ти­та­на­ми бы­ла «очень дол­гой де­сять лет». Вспом­ним, что в а­ст­ро­фи­зи­ке циф­ра десять взя­та за точ­ку от­счёта ас­тро­но­ми­че­ско­го вре­ме­ни (103 лет, 107 лет). Мож­но за­ме­тить определённую аналогичность об­ра­зов нау­ки и ми­фо­ло­гии в опи­са­нии пер­вич­ных кос­мо­ло­ги­че­ских про­цес­сов. От­ры­вок из кни­ги «На пе­ред­нем крае ас­т­ро­фи­зи­ки» на­по­ми­на­ет вы­ше­опи­сан­ное в ми­фах столк­но­ве­ние и взаи­мо­про­ник­но­ве­ние раз­лич­ных хао­ти­че­ских сти­хий, и оформ­ле­ние пер­вич­ных кос­ми­че­ских объ­ек­тов (при­ме­ча­ния в скоб­ках мои. – В.А.):
«По­сле пер­во­на­чаль­но­го кол­лап­са (то есть мощ­но­го твор­че­ско­го ак­та, при­вед­ше­го в ка­та­ст­ро­фи­че­ское со­еди­не­ние сфе­ры, из­на­чаль­но и ан­та­го­ни­сти­че­ски разъ­е­ди­нён­ные, что и по­ло­жи­ло на­ча­ло даль­ней­шим про­цес­сам) и гид­ро­ди­на­ми­че­ских фаз (оче­вид­но, пер­во­на­чаль­но­го дви­жу­ще­жид­ко­ст­но­го со­стоя­ния, в ми­фо­ло­гии пред­став­лен­но­го об­ра­зом ти­та­на Океа­на, и в Биб­лии: «и Дух Бо­жий но­сил­ся над во­дою»), мо­ло­дой звёзд­ный объ­ект всё ещё глу­бо­ко погружён в по­ро­див­шие его об­ла­ка (в ми­фо­ло­гии это по­ро­ж­даю­щее ло­но на­зва­но Зем­лею-Ге­ей). Он на­хо­дит­ся внут­ри сво­его соб­ст­вен­но­го не­боль­шо­го плот­но­го пла­цент­но­го га­зопы­ле­во­го об­ла­ка, вхо­дя­ще­го в боль­шой ком­плекс тём­ных об­ла­ков (пер­вич­ные сти­хии уже определённым об­ра­зом оформ­ле­ны и вы­де­лен центр, из ко­то­ро­го ис­хо­дят им­пуль­сы пре­об­ра­зую­щей упо­ря­до­чен­но­сти). На ран­ней ста­дии у мо­ло­до­го звёзд­но­го объ­ек­та воз­ни­ка­ет силь­ный звезд­ный ве­тер (смут­ное пред­став­ле­ние о тво­ря­щем на­ча­ле – Ду­хе Бо­жи­ем)… Это­го вет­ра, ве­ро­ят­но, дос­та­точ­но, что­бы при­ос­та­но­вить даль­ней­шую ак­кре­цию га­за и пы­ли из про­тоз­вёзд­но­го об­ла­ка (то есть при­ос­та­но­вить са­мо­про­из­воль­ное распыление ве­ще­ст­ва). В слу­чае мас­сив­ных звёзд бо­лее важ­ным для пре­кра­ще­ния ак­кре­ции ока­зы­ва­ет­ся, воз­мож­но, дав­ле­ние из­лу­че­ния, а не звезд­ный ве­тер… На пер­вых ста­ди­ях это­го про­цес­са свет толь­ко что воз­ник­шей звез­ды “про­са­чи­ва­ет­ся” че­рез не­боль­шие раз­ры­вы в пла­цент­ном об­ла­ке и ос­ве­ща­ет сгу­ст­ки ве­ще­ст­ва тём­но­го об­ла­ка (всё бо­лее вы­кри­стал­ли­зо­вы­ваю­щее­ся и во­пло­щаю­щее­ся све­то­нос­ное на­ча­ло ак­тив­но воз­дей­ст­ву­ет на инерт­ную мас­су хао­ти­че­ско­го ве­ще­ст­ва)… На­ча­ло звез­до­об­ра­зо­ва­ния в га­лак­ти­че­ском мас­шта­бе вы­зы­ва­ет­ся про­хо­ж­де­ни­ем га­за дис­ка че­рез гра­ви­та­ци­он­ное воз­му­ще­ние в этом дис­ке, ко­то­рое на­зы­ва­ют вол­ной плот­но­сти. Ко­гда газ встре­ча­ет­ся со спи­раль­ной вол­ной плот­но­сти, воз­ни­ка­ют удар­ные вол­ны, газ сжи­ма­ет­ся и, воз­мож­но, об­ра­зу­ет ком­плек­сы тём­ных об­ла­ков, а позд­нее звез­ды…» и т.д. и т.п.
Раз­лич­ны­ми на­уч­ны­ми шко­ла­ми кос­мо­ло­ги­че­ские про­цес­сы мо­гут опи­сы­вать­ся раз­ны­ми по­ня­тия­ми, кон­цеп­ции бу­дут сме­нять од­на дру­гую, но па­ра­диг­ма­ми – ис­ход­ны­ми об­раз­ца­ми, при­ме­ра­ми по­доб­ных пред­став­ле­ний впол­не мо­гут слу­жить об­ра­зы гре­че­ской ми­фо­ло­гии. От­ме­тим, кста­ти, вы­ну­ж­ден­ную ми­фо­по­доб­ность не­ко­то­рых ка­те­го­рий «на­уч­ной» кос­мо­ло­гии, например, звёзд­ный ве­тер. Но па­рал­ле­лизм кос­мо­ло­ги­че­ских об­ра­зов ми­фо­ло­гии и нау­ки об­ры­ва­ет­ся на са­мом ин­те­рес­ном мес­те. На ка­ком-то эта­пе на­уч­ный взор от­ка­зы­ва­ет­ся ид­ти да­лее вглубь ре­аль­но­сти. В кни­ге, оза­глав­лен­ной «На пе­ред­нем крае ас­т­ро­фи­зи­ки» учёные по­сле­до­ва­тель­но рас­пи­сы­ва­ют­ся в прин­ци­пи­аль­ной по­зи­ти­ви­ст­ской ог­ра­ни­чен­но­сти на­уч­ной кар­ти­ны ми­ро­об­ра­зо­ва­ния:
«Де­та­ли про­цес­са об­ра­зо­ва­ния об­ла­ка, те­п­ло­во­го ба­лан­са и по­ля ско­ро­стей в об­ла­ке, а так­же ме­ха­низм, оп­ре­де­ляю­щий спектр раз­ме­ров фраг­мен­тов, ещё не впол­не яс­ны. Не­яс­ны и фак­то­ры, оп­ре­де­ляю­щие эф­фек­тив­ность звёз­до­об­ра­зо­ва­ния в ро­ди­тель­ских ком­плек­сах об­ла­ков… Мы на­хо­дим­ся в поч­ти пол­ном не­ве­де­нии от­но­си­тель­но тех фак­то­ров, ко­то­рые ока­зы­ва­ют влия­ние на сжа­тие об­ла­ка и фраг­мен­та­цию…» (вы­де­ле­но мною. – В.А.).
Дру­ги­ми сло­ва­ми, не яс­ны ни фун­да­мен­таль­ные ос­но­ва­ния, ни сущ­ность про­ис­хо­дя­щих про­цес­сов, не­по­нят­ны мно­гие де­та­ли на­блю­дае­мо­го яв­ле­ния. В пол­ном не­ве­де­нии учёные ока­зы­ва­ют­ся от­но­си­тель­но ми­ро­тво­ря­ще­го и жиз­не­под­ви­гаю­ще­го на­ча­ла. Так и должно быть, ибо нау­ка не стре­мит­ся по­нять смысл ми­ро­вой эво­лю­ции, ис­ход­ные её на­ча­ла и цель, но пред­ла­га­ет блед­ные штри­хи от­дель­ных фраг­мен­тов. Ес­ли нау­ка пы­та­ет­ся уви­деть кон­крет­ные де­та­ли кос­ми­че­ско­го про­цес­са, то ми­фо­ло­гия со­хра­ня­ет кра­соч­ный образ це­ло­го, и, глав­ное, до­но­сит до нас об­ра­зы смы­слов бы­тия.
Древ­няя ан­тро­по­го­ни­че­ская ми­фо­ло­гия яв­ля­ет­ся по от­но­ше­нию к со­вре­мен­ной нау­ке про­об­ра­зом, а её язык – ме­та­язы­ком (на ос­но­ва­нии смы­слов ко­то­ро­го про­ис­хо­дит рас­смот­ре­ние дру­гих язы­ков) по от­но­ше­нию к язы­ку нау­ки. Если познание ставит перед собой цель созерцать сущность реальности, то оно долж­но не толь­ко анализировать эм­пи­ри­че­ски на­блю­дае­мые фак­ты, но и апел­ли­ро­вать к ос­но­ва­ни­ям че­ло­ве­че­ской па­мя­ти. Че­ло­век как мик­ро­косм несёт в се­бе энергию и формы кос­ми­че­ской эво­лю­ции. Истинное познание должно про­бу­ж­дать в че­ло­ве­ке сво­его ро­да «ген­ную» ду­хов­ную па­мять о ре­шаю­щих уз­лах ми­ро­со­зи­дания, в ко­то­рых ка­ж­дая ду­ша при­ни­мает не­по­сред­ст­вен­ное уча­стие. Древ­няя ми­фо­ло­гия по­зво­ляет учёному открыться общечеловеческой па­мя­ти о на­ча­ле ми­ро­зда­ния.


четверг, 18 января 2018 г.

О ВЕЧНОЙ ЖЕНСТВЕННОСТИ И ЛЮБВИ



Женское начало носитель жизненных потенций, мужское же начало – активное, деятельное. Поэтому жен­щи­на из­на­чаль­но со­дер­жа­тель­нее муж­чи­ны. Она пре­ис­пол­не­на жиз­нью, ни­че­му не слу­жа то­таль­но, ни­че­му пол­но­стью не при­над­ле­жа (кро­ме как воз­люб­лен­но­му), в то же вре­мя она всему открыта. Ми­мо­лет­ный взгляд, лег­кое по­пут­ное ка­са­ние ко­гда-ни­будь всплы­ва­ет как глу­бо­ко пе­ре­жи­тое, про­чув­ст­во­ван­ное до су­ти. Если нежно приобщиться к душевному миру женщины, то могут открыться та­кие пе­ре­жи­ва­ния, со­стоя­ния и мыс­ли, ко­то­рые, ка­за­лось бы, не име­ют ис­точ­ни­ка в её жиз­нен­ном опы­те. Жен­щи­на су­ще­ст­ву­ет экс­та­ти­че­ски вы­хо­дя за соб­ст­вен­ные пре­де­лы: одновременно и здесь и там, и вхо­дит в мир, и вне его. Многое из того, что муж­чи­на дос­ти­га­ет на­пря­жё­нной работой, жен­щи­не при­су­ще по ес­те­ст­ву.
Жен­ские по­лу­дрё­ма и грё­зы при­кры­ва­ют глу­бин­ные пре­вра­ще­ния. Жен­ский опыт ока­зы­ва­ет­ся боль­шей ча­стью со­кры­тым и мо­жет от­крыть­ся толь­ко лю­бов­но­му, но не рав­но­душ­но­му или снис­хо­ди­тель­но­му муж­ско­му взгля­ду. Жен­ст­вен­но­сти свой­ст­вен­на сво­его ро­да за­об­раз­ность. Не­пре­рыв­но ме­няю­щие­ся об­лик и об­раз по­ве­де­ния не пус­тые мас­ки, а зар­ни­цы глу­бо­ких ду­шев­ных пре­вра­ще­ний. Жен­щи­на глу­бин­нее и сво­бод­нее муж­чи­ны в той сте­пе­ни, в ка­кой ме­нее ин­ди­ви­дуа­ли­зи­ро­ва­на.  Жен­щи­на по­то­му и ме­ня­ет так лег­ко свой об­лик и от­да­ёт­ся внеш­ней фор­ме, что сущ­ность её сво­бод­на в том смыс­ле, что не име­ет стро­гой внут­рен­ней фор­мы.
Подлинно творческий акт объединяет в себе мужское и женское начала, ибо собственно творчество есть деятельное преобразование, оформление (исходящее от мужского) материи (носителем потенций которой является женское). Поэтому муж­чи­на слу­жи­тель, в том чис­ле и пред веч­ной жен­ст­вен­но­стью. Жен­щи­на же ал­тарь слу­же­ния, по­это­му ес­те­ст­вен культ жен­ст­вен­но­сти. Мис­сия муж­чи­ны в том, что­бы в люб­ви и че­рез лю­бовь, че­рез со­еди­не­ние сер­дец дать вы­ход внут­рен­не­му на­пря­же­нию жен­ско­го на­ча­ла, офор­мить его, в том чис­ле и в твор­че­ст­ве. Ци­низм и вы­со­ко­ме­рие по от­но­ше­нию к жен­щи­не ума­ля­ют дос­то­ин­ст­во муж­чи­ны. Культ же пре­крас­ной жен­ст­вен­но­сти и слу­же­ние жен­щи­не воз­ве­ли­чи­ва­ют мужчину.
Жен­щи­на хра­ни­тель­ни­ца и да­ри­тель­ни­ца жиз­нен­ных со­кро­вищ ин­туи­ций не­по­сред­ст­вен­но­го по­сти­же­ния идеа­ла. Рас­по­ря­ди­тель жиз­нен­ных средств муж­чи­на, и от­то­го, как он ими рас­по­ря­дит­ся, бу­дет оп­ре­де­лять­ся все­кос­ми­че­ская судь­ба. Муж­чи­на в от­ве­те за это пе­ред Бо­гом. Муж­чи­на ре­ша­ет, во­пло­ща­ет и от­ве­ча­ет. Но плод он дол­жен по­лу­чить из рук жен­щи­ны как сво­бод­ный лю­бов­ный дар, а не как за­вое­ван­ное и узур­пи­ро­ван­ное. В этом пер­вое ус­ло­вие ис­тин­но­сти вся­ко­го вы­бо­ра и дей­ст­вия. И здесь ис­точ­ник тра­ги­че­ских за­блу­ж­де­ний куль­ту­ры, ци­ви­ли­за­ции, ис­то­рии.
Муж­чи­на де­ла­тель на аре­не ис­то­рии. Но дея­тель­ность мо­жет стать творческой толь­ко при осу­ще­ст­в­ле­нии муж­чи­ной мис­сии кос­ми­че­ско­го ры­цар­ст­ва. Бла­го­склон­ный взгляд Пре­крас­ной Да­мы ос­ве­ща­ет по­ле под­ви­гов ры­ца­ря. Её при­сут­ст­вие в ка­ж­дом мгно­ве­нии и в ка­ж­дом по­ступ­ке ис­точ­ник сил и обя­за­тель­ное ус­ло­вие ис­пол­не­ния ры­ца­рем мис­сии за­щит­ни­ка, ох­ра­ни­те­ля и со­зи­да­те­ля. Вне жен­ско­го на­ча­ла или во­пре­ки ему доб­ле­ст­ные ла­ты за­щит­ни­ка об­ра­ща­ют­ся в мерт­вен­ный панцирь ду­ши, и муж­чи­на ста­но­вит­ся не ры­ца­рем-ох­ра­ни­те­лем и твор­цом, а раз­бой­ни­ком раз­ру­ши­те­лем кос­ми­че­ско­го по­ряд­ка.
По­тен­ци­аль­ность и пас­сив­ность при­ро­ды жен­щи­ны оз­на­ча­ет, что она не пред­на­зна­че­на к су­гу­бо дея­тель­ной, функ­цио­наль­ной ро­ли. Но лож­ный ход ис­то­рии на­вя­зы­ва­ет ей функ­цио­ни­ро­ва­ние, к ко­то­ро­му она ока­зы­ва­ет­ся не­под­го­тов­лен­ной по сво­ему ес­те­ст­ву. Муж­чи­на, бу­ду­чи при­ро­ж­ден­ным дея­те­лем, спо­со­бен ос­та­вать­ся от­стра­нён­ным и не ото­жде­ст­в­ля­ет­ся с функ­ци­ей служ­бы, в чем ус­ло­вие её пло­до­твор­но­сти. Жен­щи­на же то­нет всем сво­им су­ще­ст­вом в дея­тель­но­сти лю­бо­го ро­да, в ко­то­рую она ока­за­лась втя­ну­та во мно­гом по ви­не муж­чи­ны. Жен­щи­на не ро­ж­де­на управ­лять об­ще­ст­вен­ной, тех­ни­че­ской, се­мей­ной или иной сис­те­мой. От­то­го так страш­ны и без­жа­ло­ст­ны (но и жал­ки) жен­щи­ны при ка­кой-ли­бо служ­бе стрем­ле­нии ис­пол­нить функ­цию.
Со­вре­мен­ная ци­ви­ли­за­ция во мно­гом соз­да­на при по­дав­ле­нии жен­ской при­ро­ды. Обор­ва­на связь не только с источниками духовности, но и с инстанцией не­се­ния пло­ти. Че­ло­век-муж­чи­на за­ко­вал зем­лю в сталь, рвёт­ся под зем­лю, в кос­мос, го­тов рас­ще­пить ос­но­вы ми­ро­зда­ния, вне­дрить­ся в ха­ос, толь­ко что­бы сбе­жать от тяг­чай­ше­го бре­ме­ни муж­чи­ны-твор­ца.
Муж­чи­на гор­дит­ся тем, что твор­цы толь­ко муж­чи­ны и что су­ще­ст­ву­ет толь­ко муж­ская куль­ту­ра. Он не хо­чет за­ме­чать то­го, что жен­щи­на боль­ше по­гру­же­на в экс­та­ти­че­ское. Да и куль­ту­ра не муж­ская, а му­же­ско-жен­ская. Муж­ская мис­сия ис­пол­ни­ма толь­ко, по­сколь­ку она со­вме­ст­на с жен­ской и пред­сто­ит пе­ред нею, рав­но как и на­обо­рот. У ка­ж­до­го на­ча­ла своё пред­на­зна­че­ние, но ис­пол­не­ние его воз­мож­но толь­ко со­вме­ст­но. Жен­ское рас­кры­ва­ет­ся и ода­ря­ет толь­ко по муж­ско­му зо­ву. Муж­ское со­зи­да­ет и оформ­ля­ет толь­ко в свя­зи с жен­ским. В ис­то­ри­че­ской куль­ту­ре чис­то и ис­клю­чи­тель­но муж­ско­го столь­ко, сколь­ко в ней лож­но­го.
«В жен­ской по­ло­ви­не че­ло­ве­че­ско­го ро­да за­клю­че­ны ве­ли­кие си­лы, во­ро­чаю­щие ми­ром. Толь­ко не по­ня­ты, не при­зна­ны, не воз­де­ла­ны они, ни ими са­ми­ми, ни муж­чи­на­ми, и по­дав­ле­ны, гру­бо за­топ­та­ны или при­свое­ны муж­ской по­ло­ви­ной, не умею­щей ни вла­деть эти­ми ве­ли­ки­ми си­ла­ми, ни ра­зум­но по­ви­но­вать­ся им, от гор­до­сти. А жен­щи­ны, не уз­на­вая сво­их при­род­ных и за­кон­ных сил, втор­га­ют­ся в об­ласть муж­ской си­лы и от это­го вза­им­но­го за­хва­та вся не­уря­ди­ца» (И.А. Гон­ча­ров).




Лю­бовь это встре­ча сер­дец на не­бе­сах, при­хо­дя­щая на зем­лю со­при­ча­сти­ем, сожи­тием, со­рас­кры­ти­ем друг дру­гу. Это лю­бов­ное со­еди­не­ние душ и тел воз­люб­лен­ных. «Тай­на люб­ви в том, что она свя­зы­ва­ет ве­щи, ка­ж­дая из ко­то­рых, как та­ко­вая, мог­ла бы су­ще­ст­во­вать и, всё же, не су­ще­ст­ву­ет и не мо­жет су­ще­ст­во­вать без дру­гой» (Ф. Шел­линг). Акт люб­ви не де­лит­ся, а целостно при­сут­ст­ву­ет в ка­ж­дом мгно­ве­нии. Во взгля­де, при­кос­но­ве­нии, со­вме­ст­ном при­сут­ст­вии в бы­тии, в со­вме­ст­ном ухо­де от су­ще­го во всём этом пол­но­та люб­ви. Лю­бовь всё жи­во­тво­рит. В ин­тим­ной бли­зо­сти лю­бя­щих серд­ца со­еди­ня­ют­ся и ду­ши трепещут. Лю­бовь это пол­но­та встре­чи лич­но­стей. На не­бе от­ра­жа­ет­ся не штамп го­су­дар­ст­ва и да­же не вен­ча­ние. Сам факт люб­ви из дру­гих ми­ров и от­ра­жён на не­бе­сах. По-на­стоя­ще­му са­кра­лен толь­ко акт люб­ви.
Лю­бовь це­ло­куп­ная встре­ча-дар-от­да­ва­ние: ду­хом, ду­шой и те­лом, ко­гда серд­ца со­при­кос­ну­лись. Лю­бовь не толь­ко чув­ст­во, но и но­вый мо­дус лич­но­сти новый спо­соб су­ще­ст­во­ва­ния, вид и ха­рак­тер бы­тия. В люб­ви лич­ность впер­вые про­сы­па­ет­ся как та­ко­вая. Час­тич­ное не есть лю­бовь. Лю­бовь связь, но не толь­ко по­ло­вая, со­еди­не­ние, но не толь­ко душ, от­кро­ве­ние не толь­ко друг другу, а со­вме­ст­но пред ли­цом Бо­га и к ми­ру. Ко­гда час­тич­ное, оп­рав­дан­ное са­мо по се­бе, пре­тен­ду­ет на подмену люб­ви это ис­ка­же­ние подлинной при­ро­ды. По­ло­вые от­но­ше­ния без люб­ви во имя дол­га или по­хо­ти - толь­ко встре­ча без­ли­ких по­лов: се­рая, буд­нич­ная, вы­хо­ла­щи­ваю­щая. Ко­гда же по­ло­вая страсть всецело захватывает че­ло­ве­ка, то чем она силь­нее, тем из­вра­щен­нее, па­то­ло­гич­нее (секс).
Не мо­жет за­ме­нить люб­ви и ду­шев­ная бли­зость, и ду­хов­ное един­ст­во, которые са­ми по се­бе спо­соб­ны соз­да­вать тё­п­лые и уют­ные угол­ки в су­щем. Но без люб­ви на них ле­жит пе­чать без­бла­го­дат­но­сти. Лю­бовь на земле являет зарницы со­вер­шенства: «…ко­гда же на­ста­нет со­вер­шен­ное, то­гда то, что от­час­ти, пре­кра­тит­ся» (1 Кор. 13,10). Она внут­ри и за всем этим, из глу­би­ны лич­но­сти и в глу­би­не её. Лю­бовь ин­тим­на глу­бо­ко лич­на, со­кро­вен­на. И не по­то­му, что по­стыд­на хоть в ка­ком-ни­будь про­яв­ле­нии. Лю­бов­ная связь тай­на для ми­ра се­го и скры­та от его на­зой­ли­вых глаз. Ес­ли есть лю­бовь, то суть её тай­на двух, и её не тре­бу­ет­ся скры­вать тай­на и так та­ин­ст­вен­на и со­кры­та. На­стоя­щая лю­бовь ухо­дит от глаз, и не по­то­му что сты­дит­ся она вы­хо­дит в дру­гое из­ме­ре­ние. Все­по­гло­щаю­щая стыд­ли­вость сим­птом уга­са­ния люб­ви. От­то­го так раз­дра­жа­ет буд­нич­но­го че­ло­ве­ка ино­мир­ность влюб­лен­ных, ко­то­рая пе­ред ли­цом обы­ден­ных норм вы­гля­дит бес­стыд­ст­вом.
Тай­на люб­ви в том, что в лич­но­ст­ной встре­че ин­ди­ви­ду­аль­ное не сти­ра­ет­ся, а уг­луб­ля­ет­ся и рас­кры­ва­ет­ся. Мое «Я» в лю­бов­ном «Мы» не от­ме­ня­ет­ся об­щим, но кри­стал­ли­зу­ет­ся. Воз­люб­лен­ный, лю­бя лю­бим. Всё про­яс­ня­ет­ся в чис­то­те сво­ей при­ро­ды. Муж­ское даёт и бе­рёт, жен­ское ода­ря­ет и по­лу­ча­ет. Жен­ское со­уча­ст­ву­ет, муж­ское ре­ша­ет и от­ве­ча­ет. Доб­ро­та до­б­ре­ет. Кра­со­та рас­цве­та­ет. В люб­ви всё об­ре­та­ет свою пред­на­зна­чен­ность: дух от­кры­ва­ет­ся и нис­хо­дит, ду­ша рас­кры­ва­ет объ­я­тия и, со­гре­ва­ясь, со­гре­ва­ет, в те­ле пре­об­ра­жа­ет­ся плоть. Лю­бовь дар Бо­жий, дар, ко­то­рый, ра­дуя, и обя­зы­ва­ет, тре­бу­ет тру­да и на­пря­же­ния.
Лю­бовь это со­уча­стие и со­жи­тие душ в ми­ру и пе­ред веч­но­стью, со­вме­ст­ная ра­дость бы­тия и со­вме­ст­ное не­се­ние су­ще­го. Моя жиз­нен­ная но­ша перестаёт быть толь­ко мо­ей, но и судь­ба воз­люб­лен­но­го от­зы­ва­ет­ся в моём серд­це. Бы­тий­ность все­го воз­рас­та­ет, что на­де­ля­ет бременем ответственной жизни. Лю­бовь это твор­че­ст­во, сла­до­ст­ное, но и тяг­чай­шее твор­че­ст­во, в ко­то­ром создаётся не­что не­по­вто­ри­мое и ни­ко­гда не быв­шее.
Лю­бовь ин­ди­ви­ду­аль­на, лич­но­ст­на, но не эгои­стич­на. Лю­бовь рас­ши­ря­ет го­ри­зон­ты сознания, утон­ча­ет чув­ст­ва, уг­луб­ля­ет и ус­лож­ня­ет ду­шу. Влюб­лён­ный из­лу­ча­ет лю­бовь и ода­ря­ет ею. Воз­люб­лен­ный от­крыт и от­зы­ва­ет­ся лю­бо­вью. Ибо «лю­бовь дол­го­тер­пит, ми­ло­серд­ст­ву­ет, лю­бовь не за­ви­ду­ет, лю­бовь не пре­воз­но­сит­ся, не гор­дит­ся, не бес­чин­ст­ву­ет, не ищет сво­его, не раз­дра­жа­ет­ся, не мыс­лит зла, не ра­ду­ет­ся не­прав­де, а со­ра­ду­ет­ся ис­ти­не; всё по­кры­ва­ет, все­му ве­рит, все­го на­де­ет­ся, всё пе­ре­но­сит» (1 Кор. 13, 4-7).
«…Бог есть лю­бовь» (1 Ин. 4, 8), и че­ло­ве­че­ская лю­бовь упо­доб­ле­ние Божественной любви, более того, про­рыв в ло­но Бо­же­ст­вен­ной люб­ви. Че­рез лю­бовь ис­пол­ня­ет­ся всё, и то, что не есть лю­бовь: «…лю­бовь есть ис­пол­не­ние за­ко­на» (Рим. 13,1 0). Спол­на по­нять мож­но толь­ко то, что лю­бишь. Лю­бовь ожив­ля­ет и ис­тин­но вы­страи­ва­ет цен­но­сти. Не лю­бовь во имя че­го-ли­бо, а всё во имя люб­ви. Всё су­щее в ми­ре и сам мир из Бо­же­ст­вен­ной люб­ви и во имя её. И по­то­му всё цен­но, толь­ко по­сколь­ку есть в этом и при этом лю­бовь: «Ес­ли я го­во­рю язы­ка­ми че­ло­ве­че­ски­ми и ан­гель­ски­ми, а люб­ви не имею, то я медь зве­ня­щая или ким­вал зву­ча­щий. Ес­ли имею дар про­ро­че­ст­ва, и знаю все тай­ны, и имею вся­кое по­зна­ние и всю ве­ру, так что мо­гу и го­ры пе­ре­став­лять, а не имею люб­ви, то я ни­что. И ес­ли я раз­дам всё име­ние моё и от­дам те­ло моё на со­жже­ние, а люб­ви не имею, нет мне в том ни­ка­кой поль­зы» (1 Кор. 13, 1-3).
Лю­бовь ис­точ­ник все­го, веч­ная ос­но­ва и ко­неч­ная цель в бы­тии: «Лю­бовь ни­ко­гда не пе­ре­ста­ёт, хо­тя и про­ро­че­ст­ва пре­кра­тят­ся, и язы­ки умолк­нут, и зна­ние уп­разд­нит­ся» (1 Кор. 13, 8). Лю­бовь это бре­мя, ко­то­рое не­лег­ко вы­не­сти, по­то­му от не­го так час­то от­ка­зы­ва­ют­ся, сбе­га­ют в под­ме­ну и в из­вра­ще­ние, в неузнавание или из­бие­ние люб­ви. Истинно го­во­рить о люб­ви можно только любя лю­бовь. Мно­гие го­во­ри­ли о люб­ви, ненавидя любовь, сты­дясь или из­го­няя все её признаки. От­сю­да на стра­ни­цах, по­свя­щен­ных те­ме люб­ви, так ма­ло люб­ви. Чув­ст­во ис­ти­ны без люб­ви не­из­беж­но из­ме­ня­ет твор­цу. Как го­во­ри­ла ге­рои­ня ро­ма­на Дос­то­ев­ско­го, тут толь­ко од­на спра­вед­ли­вость, а нет люб­ви, следовательно, нет и спра­вед­ли­во­сти.

В этом смыс­ле ха­рак­те­рен при­мер Льва Ни­ко­лае­ви­ча Тол­сто­го, ко­то­рый не по­ни­мал и по су­ще­ст­ву не при­зна­вал лю­бовь. Бу­ду­чи на­ту­рой стра­ст­ной, он от­да­вал­ся силь­но­му плотскому вле­че­нию, затем ис­пы­ты­вал чув­ст­во брезг­ли­во­сти и сты­да, гро­мо­глас­но рас­каи­вал­ся, ис­кал ви­нов­ных вовне, и на­хо­дил в по­роч­ной жен­ской по­ро­де. Это не­по­сле­до­ва­тель­ность из-за под­ме­ны люб­ви стра­стью, Тол­сто­му, су­дя по все­му, не бы­ло из­вест­но чув­ст­во люб­ви. В его про­из­ве­де­ни­ях по­ло­жи­тель­ные от­но­ше­ния ме­ж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной су­ще­ст­во­ва­ли толь­ко как фор­ма про­дол­же­ния ро­да. Это от­но­ше­ния не лич­но­стей, а обез­ли­чен­ных ро­до­вых ин­ди­ви­дов.
Ис­точ­ник по­доб­но­го жиз­не­чув­ст­вия во всепоглощающем се­бя­лю­бии. Из­на­чаль­но эго­изм это за­щит­ная по­за, от­каз от пол­но­ты бы­тия. Не нам су­дить, по­че­му это про­изош­ло: или по­то­му, что бре­мя ли­те­ра­тур­но­го твор­че­ст­ва тре­бо­ва­ло всех сил, или ка­кой-ли­бо из­на­чаль­ный ис­пуг, или эле­мен­тар­ная тя­га к ду­шев­но­му ком­фор­ту. Но вид­но, ка­ки­ми опус­то­ши­тель­ны­ми по­след­ст­вия­ми чре­ват от­каз от бре­ме­ни люб­ви, а зна­чит, и бре­ме­ни бы­тия. Лю­бовь ко мно­го­му обя­зы­ва­ет. Не ума­ляя се­бя при­нять не своё, ощу­тить его как род­ное, близ­кое, ин­тим­но с то­бой со­еди­нён­ное. Это и долг и от­вет­ст­вен­ность, пред­по­ла­гаю­щие вы­ход из се­бя­лю­бия. У Льва Ни­ко­лае­ви­ча воз­ни­ка­ет по­рыв силь­ной на­ту­ры, бро­са­ет в объ­я­тия силь­но­го чув­ст­ва, но без то­ков люб­ви ос­та­ёт­ся самопоедающая страсть.
Со­пут­ст­вую­щее чув­ст­во сты­да двой­ст­вен­но. С од­ной сто­ро­ны, в нём про­яв­ля­ет­ся ощу­ще­ние не­ис­тин­но­сти, под­ме­ны люб­ви. Но в то же вре­мя это чув­ст­во ги­пер­тро­фи­ру­ет­ся стрем­ле­ни­ем при­крыть при­чи­ну под­ме­ны. За­щит­ная ре­ак­ция: сты­жусь зна­чит ощу­щаю грех и тем са­мым уже как бы тя­нусь к до­б­ру. Бо­лез­нен­ное пе­ре­жи­ва­ние ин­три­ги стра­сти ис­ка­жа­ет и соз­на­ние: ус­та­нов­ка на по­иск ви­нов­ных в соб­ст­вен­ном про­ступ­ке, по­пыт­ка ком­пен­са­ции сво­ей сла­бо­сти уни­же­ни­ем дру­го­го. Ви­нов­на по­роч­ная жен­ская при­ро­да, ко­то­рая есть по­тен­ция зла и ис­точ­ник со­блаз­на. От­сю­да из­вра­щён­ное по­ни­ма­ние жен­ской, но и муж­ской пред­на­зна­чен­но­сти. Жен­ская жес­то­ко при­ни­жа­ет­ся до обез­ли­чен­ной сти­хии. Муж­ская ис­ка­жа­ет­ся пан­му­же­ским ком­плек­сом.
Грех осоз­на­ет­ся пе­ред ли­цом долж­но­го. Но­во­за­вет­ная нрав­ст­вен­ность не сво­дит­ся к би­че­ва­нию пло­ти и ос­но­ва­на на люб­ви, пре­об­ра­жаю­щей плоть. Тот же им­пульс, ко­то­рый не по­зво­ля­ет при­нять пол­но­ту Бо­го­во­пло­ще­ния во­пло­ще­ния Бо­га в че­ло­ве­ке, пре­об­ра­же­ния зем­но­го не­бес­ным, плот­ско­го ду­хов­ным, дик­ту­ет Л.Н. Тол­сто­му соз­да­ние но­вой «нрав­ст­вен­но­сти» и да­же «ре­ли­гии» тол­стов­ст­ва. Этот при­мер по­ка­зы­ва­ет, что от­каз от пол­но­ты люб­ви, ко­то­рая яв­ля­ет­ся про­свет­ляю­щим да­ром, но и ве­ли­ким бре­ме­нем ут­вер­жде­ния бы­тия, фанатизирует жиз­не- и ду­хо­вос­прия­тие.


четверг, 4 января 2018 г.

ГИБЕЛЬ БОГОВ НАТУРАЛИЗМА Часть 25. Ин­тен­ция гре­че­ской ми­фо­ло­гии






Кни­га Бы­тия Биб­лии кри­стал­ли­зу­ет ду­хов­ную па­мять че­ло­ве­че­ст­ва и в­во­дит во вре­мя внут­ри­твор­че­ское – вре­мя со­вер­ше­ния ми­ро­со­зи­даю­щих ак­тов. Это под­твер­жда­ет­ся тем, что Пя­ти­кни­жие Мои­сее­во за­пи­са­но в бо­лее позд­ние вре­ме­на, чем боль­шин­ст­во книг про­ро­ков. Древ­ней­шее ска­за­ние в мо­мент его за­пи­си рас­кры­ло но­вые смыс­лы, об­рат­ная пер­спек­ти­ва ми­фо­ло­гии об­ра­ща­ет взор к на­ча­лам и по­гру­жа­ет его в ос­но­ва­ния ми­ро­зда­ния.
В кни­ге Бы­тия наи­бо­лее глу­бо­ко и пол­но опи­са­но пред­на­ча­ло ми­ра, че­ло­ве­ку от­кры­ва­ет­ся Бог как Тво­рец не­ба и зем­ли, ак­тив­ное На­ча­ло и Соз­да­тель все­го. В гре­че­ской же ар­хаи­ке (счи­таю­щей­ся наи­бо­лее раз­ра­бо­тан­ной ми­фо­ло­ги­че­ской кар­ти­ной ми­ра) об­раз Еди­но­го Твор­ца толь­ко смут­но пре­до­щу­ща­ет­ся: ис­тин­ным вла­сти­те­лем су­деб лю­дей, ге­ро­ев, а так­же и мо­гу­ще­ст­вен­ных бо­гов ока­зы­ва­ет­ся стоя­щий за сце­ной ми­ро­вой дра­мы все­вла­ст­ный Рок.
В «Ме­та­мор­фо­зах» Ови­дия (наи­бо­лее позд­нем и об­ра­бо­тан­ном ва­ри­ан­те олим­пий­ской ми­фо­ло­гии) твор­че­ское на­ча­ло ми­ро­зда­ния вы­де­ля­ет­ся, но ещё не впол­не определённо: «Бог и при­ро­ды по­чин раз­до­ру ко­нец по­ло­жи­ли», – пер­во­твор­че­ские функ­ции по­де­ле­ны ме­ж­ду бо­гом и при­ро­дой. Твор­че­ское на­ча­ло не толь­ко дво­ит­ся, но и са­мо по се­бе из­вест­но как не­что не­из­вест­ное: «…бог не­кий ка­кой не­из­вест­но мас­су по­том раз­де­лил…».
Толь­ко в пла­то­нов­ском идеа­лиз­ме гре­че­ская куль­ту­ра воз­вы­ша­ет­ся до опо­зна­ния аб­со­лют­но­го твор­че­ско­го на­ча­ла бы­тия: Еди­но­го, Са­мо­то­ж­де­ст­вен­но­го, Не­из­мен­но­го Де­ми­ур­га. Но со­кра­тов­ско-пла­то­нов­ская фи­ло­со­фия вы­рос­ла во мно­гом как оп­по­зи­ция на­род­ной – олим­пий­ской ре­ли­гии. Опять же, по внут­ри­твор­че­ско­му вре­ме­ни позд­ней­ший Ови­дий пред­ше­ст­ву­ет пла­то­низ­му.
Та­ким об­ра­зом, в Биб­лии в пер­вых кни­гах Бы­тия вы­ра­жен за­мы­сел Твор­ца, соз­да­ние пер­во­об­ра­зов, их акт сво­бод­но­го са­мо­по­ла­га­ния к бы­тию. Гре­че­ские же ар­хаи­че­ские ми­фы со­сре­до­то­чены на на­ча­ле ис­то­рии ми­ро­зда­ния. В них фик­си­ру­ет­ся на­ча­ло взаи­мо­дей­ст­вия с хао­сом, от­но­ше­ние хао­ти­че­ских сти­хий к твор­че­ско­му ак­ту. Взор гре­че­ско­го ми­фо­твор­че­ско­го соз­на­ния ос­та­нав­ли­ва­ет­ся на пер­вич­ных про­цес­сах пре­об­ра­же­ния хао­са зем­ли в гар­мо­нич­ный кос­мос, ду­хов­ная па­мять гре­ков на­чи­на­ет­ся с ше­ве­ле­ния хао­са. Да­лее вглубь тео­го­нии – внут­ри­бо­же­ст­вен­ных про­цес­сов – взор не про­ни­ка­ет, и по­то­му в гре­че­ской ми­фо­ло­гии в на­ча­ле су­ще­ст­во­вал толь­ко веч­ный, без­гра­нич­ный, тёмный ха­ос:

«Лик был при­ро­ды един на всей ши­ро­те ми­ро­зда­нья,
Хао­сом зва­ли его, не­член­ной и гру­бой гро­ма­дой,
Бре­ме­нем кос­ным он был, и толь­ко, где со­б­ра­ны бы­ли
Свя­зан­ных сла­бо ве­щей се­ме­на раз­но­сущ­ные вку­пе».
(Ови­дий «Ме­та­мор­фо­зы»)

В хао­се вы­де­ля­ет­ся то, что ста­но­вит­ся ос­но­вой жиз­ни, но эта ос­но­ва оши­боч­но по­ни­ма­ет­ся как ис­точ­ник жиз­ни (се­ме­на), то из че­го всё воз­ник­ло, бо­лее то­го – как са­мо твор­че­ское на­ча­ло (при­ро­ды по­чин). Гре­че­ское ми­фо­ло­ги­че­ское соз­на­ние улав­ли­ва­ет ак­тив­ность хао­са: сил, от­кры­тых пре­об­ра­зо­ва­тель­но­му воз­дей­ст­вию, а также сти­хий, со­про­тив­ляю­щих­ся твор­че­ско­му ак­ту. То в хао­се, что ждёт и жа­ж­дет пре­об­ра­же­ния, пер­со­ни­фи­ци­ру­ет­ся в об­ра­зе бо­ги­ни зем­ли Геи, ко­то­рая даёт жизнь все­му, что жи­вёт: эта са­ма мощь, по­тен­ция бы­тия. Си­лы хао­са, ак­тив­но иду­щие на­встре­чу пре­об­ра­же­нию, оли­це­тво­ря­ют­ся в бо­ге Эро­се: мо­гу­чей, всё ожив­ляю­щей, кос­ми­че­ской, при­род­ной си­ле люб­ви. Сти­хии же со­про­тив­ляю­щие­ся пре­об­ра­же­нию – это мрач­ный Тар­тар – веч­ная безд­на и тьма (ме­он), кос­ность не­бы­тия; это веч­ный Мрак Эреб – аг­рес­сив­ная тьма, ак­тив­ная (муж­ская) стихия не­бы­тия; это тем­ная Ночь Нюк­та – пас­сив­но со­про­тив­ляю­щаяся стихия не­бы­тия, жен­ст­вен­ная строп­ти­вость хао­са.
Вне по­ля зре­ния гре­че­ско­го ар­хаи­че­ско­го соз­на­ния остаётся соб­ст­вен­но тео­го­ния – про­цес­сы в твор­че­ском ло­не Бо­же­ст­ва, пред­ше­ст­во­вав­шие вхо­ж­де­нию пре­об­ра­зо­ва­тель­но­го на­ча­ла в пред­веч­ный ха­ос. Взор гре­че­ской ми­фо­ло­гии за­сти­га­ет дви­же­ние ма­те­рии в тот мо­мент, ко­гда по­сле по­гру­же­ния в ха­ос ду­хов­ных пер­во­об­ра­зов на­чи­на­ет­ся пре­об­ра­же­ние хао­са. И по­то­му вне вни­ма­ния гре­че­ских ми­фов ока­зы­ва­ет­ся ис­тин­ный Тво­рец, а так­же тео­го­ни­че­ские и ан­ро­по­го­ни­че­ские ак­ты твор­че­ст­ва. Гея-Зем­ля в гре­че­ской ми­фо­ло­гии – это со­стоя­ние биб­лей­ской зем­ли по­сле встре­чи с не­бом: акт по­зна­ния до­б­ра и зла уже со­вер­шил­ся, мир не­бес­ных пер­во­об­ра­зов уже вошёл в глу­би­ны зем­ли. И толь­ко по­сле­дую­щие про­цес­сы фик­си­ру­ют­ся в гре­че­ском ми­фо­ло­ги­че­ском соз­на­нии.
Упо­ря­до­чи­ва­ние пред­веч­но­го хао­са ока­зы­ва­ет­ся оп­ре­де­ляю­щей те­мой ан­тич­но­го ми­фа. В ми­фах Гре­ции все на­ча­ла, в том чис­ле и са­мо не­бо, по­ро­ж­да­ют­ся зем­лей, тем самым гре­че­ский миф фик­си­ру­ет мо­мент и про­цесс вос­хо­ж­де­ния из зем­ли не­бес­ных ду­хов, по­сле то­го как они низ­ри­ну­лись с не­ба. Со­сре­до­то­чен­ность на со­стоя­ни­ях хао­са по­зво­ля­ет слож­но диф­фе­рен­ци­ро­вать про­те­каю­щие в нём про­цес­сы. Ро­ж­дён­ная хао­сом бо­ги­ня Зем­ли Гея несёт в се­бе по­тен­ции твор­че­ских пре­об­ра­зо­ва­тель­ных начал, она же яв­ля­ет­ся ис­точ­ни­ком ме­о­ни­че­ской ре­ак­ции – сти­хий со­про­тив­ле­ния пре­об­ра­же­нию. Все бо­рю­щие­ся друг с дру­гом впо­след­ст­вии си­лы и сти­хии про­ис­те­ка­ют из еди­но­го ро­ди­тель­ско­го ло­на – бо­ги­ни Зем­ли.
Та­ким об­ра­зом, о пер­вич­ных тео­го­ни­че­ских ак­тах, по­ла­гаю­щих на­ча­ло и са­мо­му хао­су, впол­не сви­де­тель­ст­ву­ет толь­ко кни­га Бы­тия Биб­лии. Здесь ду­хов­ный взор че­ло­ве­че­ст­ва погружён наи­бо­лее глу­бо­ко в ис­то­ки бы­тия.
Сло­жив­шее­ся в гре­че­ской ми­фо­ло­гии пред­став­ле­ние о на­ча­ле кос­мо­са гос­под­ству­ет за­тем в гре­че­ской куль­ту­ре, за ис­клю­че­ни­ем пла­то­низ­ма. Из­на­ча­ла ха­ос – и у Ге­сио­да. У Го­ме­ра ха­ос на­зы­ва­ет­ся всё по­ро­ж­даю­щим Океа­ном, у Фа­ле­са – во­дой, из ко­то­рой всё про­ис­хо­дит. Ха­ос как мор­ская сти­хия или ми­ро­вые во­ды опи­сы­ва­ет­ся мно­ги­ми ми­фо­ло­гия­ми: шу­мер­ской, еги­пет­ской, фи­ни­кий­ской, ин­дий­ской. Фи­ни­кий­ский миф о тво­ре­нии от­кры­ва­ет­ся сло­ва­ми: «В на­ча­ле был мут­ный, тёмный Ха­ос, бес­пре­дель­ный и веч­ный». Но гре­че­ская кос­мо­го­ния наи­бо­лее пол­но изо­бра­жа­ет один из важнейших мифологических сюжетов.


вторник, 12 декабря 2017 г.

ГИБЕЛЬ БОГОВ НАТУРАЛИЗМА Часть 24. Ми­ро­уст­рои­тель­ные на­ча­ла





Ми­ро­тво­ре­ние по су­ще­ст­ву яв­ля­ет­ся не про­цес­сом, а ак­том, не эво­лю­ци­ей, а ре­во­лю­ци­ей. На­зы­вать ми­ро­со­зи­да­ние эво­лю­ци­ей в дар­ви­нов­ском смыс­ле мож­но толь­ко рет­ро­спек­тив­но, имея вви­ду не за­дан­ность его, а на­лич­ную сло­жив­шую­ся дан­ность. Ре­аль­но эво­лю­ция дви­жи­ма твор­че­ским при­уго­тов­ле­ни­ем во­пло­ще­ния че­ло­ве­ка и во­пло­ще­ния Бо­га. Бо­го­че­ло­ве­че­ское еди­не­ние яв­ля­ет­ся серд­це­ви­ной бы­тия, бо­го­че­ло­ве­че­ское во­пло­ще­ние яв­ля­ет­ся ис­точ­ни­ком и до­ми­нан­той – гос­под­ствую­щей иде­ей и си­лой кос­ми­че­ско­го пре­об­ра­же­ния.
Но в этом есть и соб­ст­вен­ный путь че­ло­ве­ка. Пер­вый шаг Пер­во­че­ло­ве­ка (Ада­ма и Евы) кладёт на­ча­ло кре­ст­но­му пу­ти че­ло­ве­че­ст­ва. Стран­ст­вия душ в ми­ро­вой ма­те­рии мож­но на­звать по­ис­ком че­ло­ве­че­ским ду­хом сво­его плот­ско­го об­ли­ка, и вся кос­ми­че­ская эво­лю­ция ока­зы­ва­ет­ся ре­зуль­та­том со­зи­да­ния веч­ны­ми ду­ша­ми соб­ст­вен­ной те­лес­нос­ти.
По­гру­зив­ший­ся в ха­ос че­ло­ве­че­ский дух ос­ле­п­ля­ет­ся тьмой и ог­лу­ша­ет­ся гро­хо­та­ни­ем ме­о­ни­че­ских бурь. Чем глуб­же вхо­ж­де­ние в ха­ос, тем бо­лее ду­ша свёр­ты­ва­ет­ся до по­тен­ции, ста­но­вит­ся семенем жиз­ни, све­тя­щим­ся во мра­ке. Че­ло­ве­че­ская ду­ша как мо­на­да[1] стре­мит­ся вой­ти вглубь хао­са, при­нять на се­бя его сти­хии и вер­нуть­ся к све­ту в пре­об­ра­жен­ной ма­те­рии. Ду­ша уш­ла вглубь зем­ли («В начале сотворил Бог небо и землю» - Быт. 1.1), умер­ла для рай­ско­го со­стоя­ния, ей вновь пред­сто­ит воз­ро­дить­ся, прой­дя тол­щу ма­те­рии, обуздывая зем­ные сти­хии.
Жизнь и есть оду­хо­тво­ре­ние хао­ти­че­ской мо­щи, оформ­ле­ние ки­пя­ще­го, кло­ко­чу­ще­го, бу­шую­ще­го хао­са. Ко­лы­ха­ние безд­ны, тёмное ше­ве­ле­ние ни­зин зем­ли, – все ви­ды ме­о­ни­че­ской энер­гии пре­об­ра­зо­ва­тель­но ис­поль­зу­ют­ся ду­хом. Но жиз­нен­ная за­да­ча тре­бу­ет, что­бы хао­ти­че­ские по­тен­ции, вли­ва­ясь в кос­ми­че­ское мно­го­об­ра­зие су­ществ и ве­щей, не ни­ве­ли­ро­ва­лись в воз­ни­каю­щем един­ст­ве, а твор­че­ски оформ­ля­лись. Ме­о­ни­че­ский вул­кан дол­жен не за­стыть в мерт­вен­ной ла­ве, не рас­сы­пать­ся в пе­п­ле, но ка­ж­дый взрыв его дол­жен быть об­ра­щён твор­че­ским ду­но­ве­ни­ем в жи­вой цве­ток кос­ми­че­ско­го со­цве­тья. Цель пре­об­ра­же­ния – не мерт­вен­ное раз­де­ле­ние, но жи­во­тво­ря­щая но­виз­на бы­тия.
Итак, ушед­шая в ха­ос че­ло­ве­че­ская ду­ша:
- об­ра­ща­ет хао­ти­че­скую мощь в ос­но­ву тво­ре­ния;
- об­на­жа­ет в хао­се по­тен­ци­аль­ное един­ст­во;
- на­де­ля­ет не­от­мир­ным един­ст­вом;
- са­ма про­бу­ж­да­ет­ся к выс­шей жиз­ни;
- воз­вы­ша­ет­ся и по­ды­ма­ет с со­бой к Бо­же­ст­вен­но­му един­ст­ву всё со­зи­дае­мое в ма­те­рии.
В се­мен­ном со­стоя­нии ду­ши всё это про­би­ва­ет­ся как не­осоз­нан­ное вле­че­ние при­род­ной эн­те­ле­хии (при­род­ной ду­ши) к Бо­гу. В лич­но­сти это вле­че­ние реа­ли­зу­ет­ся сво­бод­но и ра­зум­но.
Та­ким об­ра­зом, ка­ж­дая воз­ник­шая в при­ро­де сущ­ность со­дер­жит два на­ча­ла. Это час­ти­ца зем­ли, ско­ван­ная и пре­об­ра­зо­ван­ная хао­ти­че­ская мощь. В одея­нии зем­ной пло­ти све­тит­ся ис­кор­ка не­ба – лич­ный дух, ос­ве­щаю­щий путь пер­со­ни­фи­ка­ции ми­ро­во­го су­ще­го. Пер­вое про­яв­ля­ет сле­пую во­лю, во­ж­де­ле­ние или вле­че­ние, вто­рое – сво­бо­ду. Гос­под­ство пер­во­го ут­вер­жда­ет свое­во­лие и про­из­вол тва­ри, вер­хо­вод­ст­во вто­ро­го – сво­бо­дное творчество ду­ха. Во­ля не от­ме­ня­ет­ся сво­бо­дой, а пре­об­ра­зу­ет­ся и ис­поль­зу­ет­ся как ору­дие кос­ми­че­ско­го строи­тель­ст­ва. Че­ло­век, как под­няв­ший­ся со дна хао­са ве­нец тво­ре­ния, со­дер­жит в се­бе и мощь ме­о­на, и бла­гость со­твор­ца и со­рат­ни­ка Божь­е­го, поэтому в во­пло­тив­шем­ся че­ло­ве­ке со­сре­до­то­че­ны «и край­няя глубь безд­ны и выс­ший пре­дел не­ба» (Ф. Шел­линг).
Во­шед­шие в ха­ос пер­во­об­ра­зы ини­ции­ру­ют смыс­ло­об­ра­зо­ва­тель­ные про­цес­сы, движителем все­го со­зи­даю­ще­го­ся в хао­се яв­ля­ют­ся суб­стан­ци­аль­ные дея­те­ли – че­ло­ве­че­ские ду­ши. Ме­та­фи­зи­че­ский центр лич­но­сти час­тию по­гру­жа­ет­ся в ма­те­рию и го­то­вит её к бу­ду­ще­му ро­ж­де­нию в мир че­ло­ве­ка в соб­ст­вен­ном об­ли­ке. Ду­хов­ные мо­на­ды со­зи­да­ют из ма­те­рии соб­ст­вен­ное вме­сти­ли­ще – че­ло­ве­че­ское те­ло. Ду­ша че­ло­ве­ка из­на­чаль­но пред­став­ле­на в ми­ре как вол­на раз­ли­той в кос­мо­се пси­хи­че­ской энер­гии, са­мо­кон­цен­три­рую­щей­ся и со­би­раю­щей плоть во­круг вхо­дя­щей в ми­ро­зда­ние ду­ши. Индивидуальные суб­стан­ции яв­ля­ют­ся ду­ша­ми за­чи­наю­щих­ся кос­ми­че­ских про­цес­сов, в ре­зуль­та­те их пре­об­ра­зо­ва­тель­но­го воз­дей­ст­вия бес­смыс­лен­ные хао­ти­че­ские сти­хии по­сте­пен­но при­об­ре­та­ют на­ча­ла по­ряд­ка и гар­мо­нии. Все кос­ми­че­ские об­ра­зо­ва­ния: пер­вич­ные ту­ман­но­сти, га­лак­ти­ки, со­звез­дия, све­ти­ла и пла­не­ты – яв­ля­ют­ся фор­ма­ми стран­ст­вия че­ло­ве­че­ских душ в ми­ро­вой ма­те­рии. Эво­лю­ция жиз­ни на зем­ле ока­зы­ва­ет­ся про­ло­жен­ным в ма­те­рии пу­тём ду­хов­ных мо­над к соб­ст­вен­но­му плот­ско­му об­ли­ку. Кос­мо­ге­нез яв­ля­ет­ся про­цес­сом со­зи­да­ния че­ло­ве­че­ской пло­ти, а зоо­ге­нез путём об­ре­те­ния че­ло­ве­че­ским ду­хом соб­ст­вен­но­го те­ла.
О том, что душа че­ло­века при­сут­ст­ву­ет в кос­мо­се до по­яв­ле­ния на зем­ле в соб­ст­вен­ном об­ли­ке, со­хра­ня­ют па­мять ми­фы, в ко­то­рых речь идёт не о со­тво­ре­нии лю­дей, а о спо­со­бе, даю­щем воз­мож­ность лю­дям, за­дол­го до то­го су­ще­ст­вую­щим, вый­ти на зем­лю, вой­ти в мир. В ми­фе се­ве­ро­аме­ри­кан­ских ин­дей­цев лю­ди вы­хо­дят на зем­лю из под­зем­но­го ми­ра. В шу­мер­ском ми­фе рас­ска­зы­ва­ет­ся о том, что лю­ди пер­во­на­чаль­но рос­ли под зем­лей как тра­ва, один из бо­гов про­де­лы­вал мо­ты­гой в зем­ле ды­ру, от­ку­да и вы­хо­ди­ли лю­ди. В ми­фах на­ро­дов Аф­ри­ки пер­вые лю­ди вы­хо­дят из ска­лы, зем­ли, ямы. В та­ко­го ро­да пред­став­ле­ни­ях от­ра­жа­ют­ся определённые сто­ро­ны ан­тро­по­ге­не­за – са­мо­со­зи­да­ния лич­но­го ду­ха, под­го­тав­ли­ваю­ще­го яв­ле­ние че­ло­ве­ка на пла­не­те Зем­ля.
Ми­фы повествуют о том, что че­ло­ве­че­ское су­ще­ст­во сло­жи­лось за­дол­го до по­яв­ле­ния его в соб­ст­вен­ном об­ли­ке, что фор­ми­ро­ва­лось оно в не­драх зем­ли – в глу­би­не ми­ро­вой ма­те­рии, и что ро­ж­де­ние че­ло­ве­ка вы­зы­ва­ет­ся, с од­ной сто­ро­ны, соб­ст­вен­но че­ло­ве­че­ским уси­ли­ем, с дру­гой же, яв­ля­ет­ся ре­зуль­та­том не­кое­го ак­тив­но­го, рез­ко­го и мощ­но­го дей­ст­вия выс­ше­го твор­че­ско­го на­ча­ла (бо­гов ли­бо ге­ро­ев). В пред­став­ле­ни­ях по­след­не­го ро­да от­ра­жа­ет­ся факт со­вме­ст­ной твор­че­ской ак­тив­но­сти Бо­га и че­ло­ве­ка. Бо­лее чётко вни­ма­ние на этом ак­цен­ти­ру­ет­ся в ми­фах, ко­то­рые опи­сы­ва­ют на­ря­ду с фи­зи­че­ски­ми на­ча­ла­ми, уча­ст­вую­щи­ми в соз­да­нии че­ло­ве­ка и его со­став­ных час­тей, уча­стие выс­ших ду­хов­ных сил (в не­ко­то­рых ми­фах че­ло­век создаётся сло­вом ли­бо мыс­лью бо­гов).




[1] Мо­на­да еди­ни­ца, ин­ди­ви­ду­аль­ный ду­хов­ный суб­стан­ци­аль­ный дея­тель.

четверг, 7 декабря 2017 г.

О ВЕРСИИ ТАК НАЗЫВАЕМОГО «РИТУАЛЬНОГО УБИЙСТВА»




(Не опубликованная статья следователя Владимира Соловьева)
  
С момента гибели семьи российского Императора Николая II в 1918 года до настоящего времени в различных российских и зарубежных изданиях появляются упоминания о мотивах убийства царской семьи как исполнения некого ритуала «тайных сил». Несмотря на отсутствие в законодательстве понятия «ритуальное убийство», следствие признаёт, что мотивом совершения убийств могут быть различные, в том числе и религиозные причины, сопровождающиеся особым ритуалом, поэтому «ритуальная» версия рассматривается настоящим следствием как одна из возможных.
Под ритуальным убийством следствие понимает разновидность убийства: лишение жертвы жизни, имеющее своей целью исполнение определённого религиозного ритуала.
Ритуал, по определению, - это порядок обрядовых действий при совершении какого-либо религиозного акта. Для ритуальных действий характерны их строгая последовательность, повторяемость, сакральный смысл, они приурочены к определенным датам.
В истории разных обществ и цивилизаций ритуальные убийства осуществлялись в процессе жертвоприношения по религиозным, культурным и этническим мотивам. В древних цивилизациях ритуальное причинение смерти было узаконено (санкционировано обществом) и рассматривалось как разновидность смертной казни. Иногда приговорённых преступников объявляли жертвами и причисляли казнь к религиозным ритуалам. Например, приговор к смертной казни через распятие на кресте стал символом жертвы в христианстве.
В истории Европы, в том числе России, прекращение массовой практики человеческих жертвоприношений принято связывать с распространением христианства.
С точки зрения закона обсуждение вопроса о «ритуальных убийствах» некорректно, поскольку существующее российское уголовное и гражданское законодательство не знает такого понятия. Российскому законодателю до 1917 года также не было известно такое юридическое понятие, хотя существовали неоднократные попытки проведения процессов об убийствах как о преступлениях «ритуальных».
Нам неизвестно ни об одном следственном деле или судебном процессе о «ритуальных убийствах», совершенных еврейскими сектами или «каббалистами», расследовавшихся на территории СССР и Российской Федерации после октября 1917 года Характерно, что такие процессы не проводились даже в фашистской Германии, где евреи преследовались повсеместно.

Следователь по особо важным делам Омского окружного суда Соколов Н.А. в 1920-х годах пришел к выводу о том, что причины гибели семьи кроются не только в действиях лиц формально вынесших смертный приговор и исполнивших его, но и в процессах, отнесенных во времени на отдаленный от 1918 года срок. По мнению Соколова Н.А., высказанному в частном письме, «за много лет до революции возник план убийства, имеющий целью разрушение идеи монархии. Около церковной власти представителем этой идеи в действительности был Распутин....» В кругах, близких к Соколову Н.А., Дитерихсу М.К. и Р. Вильтону, влиянию евреев приписывали решение о расстреле царской семьи. Генерал-лейтенанту Дитерихсу М.К. представлялось, что большевики создают в России некое «еврейское царство».
«Для всякого христианина, - пишет Дитерихс М.К., - не отуманенного дымом предшествовавших революционных социалистических экспериментов 1917 года, не могло не бросаться в глаза, что вдохновителями всех этих разнообразных видов изуверских мучений и истязаний... должны были быть люди нерусского происхождения…[1]»
По словам Дитерихса М.К.: «Еврейский народ есть то зло, тот народ сынов Лжи, который стремится возводить на земле свое царство, царство антихристианское и покорить ему Христианский мир...» По его мнению евреи были «источником почти всех социальных катастроф, периодически посещавших мир... евреи изуверски уничтожили Царскую Семью. Евреи виновники всех зол, постигших Россию[2]».
Одной из причин, ставшей основанием для возникновения версии о «ритуальном» убийстве царской семьи, явилось обнаружение во время осмотра комнаты, где произошел расстрел царской семьи, судьей Екатеринбургского окружного суда Сергеевым И.А. стихотворной цитаты стихотворения Г. Гейне на немецком языке: «Belsatzar ward in seibier Nacht Von seinen Knechten umgebracht», переведенную как «В эту самую ночь Валтазар был убит своими слугами
В том же помещении при повторном осмотре «расстрельной» комнаты Соколовым Н.А. на подоконнике обнаружены цифры, а также несколько выше на обоях была воспроизведена некая надпись из «знаков», принятых за «каббалистические». До настоящего времени ни одним из исследователей достоверно не доказано, что «знаки» представляют собой осмысленную фразу или имеют смысловое значение. У следователя сложилось впечатление, что и надпись, и цифры исполнены одними и теми же чернилами и одной и той же рукой. В протоколе им указано, что надпись и цифры исполнены: «такими же чернилами и тем же почерком»[3]. Одним из первых истолковал значение надписи как «каббалистической» Роберт Вильтон в своей книге «Последние дни Романовых», изданной в Англии в 1920 году.
В издании 1922 года Р. Вильтон указал: «Надпись, сделанная каббалистическими письменами на стене комнаты убийства в доме Ипатьева, была воспроизведена в английском издании моей книги (в 1920 года); по этому поводу я получил несколько писем от лиц, сведущих в криптографии. Установлено, что секретные «коды» некоторых обществ, которые имеют свои главные управления в Германии и в которых заведомо участвуют евреи, заключают в себе письмена, подобные екатеринбургской надписи. Не имеем ли мы здесь дело с тайным сношением между соучастниками? Кажется, что в романовской трагедии, как и в некоторых других явлениях, подмеченных за время войны, но оставшихся необъясненными или обойденными молчанием, замешаны тайные силы. Это и понятно, так как черная магия в Германии очень распространена... Вот несколько выдержек из письма, полученного мною от лица весьма осведомленного, от г-жи Неста Уэбстер (Nesta Webster), автора замечательной книги о Французской революции, в которой она воскрешает данные того времени, доказывающие, какую деятельную роль играли евреи в подготовке и взрыве революции 1789 года. «Проследив роль немецких иллюминаторов во всех революционных движениях прошлого века, я убеждена, что нынешняя большевистская власть получает указания от тайного общества, имеющего свое управление, вероятно, в Германии... Весьма примечательно, что из 4 воспроизведенных Вами знаков три похожи на знаки, которыми пользовались иллюминаторы... Дальнейшие расследования дали более положительные результаты... Вероятно, точное значение и надписи и таинственных цифр на подоконнике станет со временем известно, но из сказанного достаточно ясно, что надписи сделаны с преднамеренной целью и сделаны лицом, близко знакомым с каббалистикой, и также - судя по почерку, лицом, обладающим сильным, даже жестоким характером[4]».
По мнению Р. Вильтона, одним из главных представителей «темных сил» был Распутин Г.Е., находившийся под влиянием германских и еврейских организаций, поставивших своей целью гибель династии. Преемником Распутина Г.Е., как считал Р. Вильтон, стал его зять Соловьев Б.Н., якобы занимавшийся оккультными науками.
Большую роль в восприятии современниками расстрела царской семьи как «магического, оккультного действия» сыграли так называемые «Протоколы сионских мудрецов», получившие распространение в России с конца XIX в[5]. До настоящего времени об их происхождении ведутся жаркие споры. Ряд авторов утверждает, что «Протоколы» были подготовлены в недрах тайной полиции России в 1895-1896 гг[6]. В «Протоколах» написано:
«В гоевских обществах, в которых мы посеяли такие глубокие корни разлада и протестантизма, возможно водворить порядок только беспощадными мерами, доказывающими неукоснительную власть: нечего смотреть на падающие жертвы, приносимые для будущего блага.                 В достижении блага, хотя бы путем жертвоприношения, заключена обязанность всякого правления, которое сознает, что не в привилегиях только, но и в обязанностях состоит его существование. Главное дело для незыблемости правления - укрепление ореола могущества, а ореол этот достигается только величественной непоколебимостью власти, которая носила бы на себе признаки неприкосновенности от мистических причин - от Божьего избрания. Таково было до последнего времени Русское Самодержавие - единственный в мире серьезный враг наш, если не считать Папства[7]».
Впервые сведения о «ритуальных убийствах» появилась в России после раздела Польши и присоединения ее части к России в XVIII веке. Одним из первых представителей России, кто познакомился с материалами на эту тему, был генерал-прокурор Державин Г.Р. В 1799 году четыре еврея в Сенненском уезде в Белоруссии были арестованы в связи с тем, что перед еврейской Пасхой возле кабака нашли погибшую молодую девушку. Тело женщины, руки и ноги были исколоты, но следов крови не обнаружили. Державин Г.Р. подготовил большой доклад о евреях, живущих на присоединенных территориях, упомянув и об этом случае[8]. С момента вхождения Польши в Россию до 1817 года судами рассматривались материалы о пяти случаях "ритуальных убийств". Ни одно из них не было доказано.
28 февраля 1817 года последовало «высочайшее повеление», в котором императором Александром I говорилось:
«...Чтобы евреи не были обвиняемы в умерщвлении христианских детей по одному предрассудку, что они имеют нужду в христианской крови, а что если бы где случилось смертоубийство и подозрение падало на евреев, - без предубеждения, однако же, что они сделали сие для получения христианской крови, то было бы производимо следствие на законном основании и проч.[9]»
В «ритуальной» мифологической традиции, сложившейся под влиянием католической церкви и распространившейся с XIX века в России, описываются следующие характерные признаки таких убийств: это колотые повреждения на трупах и обескровление их. Почти без исключения во всех случаях, когда убийства трактовали как «ритуальные», убитые были обнаружены в поле или в воде, и свидетели при этом отсутствовали.
В качестве одного из главных доводов о «ритуальности» убийства царской семьи сторонники этой версии приводят данные книги, приписываемой русскому ученому датского происхождения Далю В.И., где собраны сведения об убийствах, по мнению автора, совершенных на протяжении нескольких столетий в разных странах.
«Записка о ритуальных убийствах», впервые изданная массовым тиражом под именем В.И. Даля в 1913 году[10], состоит из двух документов: анонимного предисловия, занимающего 16 страниц (с III по XVIII века), и анонимного же трактата «Розыскание о убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их» (стр. 3-127), перепечатанного с первого (тоже анонимного) издания 1844 года. К числу произведений Даля В.И. она причисляется в статье Булича С.К. в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона и критико-биографического очерка о Дале В.И. известного писателя, борца с церковным расколом Мельникова П.И. (Андрея Печерского), который приписывал Далю авторство «Исследования о скопческой ереси» и «Розыскания о убиении евреями христианских младенцев и использовании крови их». О принадлежности «Записки» Далю В.И. говорится и в других источниках.
Трактат «Розыскание о убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их» был подготовлен в министерстве Внутренних дел по указанию Российского императора Николая I, данному им в 1835 году, после того, как Государственный Совет единогласно вынес оправдательный приговор более сорока евреям города Велижа, обвинявшимся в ритуальных убийствах.
Император Николай I отметил, что «внутреннего убеждения», будто тайны крови у евреев не существует, у него «нет и быть не может»:
«Неоднократные примеры подобных умерщвлений с теми же признаками, но всегда непонятными по недостатку законами требуемых доказательств, и даже ныне производимое весьма странное дело в Житомире, доказывают, по моему мнению, что между евреями существуют вероятно изуверы или раскольники, которые христианскую кровь считают нужною для своих обрядов, сие тем более возможным казаться может, что к несчастию и среди нас христиан существуют иногда такие секты, которые не менее ужасны и непонятны; н.п. сожигальщики и самоубийцы, которых неслыханный пример был уже при мне в Саратовской губернии. – Словом, не думая отнюдь, чтобы обычай сей мог быть общим евреям, не отвергаю однако, чтобы среди их не могли быть столь же ужасные изуверы, как и между нас христиан».[11]
Исходя из этих соображений, Николай I предписал исследовать вопрос о еврейских ритуальных убийствах «до корня», что и было поручено Министерству внутренних дел, и именно Департаменту иностранных исповеданий, который возглавлял тайный советник Валерий Валерьевич Скрипицын.
Для ответа на вопросы императора была создана служебная записка о ритуальных убийствах и была отпечатана в считанном числе экземпляров.     В царствование Николая I «записка» не имела последствий для еврейского населения России, поскольку оснований для возникновения дел о «ритуальных» убийствах в этот период не возникало.
В 1878 году текст «Записки о ритуальных убийствах» попал в редакцию газеты князя Мещерского В.П. «Гражданин», где был перепечатан (1878 года, №№ 23-28). Текст опубликован в номерах: 23-25 (стр. 485-495), 26 (стр. 513-522) и 27-28 (стр. 546-556), после чего идет редакционное заключение, такое же короткое, как и введение:
«Здесь оканчивается напечатанная нами без пропусков записка того авторитетного лица, о коем мы заметили в начале статьи. Теперь приводим настоящее заглавие этого первостепенной важности документа, сделавшегося уже, конечно, достоянием истории, так как он был составлен в 1844 году.
Вот подлинное заглавие записки:
«Сведения о убийствах евреями христиан для добывания крови.
Составлено тайным советником Скрипицыным (директором департамента иностранных исповеданий), по распоряжению министра внутренних дел, графа Перовского, для представления государю императору Николаю I, наследнику цесаревичу, великим князьям и членам государственного совета».[12]
К моменту публикации со времени смерти Скрипицына (1799-1874) прошло всего четыре года, со времени смерти Даля В.И. – шесть лет. Были живы их родственники, сотрудники, друзья, недруги. Никаких опровержений, касающихся авторства «записки» не последовало.
После появления в печати в 1913 года «Записки о ритуальных убийствах» под именем Даля В.И. ее происхождение исследовал Гессен Ю.И., один из ведущих знатоков истории евреев в России. Приведя библиографические данные, на основании которых «и распространилось убеждение, что автором «Розыскания» является Даль», Гессен указал на то, что это убеждение было подорвано после появления в 1878 году в «Гражданине» работы Скрипицына. По утверждению Гессена:
«…с переизданием «Розыскания» не подлежит уже никакому сомнению тождественность книжки, приписываемой Далю, и записки Скрипицына, напечатанной в “Гражданине”».[13]
Гессен указывает, что в списке своих сочинений, который был составлен самим Далем В.И. по просьбе известного филолога Грота Я.К., «Розыскание» не значилось.
В задачу настоящего следствия не входит установление авторства «Розыскания о убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их». Прежде всего, интерес для следствия представляют факты, приведенные в книге и их соответствие действительности, доказанность этих фактов.
Автор «Записки» в хронологическом порядке приводит известия о «ритуальных» убийствах, начиная с IV столетия: в IV веке — 1, V веке — 1, VII веке — 1, XI веке — 3, XII веке — 11, XIII веке — 10, XIV веке — 5,    XV веке — 12, XVI веке — 24, XVII веке — 39, XVIII веке — 7,                 XIX веке — 20, всего 134 случая, и затем переходит к разбору Велижского дела, анализ которого занимает около половины объема книги. Это единственное дело, подлинными материалами которого автор располагал.
На последних 145-153 страницах находится «Заключение»:
«Рассмотрев весь этот ряд ужасных случаев и возмущающих душу происшествий, частично доказанных исторически и юридически, обвинение жидов в мученическом умерщвлении к Пасхе христианских младенцев невозможно считать призраком и суеверием, а должно убедиться, что обвинение это основательно, как равно и общее мнение о употреблении ими крови сих мучеников для каких-то таинственных чар... …Изуверный обряд этот не только не принадлежит всем вообще евреям, но даже, без всякого сомнения, весьма немногим известен. Он существует только в секте хасидов или хасидым — как это объяснено выше — секте самой упорной, фанатической, признающей один только Талмуд и раввинские книги и отрекшейся, так сказать, от Ветхого Завета; но и тут составляет он большую тайну, может быть, не всем им известен и по крайней мере, конечно, не всеми хасидами и не всегда исполняется; не подлежит, однако же, никакому сомнению, что он никогда не исчезал вовсе со времени распространения христианства, и что поныне появляются от времени до времени между жидами фанатики и каббалистические знахари, которые с этою двоякою целью, посягают на мученическое убиение христианского младенца и употребляют кровь его с мистически-религиозною и мнимо-волшебною целью».
Ни один из приведенных в «Записке» случаев убийства не подтверждается фактическими данными. Необходимо отметить обстоятельства обнаружения трупов, описанный в «Записке». Как правило, все эти трупы обнаруживались на открытой местности или в воде, и возможные посмертные повреждения убитых давали богатую почву для фантазий о причине их смерти. Отсутствие квалифицированных судебно-медицинских исследований трупов не давало возможности отличить повреждения, причиненные животными (хищниками, рыбами, насекомыми) от повреждений нанесенных человеком. За «ритуальные» убийства, как видно из приведенных в «Записке» примеров также могли быть приняты несчастные случаи, убийства, совершенные психически неполноценными людьми, сексуальными маньяками. Легенды о «ритуальных» убийствах, совершенных евреями уходит в далекое средневековье. С распространением идеологии антисемитизма в Западной Европе миф о ритуальных убийствах проник в конце ХIХ века и в Россию, где получил обстоятельное опровержение во время громкого процесса над киевским евреем Менделем Бейлисом, обвинявшемся в «ритуальном» убийстве 14-летнего мальчика Андрея Ющинского. В качестве экспертов-богословов на этот процесс были приглашены самые известные гебраисты[14]: профессор Коковцов П.К. — академик, считавшийся первым знатоком гебраистики в России, профессор Тихомиров П.В. и другие. Все они однозначно отвергли само существование ритуальных убийств у евреев. Эксперт Тихомиров объяснил, что происхождение таких обвинений исключительно католическое: они порождены западно-европейским миром в период средневековья.               «...В средние века, — сказал Тихомиров во время своего выступления в зале суда, — было много таких своеобразных явлений, с которыми мы совершенно не знакомы. Тогда были процессы о ведьмах, были даже суды над животными. <…> Эти обвинения евреев появились только в ХII веке и выходит, что целых 11 веков у евреев не было случаев, когда бы им нужна была христианская кровь, а в ХII веке, — зачем-то понадобилась? Эта эпоха совпадает с крестовыми походами, когда вспышка христианского фанатизма вызвала, конечно, нападки на евреев, как на врагов христианства. <…> …Католическая церковь и католическое духовенство, главным образом, выдвинуло это обвинение. Вместе с тем, когда католические страны на западе стали более просвещенными, то тогда перестало выдвигаться это обвинение, но потом оно сделалось достоянием нашего русского запада, польско-католического края. <…> Что же касается до православной церкви, то она активного участия в поддержке этого обвинения не принимала[15]».
На киевском процессе по делу Бейлиса в экспертизе участвовали и известные православные богословы — профессор Киевской духовной академии протоиерей Александр Глаголев и профессор Санкт-Петербургской Духовной академии Троицкий И.Г. [16], знавший современный и древний еврейский языки и читавший подлинники на языке оригинала. Об убийстве Ющинского профессор Троицкий И.Г. заключил:
«...это не было убийство с религиозной целью, потому что такого требования в еврейской религии нет, а... могло быть совершено по каким-либо другим мотивам[17]». По суду присяжных Бейлис был признан невиновным[18].
Настоящим следствием рассмотрено отношение иудаизма как религии к человеческим жертвоприношениям. Иудаизм подчеркнуто отрицательно относился к употреблению крови. Библия наложила строгий запрет на употребление крови как пищи:
«...Я сказал сынам Израилевым: не ешьте крови ни из какого тела, потому что душа всякого тела есть кровь его: всякий, кто будет есть ее, истребится» (Левит 17, 14). Поиски «обоснования ритуальных убийств» у евреев в различных священных книгах (Торе, Талмуде и других) не дали результатов.

В настоящее время вопрос о «ритуальных убийствах», в том числе убийстве царской семьи активно обсуждается в различных общественных организациях, близких к радикальным течениям Русской Православной Церкви. В то же время, при рассмотрении в 2000 году вопроса о канонизации царской семьи в качестве страстотерпцев Архиерейский собор Русской Православной Церкви отверг предположение о «ритуальном» характере гибели бывшего царя.
У современных авторов нередки упоминания об «изуверском каббализме» применительно к расстрелу царской семьи, обсуждаются слухи о связанном с определенным «ритуалом» отделении от тел голов членов царской семьи. Тема «ритуального убийства» все чаще становится предметом полемики. Так известный русский ученый математик Шафаревич И.Р. в своей книге «Русофобия», указывая на «еврейский след» в принятии решения о расстреле царской семьи, писал:
«Николай II был расстрелян именно как Царь, этим ритуальным актом подводилась черта под многовековой эпохой русской истории... Казалось бы, от такого болезненного, оставляющего след во всей истории действия представители незначительного этнического меньшинства должны были бы держаться как можно дальше. А какие имена мы встречаем? Лично руководил расстрелом и стрелял в Царя Яков Юровский, председателем местного Совета был Белобородов (Вайсбардт)[19], а общее руководство в Екатеринбурге осуществлял Шая Голощекин. Картина дополняется тем, что на стене комнаты, где происходил расстрел, было обнаружено написанное (по-немецки) двустишие из стихотворения Гейне о царе Валтасаре, оскорбившем Иегову и убитом за это[20]».
Просьбы проверить версию о «ритуальном убийстве» неоднократно направлялись как представителями Русской Православной Церкви, так и общественности в правительственную Комиссию по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского императора Николая II и членов его семьи, работавшую в 1993-1998 годах.    В апреле 1994 года на имя ее председателя Ю.Ф. Ярова поступило письмо и докладная записка на бланке «Российского дворянского собрания», составленная членом Комиссии Голицыным А.К. Автор записки в разделе «Изуверские версии», посвятив несколько страниц версии об «отрезанных головах», решил коснуться, как он пишет: «еще одной непопулярной темы… …Эта тема ритуальной мести. Она существует с того момента, когда следователь Соколов в комнате, где было совершено убийство, обнаружил на южной стене «обозначения из четырех знаков». <...> Знаки эти подверглись в свое время расшифровке, которая, хотя и не была впоследствии научно подкреплена, но и, в то же время, не получила аргументированного опровержения».
…В настоящее время наиболее известным публикатором версии ритуального убийства является профессор П. Пагануцци. Опирается он в основном на приведенных выше авторов, но главными, наверное, факторами его убежденности являются во-первых то, что никто никогда из специалистов по каббалистике авторитетно не опроверг расшифровку Энеля и, во-вторых, уверенность (которую разделяют многие) в том, что революция есть результат давнего интернационального заговора темных сил Запада.
И надо иметь в виду, что эта точка зрения присуща вовсе не только больному воображению прежних злопыхателей. Ее разделяют многие и ныне, как у нас в Отечестве, так и за рубежом, особенно в среде русской эмиграции первой волны[21].
Один из авторов наиболее полно рассмотревший вопросы, связанные с «ритуальными» версиями убийства царской семьи, Мультатули П.В., отстаивает идею «ритуального» семьи Николая II носителями культа Сатаны – каббалистами, пытаясь доказать то, что организаторами и исполнителями убийства не обязательно могли быть евреи, но и представители других национальностей. Мультатули П.В. пишет:
«Если мы проследим кровавый путь ритуальных убийств, то мы убедимся, что эти убийства совершались далеко не только одними евреями. Правда, здесь следует признать, что все-таки сами кровавые ритуалы, всевозможные черные мессы, инициации и жертвоприношения были привнесены в Европу каббалистами. Нет также сомнения, что все черные обряды и ритуалы являются обрядами и ритуалами практической каббалы. Но при этом необходимо помнить, что каббалисты враждебны любой религии и национальности, так как заявляют, что их знания гораздо выше этих человеческих понятий. Лидер сегодняшних каббалистов М. Лайтман жалуется: «Еврейские ортодоксы нас преследуют. Каббала враждебна любой религии, потому, что лишает её куска хлеба»[22].
В своей книге «Свидетельствуя о Христе до смерти… Екатеринбургское злодеяние 1918 года: новое расследование»[23] Мультатули П.В. подробно останавливается на основных «ритуальных» версиях. Следствием рассмотрены материалы, приведенные в книге Мультатули П.В., поскольку они отражают все основные разновидности трактовки казни царской семьи как некого «ритуального» действия, взятые Мультатули П.В. из различных источников.
Мультатули П.В. рассматриваются следующее поводы для возникновения версии о ритуальном убийстве Царской Семьи:
«1) найденная следователем Соколов Н.А. на стене комнаты Ипатьевского дома, где произошло убийство Царской Семьи, надпись из четырех знаков, определенная специалистами по древней тайнописи как каббалистическая и расшифрованная ими как извещение народов об убийстве Государя Николая II тайными силами,
2) найденная следователем Соколовым[24] на стене комнаты Ипатьевского дома, где произошло убийство, надпись на немецком языке, представляющая собой отрывок из стихотворения Гейне, в котором речь шла о царе Валтасаре, оскорбившем Иегову и умерщвленным за это оскорбление;
3) показания свидетелей по уголовному делу о том, что ими были замечены возле Ипатьевского дома и возле места уничтожения тел Царской Семьи люди, похожие на раввинов, с «черными, как смоль, бородами»;
4) версия об отчленении голов Императора Николая II, Императрицы Александры Федоровны и, возможно, Наследника Цесаревича Алексея Николаевича и увоза их большевиками в неизвестном направлении,
5) иные обстоятельства, свидетельства и факты»[25].

Как один из доводов в пользу версии о ритуальном убийстве Мультатули П.В. приводит особый выбор дома для содержания царской семьи в Екатеринбурге. По мнению Мультатули П.В., дом выбирался, прежде всего, не как место удобное для содержания под стражей, а как место, подходящее для проведения определенных ритуальных действий. Мультатули П.В. считает, что на выбор места повлияло то, что дом Ипатьева находился на месте старинного языческого капища, где после его сноса при основании Екатеринбурга были построены церковь и кладбище. По утверждению Мультатули П.В., владельцы дома, построенного в первой половине 1880-х годов: статский советник Редикорцев И.И. и золотопромышленник Шаравьев вели безнравственный образ жизни. В 1908 году дом был продан военному инженеру-строителю Ипатьеву Н.Н.               В торгово-промышленном справочнике на 1912 год отмечается: «Ипатьев Н.Н. — живет на Вознесенском проспекте, 49», то есть в Ипатьевском доме. В то же время, на допросе Ипатьев Н.Н. показал следователю Сергееву И.А.: «Я, Николай Николаевич Ипатьев, 50 лет, капитан инженерных войск в отставке, православный, не судился, живу в городе Екатеринбурге, по Вознесенскому проспекту, в собственном доме, купленном мною в 1918 году у И.Г. Шаравьева[26]». Не исключено, что Н.Н. Ипатьев проживал в этом доме с 1908 года, снимая его на правах аренды. В протоколе осмотра дома Ипатьева, произведенного в начале августа 1918 года следователем Наметкиным А.П. говорится: «Судебный следователь Екатеринбургского окружного суда по важнейшим делам, в присутствии понятых, производил осмотр квартиры Ипатьева в доме Поппель на углу Вознесенского проспекта и Вознесенского переулка в гор. Екатеринбурге». Ошибка в наименовании владельца объясняется тем, что Ипатьев Н.Н. с мая по август 1918 года после того, как его выселили из дома, проживал в селе Курьнском. Заботы о доме он поручил своей родственнице Поппель Е.Ф.
Мультатули П.В. выдвинул предположение о том, что дом, впоследствии названный «Ипатьевским», еще Временным правительством предназначался для пребывания царской семьи[27] в связи с тем, при произнесении имени дома возникала параллель с избранием в Ипатьевском монастыре на царство первого царя из Дома Романовых – Михаила Федоровича Романова. Название «Дом Особого Назначения» Мультатули П.В. трактует как то, что «готовящие свое преступление убийцы как бы изначально давали знать, что здесь, в особняке на Вознесенском проспекте, готовится акт «особого назначения», а именно — уничтожение Царствующей династии, которая вышла из стен Ипатьевского монастыря».
Подводя итоги, Мультатули П.В. приводит доводы в пользу избрания особняка Н.Н. Ипатьева местом содержания под стражей и расстрела царской семьи:
«1. Особняк на углу Вознесенского проспекта и Вознесенского переулка был выбран революционерами для заключения и убийства Царской Семьи неслучайно.
2. Выбор был сделан до весны 1918 года, возможно даже еще до прихода большевиков к власти.
3. Решающей причиной для такого выбора стали, помимо прочих бытовых условий (наличие телефона, современного оборудования, добротной постройки и т.д.), определенные особенности этого дома, связанные с историей его месторасположения (место прежнего капища и православного алтаря, освященная земля бывшего кладбища и т.д.), историей его прежних владельцев (наличие притона, в котором совершались особо мерзкие грехи), а также личность Н.Н. Ипатьева и связи его и его близких с масонско-революционными силами России.
4. Дому сознательно было присвоено название «Ипатьевского» и он сразу был объявлен Домом Особого Назначения. «Дом Ипатьева» как понятие был искусственно создан и внедрен в сознание целых поколений. Тем самым изначально извещалось о предстоящем убийстве Царской Семьи и о том, что это убийство будет носить характер мести Царскому Дому Романовых».
В распоряжении следствия имеется ряд документов, объясняющих причины выбора дома для содержания под стражей Царской семьи. Достаточно правильно о выборе места для содержания под стражей семьи Николая II выразился брат владельца дома Ипатьев В.Н. По его словам: «Дом брата находился на большой Вознесенской площади и был угловым, а поэтому его легко можно было изолировать от других жилых помещений. Все эти обстоятельства и послужили основанием, почему он был выбран для убийства царя и всей его семьи». Еще одним из мотивов для выбора дома должна была стать удобность его охраны, открытое пространство для пулеметного обстрела, что делало бы место заключения Романовых «недоступной жилищной площадью», как выразился жилищный комиссар Урала Жилинский А.Н. Удобной для большевиков оказалась и колокольня напротив дома. Один из пулеметных постов ДОНа находился на Вознесенской колокольне.
Действительно, дом находился почти на окраине Екатеринбурга, из него легко было контролировать окружающую местность, не привлекая внимания въехать в дом и выехать из него. После возведения двух рядов заборов трехметровой высоты дом был полностью изолирован от мира. Во время выступления перед старыми большевиками Екатеринбурга жилищный комиссар Жилинский рассказал, упоминая о срочности и неожиданности задания: «Я выбрал два дома — доктора Архипова по Васенцовской улице и второй дом — Ипатьева. Когда я доложил об этом, то после обсуждения вопроса при моем участии Филипп[28] мне сообщил, что нужно отвести Ипатьевский дом, выселить оттуда всех в течение 48 часов. Мне как жилищному комиссару нужно это было привести быстро в исполнение. Здесь я уже узнал для чего готовится дом, кто будет туда направлен и как комиссар жилищ... …рекомендуюсь, что такой-то. Он [Ипатьев Н.Н.] вежливо спрашивает: «Чем могу служить?» Я сообщаю о тяжелом квартирном положении в городе, о требовании рабочих о переселении его, что очевидно ему придется переехать к своему родственнику Голландскому, у которого обширное помещение и ничем не занимается. Сам Ипатьев был в недоумении, а семья была расстроена больше его: «Как так, выезжать из своего дома?» Я вторично пытаюсь им разъяснить. Тогда Ипатьев говорит, что он подумает и часа через три даст ответ переедет он к Голландскому или еще куда. Через три часа ровно я приезжаю за ответом. В это время я начал мобилизацию. Тут был союз строительных рабочих, где были сосредоточены все плотники и перевозочные средства. Председателем тогда был активный член партии, фамилию не помню. Я ему говорю, что дано срочное задание построить в 48 часов такой-то простой забор, тесать доски не нужно, что забор должен быть такой-то вышины и чтобы было мобилизовано не менее 100 лошадей и 100 плотников, что надо немедленно приступить к этому делу. После этих переговоров поехал к Ипатьеву и спрашиваю: «Когда выедете?» Он мне на это отвечает, что у него нет подвод. А мне Филипп точно указал, чтобы вся обстановка осталась, что и было выполнено. Я ему говорю: «Что же вы повезете к Голландскому, у него и так квартира заполнена, придется эту обстановку оставить здесь». Он тут разволновался. Но я проявил побольше настойчивости и предупредил, что в 6 часов я здесь ставлю свою агентуру, которая будет пускать по мандатам. В эту же ночь начали возить материалы. Они ушли все беспрекословно, взяли только необходимое: белье и проч. В эту же ночь начали строить забор, что очень заинтересовало проходящую публику. Забор строили очень высокий в 6—7 сажен, а в гору 3 сажени. Публика интересуется: «зачем такой забор вымахали». Я доложил Филиппу, что все готово...[29]»
Как видно из сообщения Жилинского, в тот момент, когда ему военным комиссаром Голощекиным Ф.И. было дано срочное задание о поиске дома, подходящего для содержания под стражей большой группы людей, он не знал, что в ней будет содержаться царская семья. Никаких условий, касающиеся исторического значения местности, где должны содержаться арестованные, а также указаний о «подгонке» места под имя и фамилию владельца, перед Жилинским не ставились. Большевиками Екатеринбурга рассматривались различные варианты содержания под стражей царской семьи. Председатель Уралсовета Белобородов А.Г. вспоминал: «Одно время мы даже предполагали поселить Николая в тюрьме. Вместе с т. Голощекиным, кажется, два раза ездили осматривать Екатеринбургскую тюрьму и арестный дом, наметили даже к освобождению один из небольших тюремных корпусов. В конце концов, наш выбор остановился на особняке Ипатьева». По воспоминаниям ряда заключенных (князя Львова Г.Е., лакея Чемодурова Т.И., лакея Волкова А.А. и других), находившихся весной-летом 1918 года в тюрьме г. Екатеринбурга, содержание там, несмотря на плохие условия, не обеспечивало изоляции арестованных от внешнего мира.
Партийные и советские руководители Урала, решавшие вопрос размещения царской семьи – Голощекин Ф.И. и Белобородов А.Г. срочно решили вопрос о месте содержания Николая II. Они не были местными жителями, недостаточно знали Екатеринбург и его окрестности. Отсутствуют данные об их интересе к истории Урала и знании истории местности, где был расположен Дом Ипатьева и судьбах его жителей. В официальных советских документах дом значился как «Дом Особого Назначения». В них не акцентировалась его принадлежность Ипатьеву Н.Н. Впервые как «Дом Ипатьева» здание начало фигурировать в белогвардейских источниках. Каких-либо данных о возможном размещении Временным правительством царской семьи в Екатеринбурге не имеется. Параллели Мультатули П.В. между размещением царской семьи в доме Ипатьева и французской королевской семьи в замке Тампль надуманы и не подтверждаются фактами.

По мнению П.В. Мультатули «богоборческий характер» расстрела царской семьи предполагал избрание специальной даты убийства.
Расстрел совпал с праздником святого великого князя Андрея Юрьевича Боголюбского. Известно, что А. Боголюбский был убит в результате заговора в 1174 года в деревне Боголюбово под г. Владимиром, что, как считает Мультатули П.В., явилось частью «ритуала». Одновременно для убийства Николая II, по мнению Мультатули П.В., было подобрано время перед 18 августа 1918 года (9 ава 5678 года по еврейскому календарю). Дата расстрела якобы связана с кануном еврейского праздника «День памяти и скорби» (Тиша-бэ-Ав) – трагическими днями разрушения первого и второго иерусалимских храмов. По иудейской традиции в этот день в будущем должен быть воздвигнут третий храм. В этот же день у евреев есть обычай съедать яйцо. Как считает Мультатули П.В., предложение Юровского Я.М. к монахиням Ново-Тихвинского женского монастыря принести яйца для членов царской семьи, связано именно с этим ритуалом.
Следствием рассмотрены обстоятельства, связанные с определением даты гибели царской семьи. Попытки убить членов царской семьи предпринимались большевиками Урала в разное время в период переезда Николая II, членов его семьи и слуг из Тобольска в Екатеринбург в апреле 1918 года и никак не привязывались к определенным датам. Не оговаривалась дата расстрела и при сообщении решения о казни Николая II Ленину В.И. и Свердлову Я.М. Ни в одном из следственных документов белогвардейского следствия и в воспоминаниях участников расстрела и захоронения нет данных о выборе даты казни, связанной с историческими событиями и религиозными праздниками. По решению партийных и государственных органов Урала казнь Царской семьи должна была состояться вечером 16 июля 1918 года, но её задержка произошла по непредвиденным обстоятельствам: своевременно не был подан грузовик для перевозки трупов и не поступил ответ от Ленина В.И. и Свердлова Я.М. на сообщение Президиума Уралсовета о предстоящей казни Николая II.

Стараясь «подогнать» расстрел царской семьи под «ритуальное» убийство, Мультатули П.В. пытается доказать, что убийство царской семьи и слуг было совершено холодным оружием с дальнейшей имитацией расстрела.
Настоящим следствием установлено, что вопрос о применении орудий казни к членам царской семьи не был определен большевиками, решавшими вопрос об убийстве, а передан на усмотрение коменданта Дома Особого назначения Юровского Я.М. Как видно из воспоминаний участников расстрела, Юровский Я.М. обсуждал с ними, каким образом лучше совершить казнь. Каких-либо специальных предписаний о выборе орудий убийства не было, и выбрали «наиболее целесообразный» в сложившихся условиях вариант казни. Следствием установлено, что применение холодного оружия во время казни не предусматривалось и носило случайный характер, никак не связанный с гипотетическими «ритуальными» действиями убийц.
По воспоминаниям охранника Нетребина:
«Получив объяснение от т. Юровского, что нужно подумать о том, каким образом лучше провести казнь, мы стали обсуждать этот вопрос. Не помню кто из нас предложил следующее. Запереть заключенных в комнату угловую, она была занята ими же, и бросить две бомбы. Так мы и решили. Чтобы решить кому кидать бомбы, мы бросили жребий. Жребий выпал на двоих: старшему латышу и мне. День, когда придется выполнить казнь, нам был неизвестен, но мы все же чувствовали, что мы подобны людям, сидящим на ежеминутно готовой взорваться бомбе. …Мы снова обсудили о методе казни и решили его изменить. Мы решили расстрелять из наганов в находящейся внизу комнате, служившей там, вероятно, роль кладовой, так как напоминала своим строением чулан, кладовую[30]».
По воспоминаниям М.А. Медведева (Кудрина):
«Я.М. Юровский, Ермаков и я идем вместе в Дом особого назначения, поднялись на второй этаж в комендантскую комнату — здесь нас ждал чекист Григорий Петрович Никулин (ныне персональный пенсионер, живет в Москве). Закрыли дверь и долго сидели, не зная с чего начать. Нужно было как-то скрыть от Романовых, что их ведут на расстрел. Да и где расстреливать? Кроме того, нас всего четверо, а Романовых с лейб-медиком, поваром, лакеем и горничной — 11 человек! … Ничего не можем придумать. Может быть, когда уснут, забросать комнаты гранатами? Не годится — грохот на весь город, еще подумают, что чехи ворвались в Екатеринбург. Юровский предложил второй вариант: зарезать всех кинжалами в постелях. Даже распределили, кому кого приканчивать. …Юровский вернулся в комендантскую и предложил третий вариант: посереди ночи разбудить Романовых и попросить их спуститься в комнату первого этажа под предлогом, что на дом готовится нападение анархистов и пули при перестрелке могут случайно залететь на второй этаж, где жили Романовы…
…Решаем поставить во дворе снаружи дома (двор образован внешним дополнительным забором со стороны проспекта и переулка) грузовик и перед расстрелом завести мотор, чтобы шумом заглушить выстрелы в комнате. Юровский уже предупредил наружную охрану, чтобы не беспокоились, если услышат выстрелы внутри дома…[31]»
Как видно из всех воспоминаний участников расстрела и показаний, данных свидетелями и обвиняемыми в период белогвардейского следствия, для казни планировалось применение только огнестрельного оружия. Холодное оружие (штык от американской винтовки системы Винчестера, по форме напоминающий большой нож) был использован Ермаковым П.З. для того, чтобы лишить жизни оставшихся в живых после выстрелов великую княжну Анастасию Николаевну и комнатную девушку Демидову А.С. Связано это было с тем, что участники расстрела после стрельбы проветривали комнаты и открыли окна. Опасаясь, что снаружи будут слышны звуки выстрелов, женщин, оставшихся в живых, Ермаков П.З. убил штыком. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, на костях членов царской семьи и слуг, обнаруженных в 1991 и 2007 года имеются многочисленные повреждения, причиненные пистолетными и револьверными пулями. Вместе с трупами обнаружены пули. Травмы, причиненные холодным оружием обнаружены только на костях горничной Демидовой А.С. Проведенной судебно-медицинской ситуационной экспертизой установлен механизм совершения казни. Вывод Мультатули М.В. о том, что «холодное оружие было основным орудием убийства Царской Семьи и её окружения ночью 17 июля 1918 года» не соответствует действительности и не подтверждается материалами настоящего уголовного дела и материалами белогвардейского следствия.
В стенограмме выступления Юровского Я. М. перед старыми большевиками в 1934 года сказано: «Когда стрельбу приостановили, то оказалось, что дочери, Александра Федоровна и кажется, фрейлина Демидова, а также Алексей, были живы. Я подумал, что они попадали от страху или может быть намеренно и потому еще живы. Тогда приступили достреливать (чтобы было поменьше крови, я заранее предложил стрелять в область сердца). Алексей так и остался сидеть окаменевши, я его пристрелил. А дочерей стреляли, но ничего не выходило, тогда Ермаков пустил в ход штык и это не помогло, тогда их пристрелили, стреляя в голову[32]».
По воспоминаниям Кабанова А.Г.: «Фрельна[33] лежала на полу еще живая. Когда я вбежал в помещение казни я крикнул, чтобы немедленно прекратили стрельбу, а живых докончили штыками, но к этому времени живых остались только Алексей и Фрельна. Один из товарищей в грудь фрельны стал вонзать штык американской винтовки «Винчестер» штык вроде кинжала, но тупой и грудь не пронзил, а фрельна ухватилось обееми руками за штык и стала кричать, но потом ея и царских собак добили прикладами ружей[34]».
Согласно данным, приведенным Медведевым (Кудриным) М.А.: «Шатаясь, поднимается уцелевшая горничная: она прикрылась подушками, в пуху которых увязли пули. У латышей уже расстреляны все патроны, тогда двое с винтовками подходят к ней через лежащие тела и штыками прикалывают горничную[35]».

В качестве основного довода о «ритуальности» убийства Мультатули М.В. и другие авторы приводят так называемую «каббалистическую» надпись в комнате, где производился расстрел.
Во время первоначального осмотра, Следователь Сергеев И.А. не зафиксировал наличия четырех так называемых «каббалистических» знаков, видимо, не придав им внимания. Они и арабские цифры неподалеку были обнаружены следователем Соколов Н.А. в апреле 1919 года В протоколе осмотра им отмечено: «На самом краю подоконника чернилами черного цвета весьма толстыми линиями сделаны одна под другой три надписи: "24678ру. года", "1918 года", "148467878 р", а вблизи их написано такими же чернилами и тем же почерком "87888". В расстоянии полувершка от этих надписей на обоях стены такими же черными линиями написаны какие-то знаки, имеющие следующий вид…[36]»
По мнению известного уральского историка Плотникова И.Ф., специализирующегося на теме гражданской войны: «Они[37] относятся к каббалистическим… …Автор данных строк, занимавшийся проблемами истории масонства, его корнями, опубликовавший по ней специальную работу, видит в данных знаках сходство с таковыми в каббалистических и магических алфавитах, с тайнописью тайных обществ, весьма разнообразной. Встречающиеся в литературе заявления о том, что знаки совершенно случайны, что их просто праздно нацарапали карандашом или замывавшие после расстрела кровь в комнате охранники, или еще раньше приходившие туда, в контору Н.П. Ипатьева, рабочие и т.д., вряд ли могут приниматься всерьез[38]».
В 1924 году в Париже появилось первое издание книги Соколова Н.А. на французском языке: «Следствие по убийству Русской Императорской Семьи». В этом первом издании Соколов писал о таинственной надписи: «На той же стене я обнаружил надпись, состоящую из четырех символов и серии цифр. Несмотря на то, что существует несколько интерпретаций, смысл этой таинственной надписи до сих пор сокрыт»[39] .
В русском издании книги Соколова, вышедшей в 1925 году в Берлине в издательстве «Слово», приведенная фраза звучит следующим образом: «На этой же южной стене я обнаружил обозначение из четырех знаков».
Время написания знаков и их авторство в ходе настоящего следствия не установлены. Каких-либо воспоминаний и свидетельских показаний о том, кто мог сделать надпись, состоящую из цифр и знаков в настоящее время в распоряжении следствия не имеется. Данные белогвардейского следствия говорят о том, что с момента, когда с Дома Ипатьева была снята охрана красноармейцев и работников УралЧК до момента появления следственных органов в доме, он не охранялся и в нем побывало большое число людей, которые могли внести изменения в обстановку места происшествия. В то же время, анализ обстановки говорит в пользу того, что четыре знака и цифры, обнаруженные следователем Соколов Н.А., могли быть сделаны до расстрела царской семьи как «проба пера».
Вопрос о происхождении «каббалистических» знаков получил отражение в воспоминаниях участников расстрела царской семьи. Он рассматривался во время секретного совещания старых большевиков Урала в 1934 году:
«МОИСЕЕВ: По книге Соколова, видно, что где была казнь, на стене осталась какая-то каббалистическая надпись на немецком языке и фашистский знак на окне, где жила семья.
ЮРОВСКИЙ: Это недопустимо, не могло быть, это может быть произведение белых, может быть они сами написали.
МОИСЕЕВ: Каков был национальный состав охраны, кроме русских, были латыши?
ЮРОВСКИЙ: Да, были латыши. Был один австриец, но в качестве обслуживающего в части хозяйственной, в охране были только латыши и русские. Там были рабочие Злоказовского завода[40]».
Как вопрос Моисеева, так и ответ Юровского Я.М. говорят о полном непонимании ими темы, связанной с каббалой. Этими вопросами они никогда не занимались. «Фашистский знак» - крест особой формы – символ благополучия, был нарисован императрицей в комнате, где она проживала. Свастика, которой бывшая императрица придавала смысл христианского «оберега» никакого отношения не имел к «фашистскому знаку», который в 1918 году, задолго до прихода фашистов к власти, не имел негативного смысла. В том, случае, если бы Юровский Я.М. имел представление о неком якобы «каббалистическом» роде надписи в расстрельной комнате, реакция его на вопрос была бы иной.

В настоящее время существует более десяти толкований надписи из четырех знаков и цифр. Наиболее известной является расшифровка, сделанная русским эмигрантом лингвистом Михаилом Скарятиным, выступавшим под псевдонимом Энель. До настоящего времени не установлены основные события жизни Энеля. В 1993 году в Париже вышла его книга под названием «Trilogie de la Rota». В этой книге приводятся сведения об авторе. Вот их содержание: «Посвященный каббалист и оккультист русского происхождения, бежавший во Францию — Энель (1883-1963) посвятил большую часть своей жизни изучению Античной мудрости и каббалы»[41].
Платонов О.А. в своей книге «Заговор цареубийц»[42] приводит такие данные о Скарятине: «Такое прочтение каббалических знаков не удовлетворило видного русского ученого Михаила Владимировича Скарятина, полковника Кавалергардского полка, 20 лет прожившего в Египте. Знаток древних восточных языков, он значительную часть своей жизни посвятил расшифровке папирусов, чье содержание имело отношение к магии. При этом Скарятин до конца жизни оставался православным, глубоко верующим человеком, был старостой русской церкви в Каире, директором Русского отдела Министерства внутренних дел Египта. Изучив знаки, воспроизведенные Вильтоном в его книге, Скарятин провел специальное исследование, которое было им опубликовано в брошюре «Жертва» под псевдонимом Энель[43]».
В своей книге «Жертва», вышедшей в 1925 году в Париже, Энель дает подробный лингвистический анализ четырем знакам, которые, по его мнению, были древнееврейским, самаритянским и греческим вариантом еврейской буквы «Ламед»[44].
Энель, рассматривая расшифровку «каббалистической» надписи, приведенную в книге Р. Вильтона, звучавшую следующим образом: «Здесь глава религии, народа и государства (русского) был убит; приказ выполнен», не согласился с ней и привел собственную транскрипцию «надписи». По его расшифровке:
«Первая буква - скорописное начертание «ламед» древне-еврейского языка (так назыв. арамейская азбука). Это двенадцатая буква алфавита, коей числовое значение 30, коей каббалистическое основание 3 (то есть 3+0=3).
Вторая буква - та же буква «ламед» в самаритянской транскрипции.
Третья буква - греческая ламбда, соответствующая древне-еврейскому «ламед».
Для «удобства» толкования Энель «перевернул» знаки. Непосредственно он изображения «знаков» не видел, а только их полиграфическое воспроизведение в книге Р. Вильтона.
Каббалистическая надпись следующим образом истолковывается Энелем:
«Лицо, сделавшее надпись, было несомненно посвящено в тайны каббалистики, изложенные в Кабале и Талмуде. Этот человек выполнил ритуальный акт черной магии, согласно высшему повелению, и был вынужден закрепить свой акт каббалистической формулой в исполнительном начертании.
…Факт, что надпись была перевернутой, был не случайным, но он с неоспоримостью указывает, что преступление было выполнено по приказу этого сообщества черной магии, которое всегда пользуется этим способом написания наоборот, или таким, чтение которого следует производить при помощи зеркала.
Нам остается объяснить, для полноты картины, причину выбора 3-х языков - древне-еврейского (арамейского), самаритянского и греческого, для начертания буквы «Л».
Надо отдать себе отчет о точке зрения еврейского ученого. По его убеждению, священные книги Библии не могут быть переведены без искажения ни на один чужой язык и ни один перевод не может соответствовать оригиналу. Оригинальными рассматривались следующие труды:
1. Текст, написанный пророком Ездрой на арамейском языке после возвращения из Вавилонского плена. Этот текст был передан Ездре пророком Даниилом, главным халдейцем (т.е. мудрецом) при дворе царя Вавилонского.
2. Самаритянский текст, также полученный в Вавилоне Самаритянами, т.е. десятью отколовшимися коленами. Этот текст написан буквами, приближающимися к древнему алфавиту, предшествовавшему учению и реформам Ездры, который принял арамейский алфавит.
3. Текст греческий известный под названием текста семидесяти толковников. Этот текст был написан по просьбе Птоломея Лагос для Александрийской библиотеки пятью мудрецами. Перевод был потом одобрен советом 70-ти из Иерусалима, который и объявил его правильным.
Последующие переводы греческого текста, как например латинская «Вульгата», не признаются евреями.
Таким образом, с еврейской точки зрения всего три языка достойны быть выразителями божественного откровения. Объявив свою мысль на этих трех языках, еврей исполняет обряд объявить эту мысль всему миру, им признаваемому.
Как совокупность нашего исследования мы приходим к заключению:
1. Убийство царя было выполнено.
2. Оно было выполнено слугами темных сил с целью разрушения существующего порядка, людьми, прибегающими к сверхъестественным магическим силам, происходящим от доисторической науки.
Полное раскрытие тайного значения надписи выражается так:
«Здесь, по приказу тайных сил, Царь был принесен в жертву для разрушения Государства. О сем извещаются все народы»[45].
Толкование Энеля крайне уязвимо, поскольку сравнение начертания знаков и букв соответствующих алфавитов страдает большими «натяжками» и предельно субъективно. Автор и другие сторонники мистической версии убийства царя не приводят ни одного случая, когда во время так называемых «ритуальных убийств» или исполнения религиозных культов использовался хотя бы один из обозначенных «каббалистических знаков». Не приводится также никаких параллелей и примеров из прошлого (одновременное использование при письме знаков - букв, употреблявшихся разными народами во времена, удаленные друг от друга на столетия). Автором не приводятся примеры использования этих знаков в сходных ситуациях (при убийстве), в древних рукописях, храмовых надписях и т.д. Каждой «букве» он придает одно-единственное значение, хотя известно, что одна и та же буква алфавита может служить началом для множества слов, имеющих зачастую противоположный смысл. Исследования Энеля никогда не были подтверждены кем-либо из ученых, изучающих древние языки либо еврейскую религиозную жизнь. Даже издатель Энеля крайне критически относился к его «толкованиям». В примечаниях к брошюре переводчик         Б. Верный пишет: «Оставляя эти примеры на ответственности их автора, мы не можем не указать, что лишь последний пример заслуживает внимания.  I-й нам проверить не удалось; II-й - натяжка (...) Малоценность III-го примера легко оценит сам читающий[46]». Цифры на подоконнике, написанные, по мнению Соколова Н.А., тем же человеком и теми же чернилами, что и «каббалистическая надпись», Энель при «расшифровке» не использовал, по-видимому, зная, что арабские цифры в каббале использовать категорически запрещено.
Таким образом, в своем исследовании Энель не смог доказать того, что «каббалистические» знаки являются осмысленной надписью, а, например, не «пробой пера»; не смог убедительно доказать, что каждый из «знаков» сопоставим с определенным алфавитом; не смог доказать и того, что данные знаки ранее использовались при исполнении определенных религиозных ритуалов
В конечном счете, Энель пришел к следующим выводам. По его мнению надпись обозначает: «Здесь, по приказу тайных сил, Царь был принесен в жертву для разрушения Государства. О сем извещаются все народы».
Болотин Л.Е., исследовавший обстоятельства появления надписи в комнате, где произошел расстрел царской семьи писал: «Имеет смысл вспомнить сопоставление четырехзначной надписи в Ипатьевском подвале с аналогичной криптограммой, опубликованной в еврейской националистической брошюре «Лехи»: «12-го февраля 1942 года в Тель-Авиве в результате столкновения между враждующими еврейскими группировками был убит глава группы «Лехи» Абрам Штерн по кличке «Яир». На месте его убийства была оставлена следующая надпись из четырех знаков, которая в еврейском прочитывается как «Некама», — что означает «месть». Любопытно, что если учесть разницу в почерках, то три из четырех знаков разительно похожи на символы Екатеринбургского графити»[47].
Следствие не усматривает сходства между надписями в Доме Ипатьева и на месте гибели Абрама Штерна, поскольку надпись, сделанная в 1942 года появилась на территории, населенной евреями, она сделана на понятном для местного населения еврейском языке и однозначно определяет происшедшее событие – убийство из мести. Надпись же, обнаруженная в «расстрельной комнате» Дома Ипатьева прямо не соотносится ни с одним из существовавших или существующих языков и в таком виде не отмечена учеными и юристами за все время существования человечества.

Выводы Энеля подвергались исследованию учеными Центра изучения религий Российского государственного гуманитарного университета[48]. В Заключении Центра указано:
«1. Основной тезис брошюры Энеля заключается в том, что знаки, обнаруженные на стене комнаты в доме Ипатьева, где произошло убийство царской семьи, имеют каббалистический характер. Они представляют собой криптограмму, которую автор расшифровывает, как «Здесь, по приказу тайных сил, Царь был принесен в жертву для разрушения Государства. О сем извещаются все народы». Однако автор исходит из того, что каббалист, составлявший надпись, оперировал древнееврейским, самаритянским, греческим алфавитом и арканами таро. Поскольку каббала во всех своих построениях пользуется только и исключительно буквами древнееврейского алфавита[49] и абстрактными схемами, и категорически запрещает какие бы то было рисунки, иероглифы, символические изображения и тому подобное[50], данный тезис Энеля саморазрушается. Остаются две возможности: первая - знаки на стене дома Ипатьева не имеют никакого отношения к каббале, вторая - «каббалистическая надпись» прочитана Энелем неправильно, с привлечением некаббалистических кодов (греческий алфавит, символические изображения),
2. Попробуем рассмотреть вторую возможность. В протоколе, составленном в апреле 1919 года следователем Соколовым Н.А., зафиксировано: «надпись сделана такими же чернилами и такими же черными линиями», что и надписи, находящиеся вплотную к ней на подоконнике и содержащие арабские цифры. Судя по всему, эти надписи произведены одной и той же рукой и в один и тот же момент. Так утверждают все исследователи знаков в доме Ипатьева. То же впечатление складывается при рассмотрении фотографии стены. Однако, все практики каббалы: так же, как и практика Русской Православной Церкви, отвергают арабские цифры и для счета используют древнееврейский алфавит (а Русская Православная Церковь - церковнославянский алфавит). Следовательно, даже не пытаясь никак отождествлять знаки надписи, можно заранее утверждать, что независимо от того, представляют ли они собой шифр или нет, они не имеют отношения ни к какой каббалистической практике.
3. Тем не менее, научная добросовестность обязывает нас рассмотреть в отдельности все предположения Энеля по прочтению знаков и высказать следующее.
A) Арамейский язык (столь же священный для христиан всех национальностей и конфессий, как и еврейский, поскольку на нем написано некоторое количеств: ветхозаветных текстов) графически не отличается от древнееврейского, поскольку использует тот же алфавит. Следовательно, не может быть «Арамейского ламеда».
Б) Самаритянский алфавит несколько отличен от древнееврейского, и именно поэтому каббала им не пользуется. Поэтому второй знак не может был самаритянским.
B) Третий знак либо не изображает ничего, либо, как утверждает Энель, представляет собой перевернутую древнегреческую ламбду. В этом случае она не может использоваться в каббале.
Г) Первый (или последний) знак надписи представляет собой косую черту. Такого знака каббала не использует (зато он очень часто употребляется при арифметических подсчетах: повсеместно в Европе, а также и в нашей стране).
Д) Таким образом, из всех знаков надписи остается один, который Энель интерпретирует как скорописный древнееврейский ламед. Однако, во-первых, изолированный ламед не значит ничего и изолированные буквы в древнееврейском письме не встречаются; во-вторых, этот знак не напоминает скорописный ламед, так как петля незамкнута. В-третьих, ламед не означает ни «разомкнутой руки», ни «мщения», а означает «учащегося» (если иметь в виду не одну букву, а трехбуквенный корень «лмд»).
Е) Напомним, что на стене, обращенной к Вознесенскому переулку, имеются еще надписи, а именно: «Прашу не курить», «Борзна» и «Кародонов»; а на самом краю подоконника, вплотную к так называемым «каббалистическим знакам», также три надписи: «24678 ру. года», «1918 года», «148467878 р.» Нам представляется наиболее логичным расшифровка знака «р.», как «рубль». Надпись «1918 года», по нашему мнению, расшифровывается, как тысяча девятьсот восемнадцатый год от Рождества Христова; а «Прашу не курить», как безграмотно или диалектно выполненное пожелание воздерживаться от курения.
4. Исходя из всего вышеизложенного, рассмотрев все варианты прочтения знаков на стене в доме Ипатьева как каббалистических, мы приходим к выводу, что возможен только один ответ на вопрос: «можно ли усмотреть в знаках каббалистическую надпись?» - Нет.
5. Также следует отметить, что брошюра Энеля изобилует ошибками, изобличающими абсолютную неосведомленность автора в вопросах, касающихся библеистики, гебраистики, каббалы - и всех дисциплин, касающихся изучения иудаизма. Назовем только самые крупные».
В дальнейшем авторы заключения приводят большое число грубых ошибок, допущенных Энелем при расшифровке «каббалистических» знаков.
Авторы заключения приходят к следующему выводу:
«Исходя из всего вышеизложенного, мы приходим к выводу, что брошюра Энеля не имеет никакой научной ценности, и поэтому не может быть использована в качестве основополагающего или даже подсобного документа ни в каком юридическом процессе. Автор также не может быть признан свидетелем, так как по собственному признанию видел знаки на стене дома Ипатьева только на фотографии.
6. В заключение необходимо остановиться на глобальном тезисе Энеля, которому утверждение о каббалистической надписи должно было послужить подспорьем. Вот этот тезис: «Убийство царя и царской семьи было ритуальным. Этот ритуал - иудейский». Чтобы подтвердить или опровергнуть этот тезис, необходимо ответить на вопрос: «Возможно ли в рамках какого-либо ответвления иудейской религии: (раввинистического иудаизма, хасидизма, каббалы, реформированного иудаизма убийство в ритуальных целях?» История иудаизма, начиная с древнейших текстов Ветхого Завета и древнейших археологических памятников (и то и другое - середин; XII в. до Р.Х.), насчитывает более трех тысяч лет. Она богата письменными документами, археологическими находками, этнографическими данными, внешними свидетельствами представителей других народов, среди которых жили и живут адепты этой религии. Все ритуалы иудаизма тщательно изучены, документированы, многие из них практикуются в настоящее время, но среди них ритуального убийств не наблюдается. Это позволяет утверждать с полной уверенностью, что ни один случай убийства кого-либо с ритуальными целями психически здоровым адептом иудаизма никогда не имел места[51]. …Шестая заповедь Моисея гласит: «Не убий» (Исх. 20:13). Верующий иудей, как и верующий христианин, может совершить преступление и убить человека, но это убийство не будет ритуальным.
7. Итак, мы отвечаем на вопрос, заданный в начале п. 6., отрицательно. Убийство царя Николая Второго и его семьи не было ритуальным убийством в рамках иудаизма, поскольку в рамках иудейской религии не может быть ритуальных убийств в той же мере и по тем же соображениям, как и в рамках христианской религии.

27 сентября 2004 года

Руководитель Центра изучения религий РГГУ              Н.В. Шабуров:

Преподаватели Центра, гебраисты:                              С.В. Бабкина
                                                                                                          Л.Г. Жукова»

Некоторые ученые делали попытки истолковать значение цифр, обнаруженных в непосредственной близости к «каббалистической» надписи из четырех знаков. В своей книге Мультатули М.В. пытается сделать расшифровку цифр, написанные одновременно с «каббалистическими» знаками: «Сравним эти цифры с цифрами в Ипатьевском доме: 24678, 1918, 148467878, 87888. Как мы видим, восьмерка присутствует в каждой цифровой комбинации, а в последних двух встречаются три восьмерки, соответствующие гематрическому обозначению имени Иисуса. Таким образом, вполне возможно, надпись в Ипатьевском доме носила не только смысл оповещения о принесении Царя в жертву, но и оповещения всего мира о совершенном в доме Ипатьева открыто богоборческим актом, направленным против Спасителя[52]».
По данным следствия, ни одна из приведенных выше цифр или их сочетание не использовалось различными «каббалистическими» и «сатанинскими» организациями при выполнении различных обрядовых действий, в том числе, убийств.

Следующим доводом о признании убийства «ритуальным» является факт обнаружения надписи на стене комнаты убийства, которая также выдается за «каббалистическую». Это заключительные строки из баллады Гейне «Валтасар»:
Belsatzar ward in selbiger Nacht      Валтасар был в эту ночь
Von seinen Knechten umgebracht. Убит своими слугами (холопами).
В русском стихотворном переводе эти строки звучат так: «Но прежде чем взошла заря, рабы зарезали царя[53]».
Генерал Дитерихс утверждал, что эти строки — двустишье, написанное карандашом полуинтеллигентной рукой, на еврейско-немецком жаргоне
То есть Дитерихс намекал на идиш, не зная того, что в письменности этого языка употреблялся только древнееврейский алфавит.
Следствием рассмотрено отношение Г. Гейне к каббалистике и иудаизму, возможность использования текстов его произведений в качестве «каббалистических» или «сатанинских».
Генрих Гейне (1797–1856), немецкий поэт, один из величайших лириков мировой литературы, происходил из еврейской семьи. Семья Гейне не отличалась религиозностью. Незадолго до окончания университета, после некоторых колебаний, Гейне принял крещение, поскольку заняться адвокатской деятельностью мог только христианин. До конца своих дней он так и остался индифферентен к религии. На похоронах Гейне по его просьбе не совершалось никаких религиозных обрядов[54].
Смысл надписи на стене – «Убит своими слугами (холопами)» или в русском переводе – «рабы зарезали царя», логически не вписывается в формулу убийства освященного Церковью императора. По мнению следствия, в том случае, если бы убийство носило «ритуальный» характер, лица его совершившие, должны были чувствовать себя не «холопами», а некой «высшей силой», стоящей над православным монархом и Православной религией. Вероятнее всего, если судить по содержанию, надпись была сделана кем-либо из антимонархически настроенных белогвардейцев, возможно, чехов, которые свободно владели немецким языком, для которых большевики, совершившие убийство царя, являлись «холопами». Не исключено, что цитата могла быть написана рукой пленного австро-венгра из охраны дома Ипатьева, знавшего немецкий язык. Об одном из них, как о человеке, приближенном к Юровскому Я.М., показывал во время допроса Проскуряков Ф.П.: «В нижних комнатах жил пленный мадьяр по имени, кажется, Рудольф, а не Адольф. <…> Рудольф прислуживал и Авдееву с Мошкиным, и Юровскому. Он, очевидно, был в доме, когда шло убийство Царской семьи, потому что я видел его потом в поезде уезжавшим вместе с Юровским[55]». Существует документ (копия с удостоверения), который подтверждает свидетельство Проскурякова: «...предъявитель сего Лахер Рудольф командируется в дом особого назначения в распоряжение коменданта[56]». Документ датирован 14 мая 1918 года, то есть пленный Рудольф Лахер поступил на службу в Дом Особого Назначения еще при коменданте Авдееве.
Наличие на стене надписи на немецком языке не дает оснований для утверждения о ритуальном характере действий инициаторов и участников расстрела. Не имеется данных об участии Г. Гейне в каких-либо иудейских или «сатанинских» религиозных течениях. Скорее наоборот, это был крещеный ассимилированный еврей. Наличие этой надписи говорит только о том, что в комнате до или после расстрела побывал человек, знающий немецкий язык и знакомый с произведениями Г. Гейне. Не имеется ни одного упоминания исследователей «ритуальных убийств» о том, что стихи Гейне включены в священные тексты или «ритуальные действа» евреев и сатанистов. К этому следует добавить, что текст, написанный на немецком языке, не мог использоваться каббалистами.

Одним из основных тезисов сторонников версии о «ритуальном» убийстве является утверждение о неких манипуляциях с телами, присущих убийствам, совершенным евреями или сатанистами. Мультатули П.В. пишет:
«…в манипуляциях над телами четко прослеживается откровенный ритуал сатанистов. Вспомним, что говорят современные сатанисты об этом: «Останки вывозятся в лес, обливаются бензином и сжигаются, а затем закапываются. Документы убитого тоже сжигаются, а деньги идут в общак» (выделено нами – П.М[57])».
Но кроме этих видимых следов сатанинского ритуала при манипуляциях с телами имеется еще одно весьма таинственное обстоятельство: в своих поисках Соколов не обнаружил ни одного человеческого зуба, хотя известно, что зубы хуже всего поддаются действию огня[58].
При этом Мультатули П.В. ссылается на мнение генерала Дитерихса М.К.: «Вся эта дикая операция порубки тел для большего удобства при сжигании, конечно, не требовала присутствия врача. Но если предварительно действительно отделялись головы у несчастных жертв Исаака Голощекина, если в таинственных трех железных бочках, увезенных потом назад в город на коробах, был спирт для заливки отделенных голов, то для этой операции нужен был именно врач. <...> Тела несчастных мучеников вытащили на глиняную площадку; туда же доставили бочку керосина, 9-10 пудов кислоты и три бочки, по-видимому, со спиртом. Прежде всего Исаак Голощекин отделил у них головы[59]».
Далее Мультатули П.В. продолжает: «Таким образом, генерал Дитерихс аргументированно и четко высказал предположение о том, что головы членов Царской Семьи были отчленены убийцами и отправлены в Москву. …Но в деле об отчленении глав Царской Семьи речь идет не просто о подтверждении ее убийства. Если головы были действительно отчленены, то это отчленение может рассматриваться только в рамках единого ритуала происшедшего в Доме Особого Назначения тяжкого преступления.
Здесь невольно на ум приходит то значение, которое имеет голова и ее отчленение от тела в чернокнижии. «Отделение головы жертвы от тела, как это следует из разных авторитетных источников, — говорится в книге Л. Болотина, — является составной частью каббалистического ритуала, практикуемого также в низшем масонстве[60]».
Мультатули П.В. приводит многочисленные легенды об отделении голов членов царской семьи от тел и передаче их представителям высшего руководства большевиков: «Итак, в своей брошюре He-Буква приводил слова писателя Н.Н. Брешко-Брешковского, сына «бабушки русской революции» Е.К. Брешко-Брешковской, естественно, в собственном пересказе, следующего содержания: «Юровский и Ермаков в июле 1918 года представили Президиуму ВЦИК головы казненной царской четы. Оказывается, стараниями Соколова была раскрыта тайна, будто бы большевики в первые годы революции практиковали такую форму отчетности о проделанной работе как предъявление начальству отрубленных голов. На представленные головы вышестоящие комиссары косятся недоверчиво. Но Юровский настаивает: «Каких доказательств вы еще можете требовать? Вот его императорское величество, вот ее императорское величество…» И Юровский опустил головы до земли»[61].
В продолжение темы Мультатули П.В. приводит сообщения, появившиеся за рубежом: «Следующее известное нам сообщение появилось в 1928 году в ряде немецких газет и было перепечатано на русском языке в журнале «Двуглавый Орел. Вестник Высшего Монархического Совета»[62]. Статья называлась «Участь Царской Головы» и была подписана неким пастором Куртом Руфенбургером, в других газетах — Куртом Ризенбургом. В статье говорилось, что «Весть об убийстве Царской Семьи уже 18 июля достигла Берлина, но в Берлине этому не хотели дать веры. Вышло так, что 19 июля московская радиостанция перехватила направленную из Берлина в одну большую газету радиограмму, которая вопреки распространившимся слухам об убийстве Царской Семьи гласила: «Царь и его Семья живы, спасены своими сторонниками и отвезены в надежное место». Это сообщение очень встревожило Кремлевских диктаторов, и Троцкий затребовал у Белобородова неоспоримых доказательств тому, что «тиран России действительно подвергся заслуженной казни». В ответ на эту телеграмму болыиевицкие правители получили 26 июля 1918 года запечатанный кожаный чемодан, в котором находилась голова убитого Царя. Нельзя было требовать более неоспоримого доказательства того, что Царь в действительности был убит. По приказанию Ленина утром 27 июля было созвано собрание главных советских вождей, которым была предъявлена екатеринбургская посылка. Было установлено, что находящаяся в кожаном чемодане в стеклянной банке голова в действительности есть голова Царя Николая II; обо всем этом был составлен протокол. Этот протокол подписали все восемь собравшихся: Ленин, Троцкий, Зиновьев, Бухарин, Дзержинский, Каменев, Калинин и Петерс. При этом исследовании Каменев возбудил вопрос, что делать дальше с главой Царя. Большинство высказалось за уничтожение. Только Зиновьев и Бухарин предложили поместить главу в спирт и сдать в музей, где и сохранить в назидание будущий поколениям. Однако это предложение было отклонено, дабы, как выразился Петерс, невежественный народ не сделал бы из нее святыню для поклонения и не возникали бы опасные брожения. Выполнение решения было возложено на Троцкого. Решено было главу Царя сжечь в Кремле в ближайшую ночь с 27 на 28 июля»[63].
По словам Мультатули П.В.: «Также представляют интерес сведения о том, что голова Царя была сожжена в Кремле. Если учесть, что Кремль, святыня Русского Народа, был избран богоборцами как центр своего господства, что уже само по себе несло кощунственный для православной России смысл, что именно в Кремле позже было сожжено тело Ф. Каплан, а еще позже у основания Кремля погребено мумифицированное тело Ленина, то сожжение Царской Главы именно в Кремле приобретает особое значение[64]».
Мультатули П.В. приводит цитату из романа Колчедаева: «В романе Кочедаева приводятся следующие слова Юровского Войкову, якобы сказанные им после убийства Царской Семьи: «Петр Лазаревич, нам нужно будет представить в Москву какие-нибудь доказательства, что Романовы ликвидированы. Я давно уже об этом думаю. Полагаю, что лучше всего отправить голову царя. Мне кажется, что мы должны это сделать обязательно[65]».
Как основное свидетельство отчленения голов, Мультатули П.В. приводит выдержки из воспоминаний французского генерала М. Жанена, игравшего большую роль в спасении следственного дела Соколова Н.А.:      «В 1933 году на Западе появляется главное свидетельство в пользу того, что Царские Головы были действительно отчленены большевиками и увезены в неизвестном направлении. Произошло это после того, как свет увидели воспоминания французского генерала М. Жанена. Свидетельства Жанена весьма ценны и потому, что он был фактическим руководителем всех сил Антанты в Сибири и на Урале, и потому, что он был крупным масоном. Жанен в силу своего положения пользовался информацией гораздо более глубоких источников, чем Соколов и Дитерихс (в частности, информацией  З. Свердлова (Пешкова)[66]. В 1920 году, когда положение колчаковских войск стало безнадежным, а сам адмирал был убит большевиками, Жанен единственный, кто оказал Соколову действенную помощь в спасении материалов следствия. Естественно, что он был в курсе этого следствия. Так вот, Жанен писал в 1933 году: ««20 марта вечером Дитерихс вместе с Жилъяром и одним из офицеров прибыли, неся с собой три тяжелых чемодана. 21 марта Дитерихс принес мне ящик с человеческими останками и еще более важными вещами. Человеческие останки насчитывали около тридцати обожженных частей костей, немного человеческого жира, вытекшего на землю, волосы, отрезанный палец, который экспертиза определила как безымянный палец Императрицы. Кроме того там были обожженные фрагменты драгоценностей, иконки, остатки одежды и ботинок, металлические части одежды, такие как пуговицы, застежки, пряжка Цесаревича, окровавленные кусочки обоев, револьверные пули, документы, фотографии и так далее. Зубов не было. Головы были отчленены от тел и отправлены неизвестно куда назвавшимся Апфелъбаумом в специальных ящиках, наполненных опилками[67]».
Генерал М. Жанен по службе был тесно связан с адмиралом Колчаком А.В. и генералом Дитерихсом М.К., которые были уверены в том, что тела членов царской семьи сожжены, а головы отделены от тел. Данных о контактах Зиновия Пешкова со своим братом Свердловым Я.М. в 1918 году в распоряжении историков и следствия не имеется. Основная информация, находившаяся в распоряжении генерала Жанена совпадала с выводами генерала Дитерихса М.К. Других информаторов об обстоятельствах гибели царской семьи, кроме представителей следственной группы Соколова Н.А. генерал М. Жанен не имел.
В 1934 году бывший иеромонах, сначала друживший, а потом рассорившийся с Распутиным Г.Е., расстрига Труфанов С.М. (более известный как Илиодор), некоторое время сотрудничавший с представителями органов Советской власти дал следующее сообщение в прессу: «Однажды мне надо было явиться в Кремль к Калинину, чтобы обсудить с ним вопрос о важной религиозной реформе. Когда я проходил по темному коридору, мой провожатый неожиданно открыл дверь небольшой потайной комнаты. Я вошел туда. На столе под стеклянным колпаком находилась голова Николая П. Глубокая рана была на месте его левого глаза. Я застыл на месте»[68].
Подтверждений заявлению Труфанова С.М. не имеется. Мультатули П.В. принимает заявления Труфанова С.М. как подтверждение действительно существовавших фактов: «Но возникает вопрос: зачем такой темной личности, как Труфанов, понадобилось раскрывать тайны черного ордена? Ответ на это вопрос может показаться парадоксальным, но тем не менее нельзя исключать того, что рассказать об этом Труфанову приказали те самые черные силы, которые осуществляли свой обряд с Царской Главой в Московском Кремле. Дело в том, что зло нуждается в пропаганде своих дел. Оно не может вершиться только в тайне. Каббалистическая надпись в комнате убийства красноречиво говорит об этом. Заставляя Труфанова оповестить весь мир об отрезанной голове Государя, сатанисты могли стремиться заставить христианский мир ужаснуться перед их силой, внушить ему мысль о бесполезности сопротивления ей. Не случайно, что с воспоминаниями Труфанова русскую эмиграцию ознакомила не какая-нибудь крайне-правая газета, а вполне либеральные, прокадетские, основанные Милюковым «Последние новости[69]».
В той же газете, где приводились «воспоминания» Труфанова С.М., говорилось о том, что голова императора была доставлена в Москву проституткой Гусевой (не исключено, что Хионией Гусевой, женщиной, которая в 1914 году тяжело ранила Г.Е. Распутина): «Отрезанная голова был отправлена в Москву по приказу Уральского Совета проституткой Гусевой, любовницей предполагаемого убийцы. Эта поездка в сопровождении головы подорвала нервы женщины, которая была немного не в себе. Она потеряла рассудок. Зимой, с босыми ногами, она бродила по московским улицам и с криком рассказывала, что она отвезла царственную голову в город священного коронования. Она была расстреляна, и вместе с ней пропал последний след этой легенды[70]».
Сергей Труфанов, неоднократно уличавшийся во лжи и беспринципности, известен как инициатор многих политических провокаций и скандалов, для которых использовались заведомо ложные данные. Каких-либо документальных подтверждений его заявления об «отрезанной царской голове» не имеется.
Ложные сведения об «отрезанных головах» появляются в прессе и в настоящее время. Так, 27 января 1996 года в еженедельнике «Аргументы и факты» появилась анонимная статья следующего содержания: «Как стало известно из информированного источника, буквально на днях в одном из самых секретных государственных сейфов была обнаружена опись вещей, находившихся когда-то в «ленинских комнатах» Кремля. Одним из пунктов этой описи значится: «Банка с заспиртованной головой царя Николая Второго». Где сейчас находится отрезанная голова самодержца, пока неизвестно»[71].
Не существует документов, подтверждающих информацию, приведенную в этой статье.
Такие же неподтвержденные сведения в 1997 году приводил журналист Мурзин А.П., рассказывая о предсмертной «исповеди Ермакова». Мурзин А.П. писал, что, по словам Ермакова П.З. головы Царя, Царицы и Цесаревича были отчленены и увезены Войковым в неизвестном направлении.
Фантастическую версию о том, что Дзержинский Ф.Э. увез головы членов царской семьи за границу, излагал исследователь Иванов А.М.: «Утверждают будто Дзержинский увез с собой отрубленную голову Николая II для выставления в масонском храме в Чарльстоне[72]».

Следствием установлено, что в захоронении 9 человек, обнаруженных в 1991 году в окрестностях Екатеринбурга черепа и посткраниальный скелет представляли единое целое. Все кости скелетов были захоронены единовременно. Каких-либо следов, свидетельствующих о возможном отделении голов при исследовании скелетов не обнаружено. В захоронении двух человек, обнаруженных неподалеку от первого места захоронения в 2007 году найдены фрагменты черепов двух человек, которые, согласно проведенным комплексным судебно-медицинским и судебно-генетическим исследованиям принадлежали цесаревичу Алексею Николаевичу Романову и великой княжне Марии Николаевне Романовой. Таким образом в двух захоронениях обнаружены черепа всех 11 человек, расстрелянных в июле 1918 года в доме Ипатьева.

Одним из важных доводов, подтверждающих «ритуальный» характер убийства членов царской семьи Мультатули П.М. считает убийство собак.
Следствием рассмотрены материалы, связанные с этой темой.
М. А. Медведев (Кудрин) следующим образом описывал убийство одной из собак: «Около грузовика встречаю Филиппа Голощекина.
— Ты где был? — спрашиваю его.
— Гулял по площади. Слушал выстрелы. Было слышно. — Нагнулся над царем.
— Конец, говоришь, династии Романовых?! Да... Красноармеец принес на штыке комнатную собачонку Анастасии — когда мы шли мимо двери (на лестницу во второй этаж), из-за створок раздался протяжный жалобный вой — последний салют императору Всероссийскому. Труп песика бросили рядом с царским.
— Собакам — собачья смерть! — презрительно сказал Голощекин[73]».
В своей неопубликованной рукописи Медведев (Кудрин) М.А. писал: «Груженая останками династии Романовых грузовая автомашина, громко тарахтя, выехала за ворота и уплыла в темноту. Во дворе дома завыли великокняжеские собачонки... Прозвенел винтовочный выстрел. Вой оборвался. Собакам — собачья смерть![74]»
Из этих воспоминаний Медведева (Кудрина) М.А. видно, что сам он факта убийства собак не видел и слышал только вой собак. О какой-либо «ритуальности» убийства собак он не упоминает.
Причину убийства собак описывает Кабанов А.Г.: «Несмотря на то, что сильно шумела заведенная автомашина, хорошо были слышны выстрелы и сильный лай 4-х собак Николая Романова, находившихся при нем.                 В расположенном напротив дома особого назначения горном институте и маленьком домике, расположенном рядом с этим домом, зажглись огни.
Я сошел с чердака к месту казни и сказал, что в городе хорошо слышны выстрелы, вой собак. После этого стрельба была прекращена, 3 собаки повешены, а четвертая собака Джек молчала, поэтому ее не тронули[75]».
Кабанов А.Г. не уточняет при каких обстоятельствах были убиты собаки. Об убийстве собак более подробно вспоминает участник расстрела Никулин Г.П.: «Когда их увезли[76], — это было, так, примерно, двенадцать — полпервого, — остались две собаки. Их собаки. Одна — бульдог такой, низкорослый такой, знаете, бульдожистый. И вторая такая: не то болонка, не то какая-то особая собачка, с которой, непосредственно, сама Александра всегда с ней нянчилась-носилась. Она была ей подарена, — как разговоры там шли, — японским Микадо. Собачушка такая, знаете, на морду похожа на обезьянку... На обезьянку, только такую маленькую.
И вдруг, значит, когда с этим самым... с Кабановым решили помыться, понимаете... Давай, помоемся. Может быть, отступать... Подготовимся, карабины почистим, пистолеты.
Вдруг вой. Собаки почувствовали, что нет хозяев, понимаете ли, и давай выть. Ну, какой у нас отдых уж тут? Ну, давай что делать. Расстрелять ведь тоже нехорошо, после того, как мы и так шуму много понаделали, понимаете ли. Решили подождать, этих собак просто карабином... прикладами. Ну, выманили их кое-как на улицу. Во двор выманили, понимаете, и кончили их[77]».
Несмотря на жестокость, проявленную при убийстве собак, и крайне отрицательно характеризующую участников убийства царской семьи, их воспоминания достаточно полно говорят о причинах такого убийства. Поводом для убийства животных явилось их поведение. Непосредственно во время расстрела и сразу после него собаки громко выли и могли привлечь внимание посторонних. В дальнейшем вой собак помешал «отдыху» Никулина Г.П. и Кабанова А.Г., в результате чего собаки были убиты. Как видно из воспоминаний Никулина Г.П., собак убили после того, как трупы членов царской семьи и слуг были вывезены из Дома Ипатьева и в месте, которое никак не было связано с расстрелом (во дворе дома). Одну из собак, убитую из-за поднятого ей шума, по-видимому, в подвальном помещении, вывезли вместе с трупами и она была обнаружена белогвардейским следствием в шахте № 7 (Открытой шахте) в районе Ганиной Ямы. Каких-либо данных о «ритуальном» использовании трупа собаки в следственных документах Соколова Н.А. и настоящего следствия не имеется. По заключению специалиста врача Бардукова, смерть собаки произошла из-за травмы головы. Собаку цесаревича Алексея Джоя, не нарушавшего покой цареубийц, они не тронули.
Мультатули П.В. наряду с другими авторами выдвигает версию о принятии решения и совершении убийства царской семьи организованной группой или сектой, стоящей над уральскими большевиками, но объединенной с ними. Как видно из книги Мультатули П.В., люди, специально приехавшие из Москвы для совершения убийства, были тесно связаны с кремлевским руководством, поскольку затем в Кремле, по мнению Мультатули П.В., в ритуальных целях использовались «отрезанные головы»:
«Екатеринбургское злодеяние было осуществлено посторонней силой профессиональных убийц, прибывших в Екатеринбург извне, при участии Юровского и, возможно, Голощекина и Войкова. Прибывшие убийцы и вышеназванные главари уральских большевиков были объединены какой-то одной организацией и имели общих руководителей. Эти убийцы были руководимы и направляемы неким духовным лицом, этот человек, вполне возможно, и являлся руководителем убийства. На эту силу было возложено не только убийство Царской Семьи, но и уничтожение останков.
…Итак, исходя из этой версии, убийство Царской Семьи было осуществлено не как обычное, но как ритуальное убийство. Целью этого ритуала было окончательное уничтожение Православной России на сакральном уровне посредством убийства ее Главы и Наследника. Второй целью ритуала было изменение хода мировой истории, уничтожение ее христианской направленности. Те, кто должен был совершить этот ритуал, не были представителями ни национальных движений, ни представителями конкретных политических группировок, ни носителями традиционных религий, но являлись адептами мощной оккультной организации всемирного масштаба. Они верили, что этим ритуалом им удастся осуществить поставленные цели. Ритуал убийства носил в себе признаки различных мистико-оккультных учений, начиная с каббалы и заканчивая черной магией. После совершения убийства убийцы постарались, с одной стороны, полностью скрыть его ритуальный характер, а с другой — объявили его «всем народам[78]».
Мультатули П.В. излагает фантастическую версию «ритуального убийства», не подтверждаемую материалами как белогвардейского, так и современного следствия: «Примерно около 1 часа 30 минут в Ипатьевский дом прибыл посланец из Москвы, который привез с собой команду убийц. Эта команда, по всей вероятности, была небольшая, 5-7 человек. Эти люди прошли в дом, где их ждали. То обстоятельство, что они прибыли не в 12 часов ночи, как предполагалось, а позже, - определялось не тем, что «Москва запаздывала с приговором», как считают многие, а тем, что такое опоздание являлось частью особого ритуала, который должен был быть осуществлен во время убийства Царской Семьи.
…Около 3-х часов ночи Царская Семья и ее приближенные спустились в указанную комнату. Туда же вошла группа убийц во главе с неизвестным. Помогал этой группе Юровский. Никаких посторонних лиц, в том числе и   П. Медведева[79], в момент убийства Царской Семьи не было. После того как убийцы вошли в эту комнату, Царская Семья и ее свита были убиты. Как это произошло — покрыто мраком тайны. Но при этом, безусловно, убийство носило длительный и мучительный характер, сопровождаемый большой кровопотерей жертв. Главной целью убийц было не быстрое наступление смерти убиваемых, но их мучения. Убиваемым были нанесены огнестрельные и, главное, большей частью колотые ранения. Во время убийства выполнялся какой-то определенный ритуал, осуществляемый духовным лицом, прибывшим вместе с убийцами. Вполне возможно, что им был руководитель приезжей команды. После убийства, согласно ритуалу, тела убитых были помещены в белые простыни и вывезены в заранее выбранное место в Копятковском лесу, где они, опять-таки согласно ритуалу, подверглись глумлению и сожжению. Для сокрытия истинных обстоятельств убийства его организаторы произвели множество огнестрельных выстрелов в южную часть стены комнаты, чтобы инсценировать расстрел Царской Семьи[80]».
Мультатули П.В. приводит элементы «ритуального» убийства, которые, по его мнению, использовались при убийстве царской семьи: «Жертвами ритуального убийства становятся глубоко верующие христиане, чьи действия вредят духу сатанизма, и те, чье удаление поможет сатанинской диалектике. Убийство должно быть тщательно запланировано и сделано обдумано. Планирование подразумевает, что даже если жертвоприношение произошло в течение ритуала, это не будет замечено как сатанинский акт. Убийство жертвы происходит не в храме, а там, где она содержалась. Ритуал жертвоприношения начинается в полночь, но само убийство происходит позднее. Убийство происходит в канун христианского праздника или, наоборот — сатанинского праздника. Убийство совершается ритуальным ножом или, во всяком случае, с использованием такого ножа и обильным кровопусканием. Голова жертвы отчленяется и выставляется в сатанинском храме. Труп жертвы расчленяется. Останки вывозятся в лес, обливаются бензином и сжигаются, а затем закапываются. Документы убитого тоже сжигаются, а деньги идут в общак. Ритуальное сатанинское убийство, как и все ритуалы сатанистов, всегда сопряжено с глумлением над Именем Иисуса Христа и Его Церкви[81]».
Действительная картина происшедшего, восстановленная в ходе следствия при проведении ситуационной экспертизы, не соответствует построениям Мультатули П.В.
Мультатули П.В. утверждает, что подготовка убийства царской семьи являлась длительным процессом. По мнению Мультатули П.В., независимо от того, готовилось ли убийство «каббалистами» или представителями иных сект, исповедующих сатанизм или другое антихристианское учение, в таком случае с момента помещения семьи Николая II в Дом Особого Назначения должна была проявиться антиправославная направленность представителей этих течений. Как видно из материалов следствия, подбор лиц, окружавших царскую семью осуществлялся без учета их религиозной принадлежности.      В первый период нахождения царской семьи под стражей в Екатеринбурге это были солдаты из местного гарнизона, затем их заменили набранные добровольно русские рабочие. В последний период – «латыши» из УралЧК, национальность и вероисповедание которых не были основными критериями при зачислении на службу. Как видно из материалов уголовного дела, преимущественно в охране служили атеисты, не исповедовавшие в это время какой-нибудь религии. Руководство большевиков Урала и Сибири во время нахождения царской семьи под стражей в г. Тобольске и г. Екатеринбурге не препятствовало ей в соблюдении религиозных православных обрядов. Неоднократно по желанию царской семьи в Доме Особого Назначения проводились православные религиозные службы с участием священников, диаконов и всех арестованных. Как видно из осмотров дома, проведенных белогвардейскими следователями, до момента расстрела у царской семьи сохранялись и использовались православные иконы, книги, предметы культа. После смерти царской семьи часть из этих предметов была повреждена охранниками, но эти повреждения свидетельствовали о низком культурном уровне представителей охраны, эпатированном проявлении атеистических воззрений, пренебрежении к религии вообще, но не о целенаправленных антихристианских «ритуальных» действиях. Таких проявлений охраны по отношению к предметам православного культа в ходе белогвардейского следствия отмечено не было, хотя следователем Соколовым Н.А. обращалось особое внимание на эту область расследования.
Тезис сторонников «ритуального» убийства о тщательной подготовке гибели царской семьи как особого религиозного акта также не находит подтверждения в материалах уголовного дела.
Из материалов уголовного дела видно, что большевиками Урала неоднократно принимались решения об уничтожении членов царской семьи. Впервые такое решение было принято весной 1918 года, когда отрядам уральских большевиков предписывалось захватить царскую семью в Тобольске и уничтожить её. Не сумев выполнить эту задачу, руководство Уралсовета предприняло попытку с участием центральных органов власти переправить царскую семью в Екатеринбург. Когда комиссаром Яковлевым (Мячиным) В.В. члены царской семьи перевозились из Тобольска в Пермь, Уралсовет принял решение уничтожить по дороге членов царской семьи, а заодно и отряд Яковлева (Мячина) В.В. Только решительность Яковлева В.В. спасла в этот момент жизнь царской семьи. Следующим решением Уралсовета была организация крушения пассажирского поезда, перевозившего царскую семью. Не сумев уничтожить членов царской семьи по пути, уральские большевики спровоцировали самосуд толпы над царем на станции Екатеринбург I. После этого имела место попытка путем переписки чекистов с царской семьёй выманить её из Дома Особого Назначения и имитировать гибель во время «побега». Не добившись успеха в этих попытках уничтожения царя, уральские большевики приняли официальное решение о расстреле одного Николая II в связи со «сложной военной обстановкой», расстреляв при этом всю семью. Если исходить из версии о длительной подготовке убийства с соблюдением необходимых «ритуальных» действий, то трудно себе представить такое разнообразие «ритуалов» как попытка расстрела из пулеметов вместе с царем отряда красногвардейцев полномочного представителя советской власти комиссара Яковлева (Мячина В.В.); «ритуальное» убийство в виде крушения поезда; «ритуальное» убийство путем самосуда толпы, и планы подобного убийства во время организованного чекистами «побега» царской семьи. Определенный «ритуал» убийства не был определен даже после решения Президиума Уралсовета о казни членов царской семьи. Согласно документам следствия, выбор порядка совершения казни и орудий казни должен был сделать комендант Дома Особого Назначения Юровский Я.М. Данный вопрос Юровский Я.М. решал не самостоятельно, а советуясь с будущими исполнителями казни. При этом рассматривались разные варианты: собрать всех в угловую комнату и забросать гранатами или зарезать ножами спящих. После долгого обсуждения было принято решение о расстреле в полуподвальном помещении дома Ипатьева. Главным критерием при этом была не форма совершения казни, а «простота» исполнения приговора и соблюдение тайны расстрела. Версия о прибытии из Москвы специального отряда для исполнения приговора не выдерживает критики, поскольку высшее руководство большевиков было уведомлено о казни практически одновременно с началом её исполнения и не имело физической возможности направить на Урал своих представителей. Присутствие при казни или сокрытии трупов людей с «черными бородами» вполне может быть объяснено тем, что большевики не регламентировали ношение определенных причесок и запрет на ношение бород. Прически большевиков отличались большим разнообразием, например, Юровский Я.М. до его отъезда в Москву после расстрела царской семьи носил черную бороду и усы. Ни один из свидетелей не отмечает четких признаков в предметах одежды и головных уборов, типичных для ортодоксальных представителей иудаизма или каких-либо сект.
Один из вариантов версии об «изуверском» убийстве говорит о том, что убийство было совершено по прямому указанию американского банкира Я. Шиффа, приказавшему Голощекину Ф.И. расстрелять всю Царскую семью. Приказ якобы был передан через Свердлова Я.М. Данная версия приведена в книге Олега Платонова «Заговор цареубийц[82]»:
«Существует версия, согласно которой Яков Свердлов телеграфно приказал Шае Голощекину убить всю Царскую семью в исполнение приказа, полученного им от американского банкира Я. Шиффа, финансировавшего антирусскую революцию. В 1922 году следователю Соколову Н.А. с помощью специалиста по шифрам удалось прочитать телеграфные сообщения, которыми большевистские вожди обменивались перед убийством Царской семьи. В одном из этих сообщений Свердлов вызывает к аппарату Юровского и сообщает ему, что на его донесение в Америку Шиффу об опасности захвата Царской семьи белогвардейцами или немцами последовал приказ, подписанный Шиффом, о необходимости «ликвидировать всю семью». Приказ этот был передан в Москву через Американскую Миссию, находившуюся тогда в Вологде, равно как и через нее же передавались в Америку и донесения Свердлова.
Свердлов подчеркивал в своем разговоре по прямому проводу, что никому другому, кроме него, Свердлова, обо всем этом не известно, и что он в таком же порядке передает приказание «СВЫШЕ» — ему, Юровскому, для исполнения.
Юровский, по-видимому, не решается сразу привести в исполнение этот приказ, но на следующий день он вызывает к аппарату Свердлова и высказывает свое мнение о необходимости убийства лишь ГЛАВЫ СЕМЬИ — последнюю же он предлагал эвакуировать. Свердлов снова категорически подтверждает приказание убить ВСЮ семью, выполнение этого приказа ставит под личную ответственность Юровского. Последний на следующий день выполняет приказ, донеся Свердлову по прямому проводу ОБ УБИЙСТВЕ ВСЕЙ СЕМЬИ.
Подлинных документов, подтверждающих эту версию, не сохранилось. Сведения о контактах Я. Шиффа и Я. Свердлова были лично сообщены Соколовым в октябре 1924 года, т.е. за месяц до внезапной его кончины, его другу, знавшему его еще как гимназиста пензенской гимназии. Этот личный друг Соколова видел и оригинальные ленты, и их расшифрованный текст. Соколов, как можно видеть из его письма своему другу, считал себя «обреченным», а потому он и просил своего друга прибыть к нему во Францию, чтобы передать ему лично факты и документы чрезвычайной важности. Доверять почте этот материал Соколов не решался, так как письма его, по большей части, по назначению не доходили. Кроме того, Соколов просил своего друга ехать с ним в Америку к Форду, куда последний звал его как главного свидетеля по делу возбуждаемого им процесса против банкирского дома «Кун, Лоеб и К0». Процесс этот должен был начаться в феврале 1925 года. Поездка, однако, не состоялась, так как Соколов, которому в то время было 40 с небольшим лет, внезапно умер в ноябре 1924 года. В первое посещение Соколовым Форда тот советовал ему не возвращаться в Европу, говоря, что это возвращение грозит ему опасностью. Соколов не послушал Форда, имевшего, очевидно, основание отговаривать Соколова от поездки в Европу. Как известно, Соколовым были опубликованы материалы об убийстве Царской семьи. Русское и французское издания не вполне идентичны. Полное опубликование следственного материала, в том числе и текста телеграммы, оказалось для Соколова невозможным, так как издательства не соглашались на их опубликование, очевидно, опасаясь неприятностей со стороны Всемирного Еврейского Союза (Царский Вестник. 1939. № 672). В 1996 году, работая в архиве Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле, мне удалось установить имена автора статьи в «Царском Вестнике» и друга Соколова. Автор статьи — доктор Константин Николаевич Финс. Статья была написана им со слов однокашника и друга Соколова профессора Белградского университета по кафедре лесоводства                   А. Шиншина».
В распоряжении следствия имеются в полном объеме материалы следственного дела Соколова Н.А., в том числе записи переговоров между кремлевскими руководителями и большевиками Урала, о которых упоминает в своей книге Платонов О.А. Данные, приводимые Пратоновым О.А., не соответствуют информации, приведенной в текстах сообщений. Каких-либо объективных свидетельств, подтверждающих версию Платонова О.А. о переговорах американских миллионеров с партийными и советскими руководителями РСФСР и Урала относительно судьбы Царской семьи не имеется. Следствие считает, что приведенная выше версия не основана на фактах и не соответствует действительности.
Отсутствуют данные о прямых телефонных или телеграфных переговорах между Юровским Я.М. и Свердловым Я.М. в июле 1918 года.
Дата и время казни также не были четко зафиксированы в решении большевиков. Совершение казни планировалось Юровским Я.М. на ночное время 16 июля 1918 года, с тем, чтобы тела могли быть доставлены к месту сокрытия в ночное время. Для этого казнь должна была состояться примерно в 22 часа по местному времени[83]. Казнь задержалась по независимым от организаторов и исполнителей причинам, поскольку была связана с отсутствием прямой телефонной и телеграфной связи с Москвой и поздним прибытием в Дом Особого Назначения Ермакова П.З., которому поручили сокрытие или уничтожение тел. Из-за задержки прибытия Ермакова П.З. и из-за ожидания ответа несвоевременного ответа на телеграмму Президиума Уралсовета из Москвы, казнь состоялась после полуночи 17 июля 1918 года Участие Ермакова П.З. и Медведева (Кудрина) М.А. в расстреле царской семьи не предусматривалось. При лишении жизни членов царской семьи и слуг должно было применяться только ручное огнестрельное оружие (револьверы системы Нагана). Повреждения штыком американской винтовки системы Винчестера были нанесены Ермаковым П.З. великой княжне Анастасии Николаевне и горничной Демидовой А.С. после того, как он убедился, что женщины не погибли после выстрелов. Эти действия не носили «ритуальной» окрашенности. Обстоятельства расстрела известны в подробностях из следственных показаний, данных во время белогвардейского расследования и из воспоминаний участников расстрела и лиц, наблюдавших за казнью. Каких-либо данных, свидетельствующих о «ритуальном» характере казни в них не имеется. После казни до выезда из дома Ипатьева грузовика с трупами Юровский Я.М., Голощекин Ф.И., либо какие-то неизвестные охранникам лица наедине с трупами не оставались и каких-либо манипуляций с трупами, которые можно было принять за «ритуальные» действия, с трупами не производили.
Для погребения или уничтожения тел были избраны красногвардейцы отряда Ермакова П.З., лично неизвестные Юровскому Я.М. и членам Уралсовета, в основном, русские по национальности. Точное место, где планировалось скрыть трупы, также не было известно членам Уралоблсовета и чекистам. Участие Юровского Я.М. в сокрытии тел не предусматривалось, и он выехал в район Ганиной Ямы в связи с тем, что на телах погибших были скрыты драгоценности. Дальнейшие события показывают отсутствие четкого плана по сокрытию или уничтожению тел. Как видно из материалов дела, тела сначала были брошены в шахту, а потом захоронены в районе переезда 184 км Горнозаводской линии железной дороги. Место было выбрано произвольно, там, где грузовик с трупами застрял в болоте. Никаких действий, напоминающие «ритуальные», с трупами не производилось. Головы от трупов не отделялись. Два трупа – цесаревича Алексея и великой княжны Марии были сожжены и фрагменты трупов, в том числе и фрагменты черепов, захоронены рядом с могилой девяти человек.
Из материалов уголовного дела видно, что большевики Урала после расстрела единственной целью видели уничтожение тел членов царской семьи и лиц из свиты, независимо от времени и способа и «ритуала» убийства. Ценности, вывезенные Я.М. Юровским из района Ганиной Ямы, в полном объеме были переданы государственным органам власти.
Следствием рассмотрена национальная принадлежность лиц, принимавших участие в решении вопроса о расстреле царской семьи, самом расстреле, а также уничтожении и сокрытии трупов. Из пяти членов президиума Уралоблсовета один еврей – Голощекин Ф.И.. В Коллегии Уральской областной Чрезвычайной комиссии из шести членов Коллегии два еврея, принявших участие в расстреле и захоронении царской семьи –Юровский Я.М. и Родзинский И.И.. Эти данные не дают оснований для утверждения о «доминировании евреев». Изучение личных дел членов Уралсовета и УралоблЧК говорит о том, что среди них не было ни одного человека, активно участвующего до и после революции в каких-либо религиозных организациях или тайных обществах. Можно с уверенностью сказать, что все еврейские участники решения о расстреле, в том числе и в Кремле, и исполнители приговора были людьми нерелигиозными, оторванными от еврейских общин, атеистами.
Порядок казни вырабатывался «коллегиально» уральскими чекистами. Среди лиц, обсуждавших варианты казни, доминировали русские (Медведев, Никулин, Кабанов, Нетребин). Изучение личных дел участников событий показало, что ни один из них на момент казни не обладал образовательным уровнем, позволяющим ориентироваться в иудейских или сатанинских обычаях, древних языках[84].
В казни Николая II, императрицы Александры Федоровны, царевича Алексея Николаевича, Великих княжон Ольги Николаевны, Татьяны Николаевны, Марии Николаевны, Анастасии Николаевны и лиц из окружения - Демидовой А.С., Боткина Е.С., Труппа А.Е. и Харитонова И.М. в ночь с 16 на 17 июля 1918 года из достоверно установленных лиц участвовал только один человек еврейской национальности - Юровский Я.М. Кроме него, в казни участвовали русские, а также латыши, фамилии которых достоверно не установлены. Какими-либо данными о совершении «ритуальных» действий в Доме Особого Назначения до, во время расстрела и после расстрела белогвардейское следствие не располагало. Современное следствие также не имеет данных о таких действиях.
В дальнейших манипуляциях с трупами также не усматривается «ритуальных» действий. Участие еврея Юровского Я.М. во всех этих действиях было вынужденным, так как он заметил кражи драгоценностей и направился к месту сокрытия трупов, прежде всего для того, чтобы предупредить мародерство красногвардейцев.
Нет данных, подтверждающих версию о «ритуальных действиях» с трупами после их доставки в район Ганиной Ямы в 15 км от Екатеринбурга ни в следственных материалах 1918 - 1924 года, ни в воспоминаниях участников событий, ни в материалах следствия 1993 - 2007 года. Ни в одном примере «ритуальных убийств», приведенных в книге, приписываемой Далю В.И. и у других авторов, пишущих на тему «ритуальных» убийств, нет таких действий убийц, как стрельба из пистолетов, убийство штыком армейской винтовки, попытка скрыть трупы в глубокой шахте, попытка уничтожить трупы взрывом гранат, сожжение трупов, использование для уничтожения трупов серной кислоты, наконец, сокрытие трупов на малой глубине под проезжей частью дороги. Нет в этих примерах и того, чтобы головы погибших помещали в спирт и транспортировали для демонстрации (хотя это и не было проделано с головами членов царской семьи). Наконец, большей частью «исследователей» подчеркивается, что «ритуальное убийство» и дальнейшие манипуляции с трупами для получения крови всегда были делом рук евреев. В данном случае этот фактор исключается, поскольку в манипуляциях с трупами евреи, кроме Юровского Я.М. и на последней стадии Родзинского И.И., в этом лично не участвовали. Нет данных и о совершении подобных действий «сатанистами» и «каббалистами» других национальностей.
Следствием также изучены вопросы, связанные с гибелью великого князя Михаила Александровича и его секретаря Джонсона в Перми, а также членов Российского императорского дома и лиц из их окружения в Алапаевске летом 1918 года. Каких либо признаков «ритуальных» убийств в этих случаях не усматривается.
Русская Православная Церковь провела свое независимое богословское расследование.
Ее результаты докладывались Митрополитом Коломенским и Крутицким Ювеналием в Синодальной комиссии по канонизации святых, а материалы доклада публиковались. В докладе говорится:
«В своем историческом анализе Екатеринбургской трагедии Комиссия не могла не коснуться вопроса о так называемом ритуальном убийстве Царской Семьи, о существовании которого в печати до сих пор появляются публикации. На мои обращения от 28 декабря 1993 года и от 21 августа 1995 года к ректорам Московской Духовной Академии и Семинарии с просьбой оказать Комиссии научно-консультативную помощь силами профессорско-преподавательского состава вверенных им духовных учебных заведений в подготовке историко-богословской темы «Православная точка зрения на существование “ритуального убийства” в связи с трагической гибелью Царской Семьи», 9 ноября 1995 года я получил ответ. В представленном Московской Духовной Академией документе отмечается следующее: «Не располагая средствами к проведению самостоятельного расследования всех обстоятельств убийства Царской Семьи, исходя из презумпции невиновности, при изучении вопроса об убийстве в Ипатьевском доме не следует считать доказанной версию о ритуальном характере этого убийства, поскольку:
а) по наиболее громкому и с большой обстоятельностью расследованному судебному делу, связанному с обвинением в ритуальном убийстве, — делу Бейлиса — на суде не удалось доказать самого существования таких убийств у евреев;
б) типичное ритуальное убийство, каким оно изображается у авторов, исходящих из существования таких убийств, имеет мало общих черт с убийством в Ипатьевском доме;
в) ничего не известно о религиозности тех лиц, причастных к убийству Царской Семьи, кто имел еврейское происхождение...»
Итак, современный экспертный богословский анализ вопроса о так называемом «ритуальном убийстве» подтверждает отрицательную экспертизу группы русских православных богословов (профессора Санкт-Петербургской Духовной Академии И.Г. Троицкого и протоиерея, профессора Киевской Духовной Академии А. А. Глаголева), выступивших в 1913 году на процессе Бейлиса. И анализ обстоятельств того, как произошло убийство Царской Семьи, не позволяет сделать вывода о его ритуальном характере[85].
Официальная позиция Церкви нашла отражение и в житии Царственных мучеников, составленном в Синодальной комиссии по канонизации святых и не содержащем ни тени намека на «ритуальное» убийство.

В настоящее время следствие делает категорический вывод о том, что принятие решения о расстреле всей царской семьи не было связано с какими-либо религиозными или мистическими мотивами. Каких-либо признаков, свидетельствующих о «ритуальных» или «сатанинских» действиях в ходе расстрела, манипуляций с трупами при их перевозке, при попытках сокрытия в шахте № 7 в районе Четырехбратского рудника, а также при сожжении двух трупов и захоронения остальных девяти погибших в районе Старой Коптяковской дороги у переезда 184 км Горнозаводской линии железной дороги в материалах следствия, проводившегося в 1918-1924 годах, а также в ходе настоящего следствия, не имеется.
Версии о «ритуальном» убийстве других членов Российского императорского дома в прессе и литературе не встречаются. Каких-либо данных о применении специальных обрядов при убийствах бывшего великого князя Михаила Александровича Романова и его секретаря Джонсона Б. 13 июня 1918 года в окрестностях г. Перми и членов Российского императорского дома и лиц из свиты в окрестностях                   г. Алапаевска в ночь с 18 на 19 июля 1918 года в распоряжении следствия не имеется.




[1] М.К. Дитерихс. Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале.- Т. 1.- М., 1991.- С. 360.
[2] М.К. Дитерихс. Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале.- Т. 1.- М., 1991.-.- С. 303, 327.
[3] Н. Росс. Стр. 316
[4] Р. Вильтон. Последние дни Романовых.- М.: Книга, 1991.- С. 475 - 476. Каких-либо конкретных данных о расшифровке «ритуальной надписи» в книге не приводится
[5] Экземпляр книги "Великое в малом и Антихрист" Сергея Нилуса (с опубликованными в ней "Протоколами сионских мудрецов"), который читала царская семья в Тобольске и Екатеринбурге, был найден при осмотре дома Ипатьева
[6] В. Бурцев «Протоколы…доказанный подлог»
[7] "Протоколы сионских мудрецов". Протокол № 15.
[8] ГОДАР. Державин. Сочинения.- Т.7.- СПб., 1878.- С. 286.
[9] В.И. Даль. Розыскание об убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их //Вестник "Сергиев Посад".- № 9.- Л. 14.
[10] В 1913 году завершился процесс над М. Бейлисом, на фоне которого и всплыла на поверхность прежде почти неизвестная «Записка»
[11] Цитируется по: Велижское дело. Документы., «Antiquary», Orange, CT, USA, 1988, стр. 113-114.
[12] Там же, № 27-28, стр. 556.
[13] Там же, стр. 329.
[14] Гебраист — специалист по гебраистике, то есть совокупности наук, изучающих древнееврейский язык, письменность, историю, культуру.
[15] Дело Бейлиса: стенографический отчет. Т. 2. С. 400–401.
[16] И. ГОДА Троицкий (1858–1929) — профессор еврейского языка Санкт-Петербургской духовной академии.
[17] Дело Бейлиса: стенографический отчет. Т. 2. С. 375.
[18] См.: Дело Бейлиса: стенографический отчет. Т. 3: Прения сторон. С. 300.
[19] Белобородов Г.А.. – русский по национальности, «Вайсбард» - перевод фамилии на немецкий язык, сделанный И. Мейером
[20] И. Р.Шафаревич. Сочинения в трех томах. Т.2., Москва, "Феникс", 1994, стр. 145
[21] Голицын А. К. Докладная записка от 17.04.1994. Архив СОБ СМЭ.
[22] Мультатули П.В. Свидетельствуя о Христе до смерти… Екатеринбургское злодеяние 1918 года: новое расследование. ООО «НТЦ ФОРУМ», 2006, С. 596; http://www.izvestia.ru
[23] Мультатули П.В. Свидетельствуя о Христе до смерти… Екатеринбургское злодеяние 1918 года: новое расследование. ООО «НТЦ ФОРУМ», 2006
[24] В действительности, надпись зафиксирована следователем Сергеевым И.А.
[25] Мультатули П.В. Свидетельствуя о Христе до смерти… Екатеринбургское злодеяние 1918 года: новое расследование. ООО «НТЦ ФОРУМ», 2006, С. 610.
[26] Не исключено, что дата 1918 года ошибочно внесена Соколовым Н.А. Ряд документов подтверждает, что дом принадлежал Ипатьеву Н.Н. с 1908 года
[27] Каких-либо документальных данных о планах Временного правительства о размещении Царской семьи в г. Екатеринбурге не имеется
[28] Голощекин Ф.И.
[29] Стенограмма выступления перед старыми большевиками Екатеринбурга в 1934 годау
[30] ЦДООСО.Ф. 41, on 1, д. 149, л. 175-181
[31] РГАСПИ. Ф. 588, оп. 3с, д. 12
[32] ЦДООСО. Ф. 41., on 1, д. 151
[33] Демидова А.С.
[34] Личный архив М.А. Медведева. Автограф
[35] Москва, 21 декабря 1963 года
[36] В протоколе приводится вид знаков
[37] «Каббалистические» знаки
[38] Плотников И.Ф. Правда истории. Гибель Царской Семьи. Екатеринбург, 2003. С. 236.
[39] Sokoloff Nicolas, juge construction pres le tribunal d'Omsk. Enquete judiciaire sur l'assassinat de la famille Imperiale Russe. Paris, Payot, 1924. P. 213.
[40] ЦДООСО.Ф. 41, on. 1, д. 150, л. 1—33. Машинопись.
[41] La Caballe et la tradition judanque. Paris, 1974, p. 86.
[42] Заговор цареубийц. — М.: Изд-во Алгоритм, 2005. — 672 с.

[43]     Сведения об авторе брошюры «Жертва» Скарятине разысканы мною в архиве Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле, в Фонде Н.Ф. Степанова (Свиткова) – О.А. Платонов.
[44] Энель. Жертва. Париж, 1925
[45] Энель. Жертва.- 1925.-
[46] Энель. Жертва.- 1925.-
[48] Экспертное заключение Центра изучения религий Российского государственного гуманитарного университета о брошюре Энеля (Михаила Скарятина) «Жертва». Заключение от 27 сентября 2004 года подготовлено руководителем Центра по изучению религий РГГУ Шабуровым Н.В. и преподавателями Центра − гебраистами Бабкиной С.В. и Жуковой Л.Г.
[49] Все разнообразные каббалистические традиции единодушны в этом, основываясь на Исх. 31:18 и Исх. 32:16.
[50] Основываясь в этом на Исх. 20:4.
[51] См.: Заключение профессоров Троицкого, Коковцова, Тихомирова по делу Бейлиса. На процессе зачитывался и текст заключения профессора-протоиерея А.А.Глаголева.
[52] Мультатули П.В. Свидетельствуя о Христе до смерти… Екатеринбургское злодеяние 1918 года: новое расследование. ООО «НТЦ ФОРУМ», 2006. С. 731
[53] Гейне ГОДА Книга песен // Собр. соч.: в 10 т. М., 1956. Т. 1: Трагедии. Ранние стихотворения. С. 40.
[54] Гейне был похоронен на парижском кладбище Монмартр.
[55] Гибель Царской семьи / сост. Н. Росс. Док. 188. С. 281.
[56] Удостоверение. 14 мая. ГАСО. Ф. р1913. Оп. 1. Д. 18. Л. 29.
[57] Петр Мультатули П.В. Свидетельствуя о Христе до смерти… Екатеринбургское злодеяние 1918 г.: новое расследование / Мю: ООО «НТЦ ФОРУМ», 2006.
[58] Мультатули П.В. Свидетельствуя о Христе до смерти… Екатеринбургское злодеяние 1918 года: новое расследование. ООО «НТЦ ФОРУМ», 2006. С. 734
[59] Дитерихс М. К. Указ. соч. Т. 1. С. 203, 246, 248, 258-259.
[60] Мультатули П.В. Свидетельствуя о Христе до смерти… Екатеринбургское злодеяние 1918 года: новое расследование. ООО «НТЦ ФОРУМ», 2006. С. 735-736. Болотин Л. Царское дело. Материалы к расследованию убийства Царской Семьи. М. 1996. С. 67.
[61] Василевский И. М. (He-Буква). Что они пишут? Л., 1925. С. 29
[62] Двуглавый орел. № 24. Париж. 8 января 1929. С. 1145-1148.
[63] Двуглавый орел. № 24. Париж. 8 января 1929. С. 1145
[64] Мультатули П.В. Свидетельствуя о Христе до смерти… Екатеринбургское злодеяние 1918 года: новое расследование. ООО «НТЦ ФОРУМ», 2006. С. 742
[65] Кочедаев А. Екатеринбургская трагедия. Роман. Тянзин (Китай), б/года С. 234
[66] Зиновия Свердлова, родного брата Я.М. Свердлова, приемного сына А.М. Пешкова (М. Горького), находившегося на французской службе и многие годы не имевшего связи с семьёй
[67] Janin general. 1918-1920. Ma mission en Siberie. Paris, Pavot, 1933. Мультатули П.В. Свидетельствуя о Христе до смерти… Екатеринбургское злодеяние 1918 года: новое расследование. ООО «НТЦ ФОРУМ», 2006. С. 744
[68] Essad Bey. Devant la Revolution. La vie et regne de Nicolas II. Paris, 1935, p. 374.
[69] Мультатули П.В. Свидетельствуя о Христе до смерти… Екатеринбургское злодеяние 1918 года: новое расследование. ООО «НТЦ ФОРУМ», 2006. С. 746
[70] Essad Bey. Devant la Revolution. La vie et regne de Nicolas II. Paris, 1935, p. 374.
[71] Аргументы и факты. №21 (62). 1996.
[72] Иванов A.M. Логика кошмара. М., 1993. С. 23.
[73] РГАСПИ. Ф. 588, оп. 3с, д. 12
[74] РГАСПИ. Ф. 588, оп. 3 с, д. 12
[75] РГАСПИ. Ф. 17, отд. ОРПО, оп. 37, д. 1043
[76] Трупы членов царской семьи и слуг
[77] РГАСПИ. Ф. 588, он 3, д. 13, л. 1—71. Машинопись
[78] Мультатули П.В. Свидетельствуя о Христе до смерти… Екатеринбургское злодеяние 1918 года: новое расследование. ООО «НТЦ ФОРУМ», 2006. С. 769-770
[79] Разводящего Павла Медведева
[80] Мультатули П.В. Свидетельствуя о Христе до смерти… Екатеринбургское злодеяние 1918 года: новое расследование. ООО «НТЦ ФОРУМ», 2006. С. 770-771
[81] Мультатули П.В. Свидетельствуя о Христе до смерти… Екатеринбургское злодеяние 1918 года: новое расследование. ООО «НТЦ ФОРУМ», 2006. С. 772-773
[82] Платонов О.А. Заговор цареубийц 672 с. – М.: Изд-во Алгоритм, 2005. С. 294-295

[83] Декретное время в Екатеринбурге отличалось от московского на 2 часа
[84] Личные дела и другие документы в ГА РФ, ПАСО, РЦХИДНИ.

[85] Материалы, связанные с вопросами о канонизации Царской Семьи / Синодальная комиссия Русской Православной Церкви по канонизации святых. М.; Софрино, 1997. С. 6.