воскресенье, 20 мая 2018 г.

ТВОРЕНИЕ. ГРЕХОПАДЕНИЕ. 5. "В начале"




«В на­ча­ле со­тво­рил Бог не­бо и зем­лю. Зем­ля же бы­ла без­вид­на и пус­та, и тьма над безд­ною, и Дух Бо­жий но­сил­ся над во­дою» (Быт. 1, 1-2).
Импульс к со­тво­ре­нию ми­ра в глу­би­нах Бо­жи­их со­вер­ши­лся в на­ча­ле. Та­ин­ст­вен­ное пер­вое сло­во Свя­щен­но­го Пи­са­ния ука­зы­ва­ет на ло­но Бо­же­ст­вен­ных пер­во­дей­ст­вий.
Это на­ча­ло «ни с чем не свя­за­но, ни­че­му не ра­бо­леп­ст­ву­ет, не в от­но­ше­нии к че­му-ли­бо рас­смат­ри­ва­ет­ся; но сво­бод­но и не под­чи­нен­но, от­ре­шён­но от вся­ко­го от­но­ше­ния к дру­го­му; за не­го не пе­ре­сту­па­ет ра­зу­ме­ние; да­лее его нель­зя про­сти­рать­ся по­мыс­ла­ми; для не­го нель­зя най­ти и че­го-ли­бо за­пре­дель­но­го” (св. Ва­си­лий Ве­ли­кий).
На рус­ский язык сло­во­со­че­та­ние в начале Вла­ди­ми­ром Со­ловь­е­вым пе­ре­во­ди­лось – как во гла­ве, что мо­жет оз­на­чать гла­вен­ст­во этой сфе­ры над все­ми про­чи­ми, а также ука­зы­вать на область твор­че­ских мыс­лей Бо­га, и, в то же вре­мя, на сами эти мысли. В на­ча­ле мо­жет пе­ре­во­дить­ся и как в ос­но­ва­нии, что зна­чит ос­но­ва и на­ча­ло все­го. Другой перевод – в луч­шей сво­ей час­ти – ука­зы­ва­ет на то, что область тво­ре­ния вы­де­ле­на в серд­це­ви­не бы­тия Бо­жия.
Биб­лей­ское в на­ча­ле – это выделенное в са­мом за­пре­дель­ном, в глу­би­не Соб­ст­вен­но­го бы­тия Бо­га ло­но тво­ре­ния Божьего. В со­кро­вен­ной глу­би­не Бо­же­ст­ва, в до­ми­ро­вом эо­не (веч­но­сти) про­яв­ля­ют­ся пер­во­ре­аль­но­сти тво­ре­ния: не­бо и зем­ля. Это ре­аль­но­сти со­тво­рён­ные, и в Са­мом Бо­ге ни­ко­гда не быв­шие, яв­ляю­щие­ся из не­бы­тия. И это рас­кры­ва­ет дру­гой ас­пект на­ча­ла как ис­ход­но­го ни­что. Бо­же­ст­вен­ное ни­что – по­ро­ж­дающее лоно в Боге, вместе с тем, это ни­что и вовне Я Бога. Но та­ковое «вне Бо­га» нужно по­ни­мать не про­стран­ст­вен­но. Бог объ­ем­лет Со­бою всё, и вне Его ни­че­го нет и быть не мо­жет, но в при­ро­де Бо­га мо­жет быть не­что вне Его сущ­но­сти, не­что эк­зи­стен­ци­аль­но (по су­ще­ст­во­ва­нию) не вхо­дя­щее в Его Я.
Итак, сущность Самого Бога – абсолютно трансцендентна всему тварному, но в лоне творения концентрируется творящая энергия Бога. По учению св. Григория Паламы, «энергии это Сам Бог в Его обращении к твари. Его творческая мощь, промыслительное попечение о мире, все Его явления миру и человеку не суть сама сущность Божия, которая остаётся неприступной и непознаваемой, а Божественные энергии, или точнее, единая, но многообразная и многочастная энергия (действование) всех Трех Божественных Ипостасей… Усия Св. Троицы есть понятие Бога, Сущего в Себе, Бога трансцендентного миру, но Который к этому миру, следовательно, и к человеку, обращён своею энергией или силою… Эта единая числом, но многообразная в своих явлениях миру энергия есть общее действие всей Св. Троицы. Оно не принадлежит одной только какой-либо Ипостаси, но всем Им Трём… В Боге кроме Его сущности и Ипостасей надо отличать и общую божественную энергию, одну числом, но многообразную в своих проявлениях (выступлениях, передачах, причастиях), как-то: промышление, силу, благость, предведение, чудотворение, воздаяние, созидание» (арх. Киприан).
Тво­ре­ние из ни­че­го оз­на­ча­ет, что про­из­во­дя­щий акт ис­хо­дит из не­обу­слов­лен­ных глу­бин Бо­же­ст­вен­но­го хо­те­ния. Соз­да­ние аб­со­лют­но но­во­го сю­же­та не обос­но­ва­но ни са­мой Бо­же­ст­вен­ной при­ро­дой, та­кой, ка­ко­ва она бы­ла до ак­та тво­ре­ния, ни ка­кой-ли­бо ма­те­ри­ей, хао­сом или ме­о­ном (не-су­щим), ни воз­мож­но­стью ка­ко­го-ли­бо бы­тия вне Бо­га. Тво­ре­ние из ни­че­го оз­на­ча­ет толь­ко, что Бог воз­же­лал в Се­бе иметь не­бы­ва­лое и со­тво­рил то, че­го в нём ещё не бы­ло. Это глу­бин­ное в на­ча­ле и яв­ля­ет­ся пер­во­им­пуль­сом и пер­во­сфе­рой твор­че­ско­го ак­та Соз­да­те­ля.
Реальность на­ча­ла ис­хо­дит из Са­мо­го Я Бо­га, но вы­де­ля­ет в при­ро­де Бо­жи­ей ло­но соз­да­ния аб­со­лют­но но­во­го бы­тия. Даже современная наука смутно предощущает началополагающее лоно творения: «Сегодня самой авторитетной космогонической моделью является так называемая инфляционная модель, в ней принимается, что массивный космос начал своё существование не с точки, как считалось до этого, а с некоторого объёма физического вакуума”, раздувшегося от нулевых размеров на предыдущей, очень короткой стадии» (В.Н. Тростников). Предыдущая же очень короткая стадия – это пер­вый акт тво­ре­ния из не­бы­тия в бы­тие.
В на­ча­ле – оз­на­ча­ет, на­вер­ное, что и для Бо­га этим бы­ло по­ло­же­но на­ча­ло не толь­ко тва­ри, но и са­мо­го твор­че­ст­ва, творения, а также иных на­чал в бы­тии Бо­жи­ем. В на­ча­ле Бог ста­но­вит­ся Бо­гом-Твор­цом. Твор­че­ст­ва не бы­ло, как не бы­ло про­ти­во­пос­тав­ле­ния бы­тия не­бы­тию, и оно на­ча­ло быть. Соб­ст­вен­но, с это­го про­ти­во­стоя­ния и на­чи­на­ет­ся тво­ре­ние. Но это начало не есть начало времени, и оно явлено не во времени, а ещё до временного эона. Отсчёт времени начнётся с появления мира сего.
При­ро­да Бо­жия пре­ис­пол­не­на ди­на­ми­ки и жиз­ни. В тот мо­мент, ко­гда Бог по­мыс­лил соз­дать Но­вое Бы­тие, Он ста­но­вит­ся Бо­гом-Твор­цом. В апо­фа­ти­че­ской (от­ри­цаю­щей все по­ло­жи­тель­ные бы­тий­ные ха­рак­те­ри­сти­ки) глу­би­не Бо­же­ст­ва, в на­ча­ле, вы­де­ля­ет­ся сфера тво­ре­ния, ку­да вхо­дит то из при­ро­ды Бо­га, что пред­на­зна­че­но уча­ст­во­вать в тво­ре­нии. В нём об­ра­зу­ют­ся два по­лю­са тво­ре­ния, в результате чего всё рас­па­да­ет­ся на про­ти­во­по­лож­ные сущ­но­сти. Та­ким об­ра­зом, по­яв­ле­нию но­во­го тво­ре­ния пред­ше­ст­ву­ет об­на­же­ние про­ти­во­по­лож­ных на­чал, соз­даю­щих по­ле твор­че­ско­го на­пря­же­ния.
Об­ра­тим взор в ту глу­би­ну Бо­же­ст­вен­но­го Я, в ко­то­рой при­ня­то ре­ше­ние о тво­ре­нии и в ко­то­рой осу­ще­ст­ви­лись пер­вич­ные им­пуль­сы, да­же предым­пуль­сы тво­ре­ния, в сфе­ру всех пред­на­чал, она же и есть са­моё на­ча­ло. Бог тво­рит в Се­бе и из Се­бя, но то, че­го ни­ко­гда и ни­где не бы­ло, – в этом сущ­ность твор­че­ст­ва, ко­то­рою на­де­лил его Тво­рец. И здесь воз­ни­ка­ет ан­ти­но­мия, про­ти­во­ре­чие или па­ра­докс тво­ре­ния: в Бо­же­ст­вен­ной при­ро­де есть всё, но, с дру­гой сто­ро­ны, в ней тво­рит­ся то, че­го ещё не бы­ло. Как Бог тво­рит из ни­че­го и в то же вре­мя в Се­бе и из Се­бя?
Тра­ги­че­ская диа­лек­ти­ка этой про­бле­мы и ле­жит в ос­но­ве Божь­е­го тво­ре­ния, и сви­де­тель­ст­во это­го тра­гиз­ма – Бо­жие Рас­пя­тие. В то мгно­ве­ние, ко­гда Тво­рец ре­ша­ет соз­дать не­что ни­ко­гда не быв­шее, в не­драх Бо­жи­их про­ис­хо­дит пер­вич­ная твор­че­ская по­ля­ри­за­ция. То, чем всё долж­но стать, то есть за­дан­ный иде­ал, цель тво­ре­ния – про­ти­во­пос­тав­ля­ет­ся то­му в при­ро­де Бо­жи­ей, что долж­но стать иным. На­лич­ная при­ро­да по от­но­ше­нию к но­во­му бы­тию ока­зы­ва­ет­ся ни­чем, не­бы­ти­ем; ибо она ещё толь­ко долж­на на­чать быть. Но то­го, чем всё долж­но стать, в бы­тии ещё нет, а всё ос­таль­ное – есть. С од­ной сто­ро­ны, ни­что ещё, а с дру­гой – ни­что уже. Это пер­вич­ное твор­че­ское про­ти­во­пос­тав­ле­ние и есть на­ча­ло твор­че­ст­ва и тво­ре­ния.
Как в при­ро­де Бо­га что-то мо­жет быть час­тич­ным, не­дос­та­точ­ным или да­же не­бы­тий­ным, ко­гда по оп­ре­де­ле­нию Бо­же­ст­вен­ное есть са­ма пол­но­та? Ни­ка­кие ра­цио­наль­ные ка­те­го­рии не ох­ва­ты­ва­ют не­из­ре­чен­ных глу­бин Бо­жи­их. Но мы мо­жем ис­хо­дить из на­чаль­но­го эк­зи­стен­ци­аль­но­го фак­та, из опы­та Тво­ре­ния-Са­мо­рас­пя­тия Бо­га, яв­лен­но­го нам в об­ра­зе Ии­су­са Хри­ста и в от­кро­ве­нии Свя­той Трои­цы.
Бог тво­рит в Се­бе и из Се­бя, воз­же­лав все­объ­ем­лю­щую пол­но­ту Соб­ст­вен­ной при­ро­ды на­де­лить но­вым ка­че­ст­вом. Сам Бог в Сво­ей при­ро­де, то есть в том, что есть, вы­чле­ня­ет то, что долж­но стать иным. И хо­тя оно есть в своём про­шлом, его нет по от­но­ше­нию к то­му, чем оно долж­но стать. В от­но­ше­нии к то­му, что долж­но быть, всё, что есть, яв­ля­ет­ся аморф­ной мас­сой, по­тен­ци­ей, ма­те­ри­ей. Это – ни­что. Причём оно ни­что не из­на­чаль­но, но по­то­му, что перестаёт быть са­мим со­бою с мо­мен­та про­ти­во­пос­тав­ле­ния его но­вой за­дан­но­сти. Те­перь сфера ничто уже есть толь­ко в свя­зи с тем, чем всё долж­но быть – не­бом, как его иное, его ма­те­рия – зем­ля. Оно есть ни­что прин­ци­пи­аль­но и не­за­ви­си­мо от то­го, ка­ким бы оно ни яв­ля­лось са­мо в се­бе.
Итак, с об­на­же­ни­ем не­ба и зем­ли яви­лась, с од­ной сто­ро­ны, за­ду­ман­ная Бо­гом но­виз­на, то, че­го ещё не бы­ло и что ока­зы­ва­ет­ся по от­но­ше­нию к то­му, что бы­ло, но­вой за­дан­но­стью, це­лью. Зна­чит, с дру­гой сто­ро­ны, то, что бы­ло, вне за­ви­си­мо­сти от то­го, ка­ко­во оно са­мо по се­бе, по от­но­ше­нию к но­во­му ока­зы­ва­ет­ся не­упо­ря­до­чен­ной мас­сой. Всё ста­рое яв­ля­ет не­уст­рой­ст­во, не­упо­ря­до­чен­ность, бес­смыс­лен­ность са­мо по се­бе по от­но­ше­нию к но­виз­не и потому является по су­ти ни­чем. Из это­го сла­га­ет­ся инерт­ная мас­са – ха­ос зем­ли, то есть сфе­ра то­го, что ещё не есть что-ли­бо оп­ре­де­лён­ное.
Всё это не оз­на­ча­ет, что при­ро­да Бо­га оп­ре­де­ля­ет­ся свой­ст­ва­ми не­дос­та­точ­но­сти. Бог ни­чем вне Его во­ли неоп­ре­де­ля­ем. Но по во­ле Твор­ца в глу­би­нах Его при­ро­ды про­изош­ли не­ко­то­рые про­цес­сы, по­сле­до­ва­тель­ность и ра­зум­ность ко­то­рых от­ра­же­ны в строе на­ше­го ми­ро­зда­ния. По не­му мы мо­жем су­дить о том, что но­вый по­ря­док по от­но­ше­нию к се­бе яв­но пред­по­ла­га­ет не­упо­ря­до­чен­ность, но­вый смысл воз­мо­жен толь­ко по от­но­ше­нию к бес­смыс­лию. Ес­ли Бо­гом за­ду­ма­но что-то в Се­бе пре­об­ра­зо­вать в но­вое ка­че­ст­во, то по от­но­ше­нию к не­му всё ста­рое, ка­ко­во оно ни бы­ло бы са­мо по се­бе, ока­зы­ва­ет­ся го­лой по­тен­ци­ей, в ко­то­рую бу­дет внесён но­вый смысл.
Пер­во­об­раз­ный мир не­ба, в про­ти­во­пос­тав­ле­ние бес­смыс­лен­но­му хао­су зем­ли, оли­це­тво­ря­ет со­бой то, чем все долж­но стать по су­ти, вби­ра­ет в се­бя за­дан­но­сти, смыс­лы, на­зна­че­ния в их иде­аль­ном, то есть не­во­пло­щен­ном ас­пек­те. Мир идей Пла­то­на от­ра­жа­ет фор­маль­ный, струк­тур­ный, то есть чис­то иде­аль­ный ас­пект не­бес­ной пер­во­об­раз­но­сти. Ан­гель­ские сфе­ры хри­сти­ан­ско­го пре­да­ния вы­ра­жа­ют пер­со­на­ли­сти­че­скую на­пол­нен­ность то­го же пер­во­об­раз­но­го ми­ра.
Всё это в при­ро­де Бо­жи­ей, но, оче­вид­но, не рас­про­стра­не­но на всю её пол­но­ту, а со­сре­до­то­че­но в не­ко­ем ло­не тво­ре­ния. По­это­му оно внут­ри Бо­же­ст­вен­ной при­ро­ды, не­по­сред­ст­вен­но вне­дре­но в неё, но не оп­ре­де­ля­ет её сущ­но­сти, а оп­ре­де­ляе­мо ею.

Таким бразом, та часть при­ро­ды Бо­жи­ей, ко­то­рая вы­де­ля­ет­ся к но­во­му тво­ре­нию в на­ча­лело­но Божьего тво­ре­ния – раз­де­ля­ет­ся и рас­ще­п­ля­ет­ся на два по­лю­са: не­бо и зем­лю. Раз­де­ля­ет­ся Твор­цом про­ви­ден­ци­аль­но, но рас­ще­п­ля­ет­ся внут­ри са­мой вет­хой при­ро­ды и по­то­му бо­лез­нен­но и тра­гич­но в са­мой се­бе. Эта изначальная тра­гич­ность тво­ре­ния от­зы­ва­ет­ся на со­стоя­нии Са­мо­го Твор­ца, и по­то­му ро­ж­де­ние Но­во­го Бы­тия есть му­ка и боль Са­мо­го Бо­га – Са­мо­рас­пя­тие Твор­ца.
Не­бо и зем­ля из­на­чаль­но и аб­со­лют­но про­ти­во­сто­ят друг дру­гу. Это – два по­лю­са или цен­тра, вы­де­лив­шие­ся в Са­мом Твор­це, и в то же вре­мя то, что соз­да­но в ос­но­ва­нии, то есть при­зва­но к еди­не­нию. Это явив­шая­ся в Бо­ге ак­тив­ная, тво­ря­щая сфе­ра, и то иное в нём, что при­зва­но к пре­об­ра­же­нию.
Все­мо­гу­ще­ст­во Бо­га бес­пре­дель­но. Он мо­жет не толь­ко быть пол­ным, но и ощу­тить неполноту в своём Бы­тии, не ста­но­вясь при этом не­дос­та­точ­ным и не ог­ра­ни­чи­ва­ясь. Ума­ле­ние Бо­га по Соб­ст­вен­ной Его во­ле не ума­ля­ет Его Бо­же­ст­вен­но­го дос­то­ин­ст­ва.
Что-то в Бо­ге бы­ло иным и бы­ло при­зва­но стать та­ко­вым, ка­ким оно долж­но быть. Сам Бог ре­шил стать дру­гим, и, воз­же­лав это­го, Он по­ро­дил в Се­бе об­раз же­лае­мо­го, и, с дру­гой сто­ро­ны, вы­де­лил то в Се­бе, что долж­но бу­дет под­вер­же­но из­ме­не­нию. Эта рас­ще­п­лён­ность быв­ше­го (не­бы­тия) и бу­ду­ще­го (пре­об­ра­жен­но­го бы­тия) в Бо­ге от­ра­же­на в на­шем ми­ре в том, что нуж­но пре­одо­леть, и в том, к че­му долж­но стре­мить­ся.
Итак, в до­ми­ро­вом эо­не пред­ста­ли в Бо­ге пред­веч­ные «что-то» и «не­что» (ни­что), то, что ста­ло тем, чем всё долж­но стать.


четверг, 17 мая 2018 г.

ПЕРВЫЕ ПОПЫТКИ ОБЪЕДИНЕНИЯ РПЦ И РПЦЗ


Выступление на Синоде РПЦЗ. Нью-Йорк. 1990 год

В девяностом году меня (как издателя журнала русской христианской культуры «Выбор», лидера Российского Христианского демократического движения) пригласили в Нью-Йорк выступить на заседании Синода Русской Православной Церкви за рубежом. Я рассказывал о начавшемся духовном возрождении в России. Но главным был вопрос о приходах Зарубежной Церкви в России. Говорил, что открытие параллельных приходов объективно никак не мотивировано: ни церковно-канонически, ни историей Церкви в России и за рубежом, ни современной ситуацией. Владыки вежливо выслушали, но возразили единогласно и как прописную истину: Церковь в России ещё и не Церковь, а филиал КГБ, а власть – полностью коммунистическая. Поэтому открывать приходы необходимо для возрождения православия в России.
Летом девяностого года встречался в Нью-Йорке с митрополитом Виталием – главой Русской Зарубежной Церкви. Присутствующий священник Глеб Якунин яростно убеждал владыку Виталия активно открывать приходы Зарубежной Церкви в СССР: Московская Патриархия – давно уже не Церковь, ибо всё её руководство – агенты КГБ. Я с этим не мог согласиться категорически и убеждал, что открывать параллельные приходы в России нельзя, прежде всего потому, что по опыту истории известно: разделить и расколоть что-либо легко, а воссоединить впоследствии очень трудно. Православные приходы разных юрисдикций создают нездоровую атмосферу соперничества, дрязг, провинившиеся священнослужители получают возможность избежать санкций священноначалия, перейдя в соседнюю юрисдикцию. Кроме того, раскол создаёт благоприятные возможности для режима государственного атеизма разлагать церковную организацию и усугублять раскол, инфильтрируя агентов к зарубежникам.
 Высказался я и о послании митрополита Виталия, по которому при переходе приходов Московской Патриархии в юрисдикцию Зарубежной Церкви все прихожане должны коленопреклоненно каяться перед иерархом Зарубежной Церкви. Было бы понятно, если бы представитель Зарубежной Церкви призывал покаяться обе стороны: православные за рубежом во многом сохранили чистоту предания, но только благодаря тому, что покинули поле российской брани с богоборчеством; мы в России многое утеряли, но сохранили остатки веры в пасти «красного дракона». Но владыка Виталий ухватился за «свидетельства» о. Глеба Якунина и ответил очень резко: это мы здесь в пасти дракона, ибо боремся с различными ересями, в том числе с булгаковщиной, шмемановщиной; но только мы знаем, как правильно славить Бога. Радикально, как о непростительных смертных грехах, а не вынужденных исторически изживаемых компромиссах, было сказано и о сергианстве, и об экуменизме. Московская Патриархия была характеризована по Якунину – это не Церковь, а отдел КГБ. Стало ясно, что раскол непреодолим, пока у руководства Зарубежной Церкви остаются люди, пронизанные гордыней и, вместе с тем, вполне суетными мирскими пристрастиями: они ведь действительно ждали, что православный народ в России покается перед ними и пригласит въехать в кремлевские соборы.
С митрополитом Виталием и архиепископом Илларионом, – ныне митрополит, глава РПЦЗ. 1990 год.
Следующую попытку как-то повлиять на ретроградную позицию руководства Зарубежной Церкви я предпринял вскоре после августа 1991 года. На волне успехов РХДД по раскрепощению религиозной жизни в стране осенью 1991 года мы попытались проявить инициативу по объединению Русских Церквей. Нам как народным депутатам России удалось убедить Ельцина в исторической важности церковного объединения и его возможной исторической роли. Президент уполномочил председателя Комитета Верховного Совета РФ по свободе совести и меня как председателя подкомитета ВС вступить в качестве посредников в переговоры – сначала с руководством Зарубежной Церкви.
С архиепископом (ныне митрополит – глава РПЦЗ) Илларионом в монастыре РПЦЗ в Джорданвилле. 1990 год.
 Я позвонил митрополиту Виталию в Нью-Йорк и подробно рассказал об инициативе российского президента (которая была сформулирована нами же) о посредничестве в воссоединении Церквей, предложил, чтобы мы – руководители Комитета – приехали в Нью-Йорк для предварительного обмена мнениями. Моими аргументами были – и крах коммунистического режима в России, и принятие законов, предоставивших Церкви свободу, и необходимость объединения всех сил страны и зарубежья в тяжелейшей работе по возрождению России. Надо сказать, что первая реакция владыки Виталия была вполне благожелательная. Он живо заинтересовался постановкой проблемы, не исключал подобный подход, задавал много вопросов, попросил перезвонить через два дня. Но через несколько дней со мной говорил уже другой человек – и по тону, и по содержанию. Мне было сказано, что в России ничего не изменилось, у власти находятся перекрашенные коммунисты, в руководстве же Патриархии – агенты КГБ, поэтому в настоящее время Зарубежной Церкви не с кем вести переговоры в России. Конечно, была в его словах и доля горькой правды, но по большому счёту это был голос всё той же гордыни. Мои аргументы о том, что нам – небольшой группе православных и антикоммунистов в Российском парламенте – удалось многое сделать, что говорит об изменении ситуации в России, в которой уже сейчас есть возможности для христианского делания, – не возымели действия. Я понял, что проблемы воссоединения можно обсуждать только со следующим поколением иерархов Русской Зарубежной Церкви. Что и подтвердилось впоследствии воссоединением Русских Церквей.

Вместе с тем, пытаясь актуализировать проблему воссоединение Церквей, в ноябре 1991 года мы с Глебом Анищенко обратились к иерархам Московской Патриархии и Русской Зарубежной Церкви.

ОБРАЩЕНИЕ
ПО ПОВОДУ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ
МЕЖДУ ДВУМЯ ЧАСТЯМИ РУССКОЙ ЦЕРКВИ

Нас побуждает сделать это обращение не гордыня и стремление поучать иерархов, не политические мотивы, а боль и тревога чад Русской Церкви за её судьбу. Мы чувствуем, что раны, нанесённые Церкви богоборческими силами, проходят и через наши сердца.
И, может быть, самой страшной из этих ран является разделение на разные юрисдикции. В прежние годы это воспринималось как насильственный акт, произведённый над Церковью безбожной властью. Сейчас, когда давление этой власти ослабло, а в некоторых областях вообще исчезло, проблема приобретает внутрицерковное значение.
Между тем, изменения, происшедшие в последнее время в Московской Патриархии открывают, как нам кажется, прямой путь к разрешению основных противоречий между двумя юрисдикциями. Осталось всего несколько шагов для снятия разногласий по поводу прославления новомучеников, выражения церковной позиции по отношению к «Декларации» 1927 года, в вопросе об обрядовой стороне крещения. Представляется возможным найти компромисс и по поводу участия Русской Церкви в экуменическом движении. Что же касается покаяния в прошлых грехах, о котором говорит Зарубежная Церковь, то приемлемым для всех могло бы стать общецерковное покаяние объединившейся Русской Церкви. 

 Глеб Анищенко
Однако, не смотря на все эти, казалось бы, объективные предпосылки, никакого реального движения навстречу друг другу двух юрисдикций, увы, не наблюдается. Наоборот, разделение заходит всё дальше, вплоть до открытых столкновений.
Большинство представителей обеих сторон стараются, как правило, избегать слова «раскол». Но, думается, это происходит не от того, что они не видят зловещих признаков, а от страха перед тем, что раскол может стать реальностью. История Русского Православия должна бы выработать у нас антираскольный инстинкт: ведь в конце ХХ-го века ещё и приблизительно не изжиты последствия раскола века XVII-го, имевшего столь ужасающее влияние на судьбу Церкви и страны. И в самом деле страшно подумать, что мы находимся на пороге нового раскола. Но, как это ни прискорбно, действительность именно такова.
Увы, обе юрисдикции делают шаги по этому опасному пути. Зарубежная Церковь, например, открывает свои приходы в России – и в одной епархии оказывается два епископа. Московская Патриархия вновь прославляет святых, уже кананонизированных Зарубежной Церковью. Всё эти признаки того, что речь начинает идти не о двух частях одной Церкви, а о двух разных Церквах.
Нельзя думать, что если расчленить единый организм, то жизнь сохранится в какой-то его части. Так же нельзя представить, что одна из юрисдикций продемонстрирует своё преимущество перед другой, и все люди перейдут из «плохой» в «хорошую». Или же, что одна юрисдикция «вразумит» другую. Зная нынешнее состояние нашей паствы, можно с уверенностью сказать, что церковный народ в большинстве своём не сможет, да и не захочет разбираться в юрисдикционных тонкостях. Он сделает выбор, руководствуясь субъективными факторами. Всё  будет зависеть от того, кому какой священник больше понравился или какой храм находится ближе к дому. Но, совершив выбор по этим внешним признакам, люди уже будут отстаивать своего батюшку и свой храм, противопоставляя их соседям из иной юрисдикции. Со временем на это неизбежно должны будут наслоиться некоторые обрядовые различия, и раскол окончательно оформится, перейдя в каноническую сферу. Причём, исторический опыт показывает, что раскол никогда не разбивает Церковь на две части: осколки летят во все стороны. Уже сейчас начинает появляться всё больше «богородичных центров», неканонических ответвлений Катакомбной Церкви, Православно-католических общин и т.д.
Упаси нас, Господи, от того, чтобы и в дальнейшем события продолжали развиваться подобным образом! Сейчас, как нам кажется, наступил решающий, а может быть, и последний момент для того, чтоб переориентировать ход их развития. К этому есть внешний формальный повод. Российское правительство готовится издать постановление о возвращении отнятого церковного имущества, в том числе храмов, их исконным владельцам. И тут встают серьёзнейшие проблемы.
Одним из вариантов является передача зданий в собственность каждой общины. Это может быть приемлемым для ряда религий, но явится губительным для Православной Церкви, так как неизбежно разорвёт её единое тело на отдельные куски. Кроме того, здесь есть и неразрешимые практические трудности. Ведь получив в собственность православный храм, община может перейти в другое вероисповедание, религию или заняться деятельностью, для которой религия является лишь внешним прикрытием. Как государственный орган может определить «степень православности»?
Несомненно, что единственным выходом тут является передача зданий централизованным религиозным объединениям (для тех религий, где таковые существуют). Но тут и встаёт вопрос о двух (если не трёх) юрисдикциях внутри Русской Православной Церкви. Христианская мораль и принципы правового государства в равной мере требуют, чтобы обе юрисдикции были признаны законными правопреемниками дореволюционной Русской Церкви. Ведь разделение и отторжение от материальных ценностей произошло под воздействием преступных, внешних по отношению к Церкви сил. Если два владели одним домом, а потом бандиты избили одного и прогнали другого, то надо ли спрашивать, как справедливо решить имущественный вопрос между их наследниками? возвращение изъятой церковной собственности исконным владельцам мы должны воспринимать как акт покаяния со стороны государства. Таким же покаянным актом должно стать и возвращение имущественных прав тем, кто был насильно изгнан из страны.
Гораздо более сложным является вопрос о том, как этот принцип воплотить в реальную жизнь. Поделить всё на две равные части? Или отдать тому, кто первым успел попросить? Наивным и неправильным будет любое решение любого государственного органа, так как он будет вынужден вторгаться в область внутрицерковных отношений. Трудно даже вообразить, из каких принципов должен будет исходить судья или чиновник, решающий вопрос о передаче имущества одной из общин двух разных юрисдикций.
Церковь не имеет права отдавать жизненно важный для себя вопрос на решение ещё недавно враждебного, а сейчас нейтрального по отношению к религии государства. Единственный выход состоит в том, чтобы Церковь сама попыталась разобраться во внутренних проблемах и лишь осведомила о своём решении соответствующие государственные органы.
Первым шагом на этом пути могло бы стать создание согласительной комиссии по вопросу о церковном имуществе, состоящей из клириков и мирян, полномочно представляющих обе юрисдикции. Это приблизило бы нас не только к решению проблемы собственности. Комиссия могла бы стать зачатком предсоборного совещания. Могла бы начаться работа по подготовке Собора, который восстановил бы целостность Русской Церкви.
В ситуации страшного кризиса, длящегося уже много десятилетий, мы должны призвать на помощь христианскую терпимость, любовь, мудрость, сделать шаги навстречу друг другу и соединиться во имя Христа.
В.В. Аксючиц – сопредседатель Думы РХДД. Народный депутат РСФСР
Г.А. Анищенко – сопредседатель Думы РХДД, гл. редактор газеты «Путь»

вторник, 15 мая 2018 г.

БОЛЬШОЙ ТЕРРОР В СССР




Бесподобен в своём роде один из многих характерных для того времени и того режима исторический документ, иллюстрирующий деятельность эффективного менеджера по подготовке страны к неизбежной войне. Каждый пункт документа говорит сам за себя. Особенно впечатляют:
- особая заточенность против крестьянского большинства населения – очередная (уже после кровавой коллективизации) расправа над «кулаками», как заклинание, повторяется из пункта в пункт;
- не забывается вновь и вновь (начиная с 1918 года) кроваво прогрести и недобитый православный люд;
- кровавая разверстка по территориям, – будто НКВД мудро высчитало: какой процент населения в каждом месте является враждебным;
- приказ министра НКВД – выше законов СССР; новая форма «суда» – «тройки» возглавлялись руководителями НКВД регионов, в «тройки» входили первые секретари ВКП(б) прокуроры регионов, то есть, руководителям НКВД в этом вопросе подчинялись руководители регионов и страны.

ОПЕРАТИВНЫЙ ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА С.С.Р. № 00447 об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов. 30 июля 1937 года. Гор. Москва.
Материалами следствия по делам антисоветских формирований устанавливается, что в деревне осело значительное количество бывших кулаков, ранее репрессированных, скрывшихся от репрессий, бежавших из лагерей, ссылки и трудпоселков. Осело много, в прошлом репрессированных церковников и сектантов, бывших активных участников антисоветских вооруженных выступлений. Остались почти нетронутыми в деревне значительные кадры антисоветских политических партий (эсеров, грузмеков, дашнаков, муссаватистов, иттихадистов и др.), а также кадры бывших активных участников бандитских восстаний, белых, карателей, репатриантов и т.п.
Часть перечисленных выше элементов, уйдя из деревни в города, проникла на предприятия промышленности, транспорта и строительства.
Кроме того, в деревне и городе до сих пор еще гнездятся значительные кадры уголовных преступников скотоконокрадов, воров-рецидивистов, грабителей и др. отбывавших наказание, бежавших из мест заключения и скрывающихся от репрессий. Недостаточность борьбы с этими уголовными контингентами создала для них условия безнаказанности, способствующие их преступной деятельности.
Как установлено, все эти антисоветские элементы являются главными зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений, как в колхозах и совхозах, так и на транспорте и в некоторых областях промышленности
Перед органами государственной безопасности стоит задача самым беспощадным образом разгромить всю эту банду антисоветских элементов, защитить трудящийся советский народ от их контрреволюционных происков и, наконец, раз и навсегда покончить с их подлой подрывной работой против основ советского государства.
В соответствии с этим ПРИКАЗЫВАЮ – С 5 АВГУСТА 1937 ГОДА ВО ВСЕХ РЕСПУБЛИКАХ, КРАЯХ и ОБЛАСТЯХ НАЧАТЬ ОПЕРАЦИЮ ПО РЕПРЕССИРОВАНИЮ БЫВШИХ КУЛАКОВ, АКТИВНЫХ АНТИСОВЕТСКИХ ЭЛЕМЕНТОВ и УГОЛОВНИКОВ.
В УЗБЕКСКОЙ, ТУРКМЕНСКОЙ, ТАДЖИКСКОЙ и КИРГИЗСКОЙ ССР ОПЕРАЦИЮ НАЧАТЬ С 10 АВГУСТА с. г., А В ДАЛЬНЕВОСТОЧНОМ И КРАСНОЯРСКОМ КРАЯХ и ВОСТОЧНО-СИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ – С 15-го АВГУСТА с. г.
При организации и проведении операций руководствоваться следующим:
I. КОНТИНГЕНТЫ, ПОДЛЕЖАЩИЕ РЕПРЕССИИ.
1. Бывшие кулаки, вернувшиеся после отбытия наказания и продолжающие вести активную антисоветскую подрывную деятельность.
2. Бывшие кулаки, бежавшие из лагерей или трудпоселков, а также кулаки, скрывшиеся от раскулачивания, которые ведут антисоветскую деятельность.
3. Бывшие кулаки и социально опасные элементы, состоявшие в повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формированиях, отбывшие наказание, скрывшиеся от репрессий или бежавшие из мест заключения и возобновившие свою антисоветскую преступную деятельность.
4. Члены антисоветских партий (эсеры, грузмеки, муссаватисты, иттихадисты и дашнаки), бывшие белые, жандармы, чиновники, каратели, бандиты, бандпособники, переправщики, реэмигранты, скрывшиеся от репрессий, бежавшие из мест заключения и продолжающие вести активную антисоветскую деятельность.
5. Изобличенные следственными и проверенными агентурными материалами наиболее враждебные и активные участники ликвидируемых сейчас казачье-белогвардейских повстанческих организаций, фашистских, террористических и шпионско-диверсионных контрреволюционных формирований. Репрессированию подлежат также элементы этой категории, содержащиеся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще судебными органами не рассмотрены.
6. Наиболее активные антисоветские элементы из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих, которые содержатся сейчас в тюрьмах, лагерях, трудовых поселках и колониях и продолжают вести там активную антисоветскую подрывную работу.
7. Уголовники (бандиты, грабители, воры-рецидивисты, контрабандисты-профессионалы, аферисты-рецидивисты, скотоконокрады), ведущие преступную деятельность и связанные с преступной средой. Репрессированию подлежат также элементы этой категории, которые содержатся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще судебными органами не рассмотрены.
8. Уголовные элементы, находящиеся в лагерях и трудпоселках и ведущие в них преступную деятельность.
9. Репрессии подлежат все перечисленные выше контингенты, находящиеся в данный момент в деревне — в колхозах, совхозах, сельско-хозяйственных предприятиях и в городе — на промышленных и торговых предприятиях, транспорте, в советских учреждениях и на строительстве.
II. О МЕРАХ НАКАЗАНИЯ РЕПРЕССИРУЕМЫМ И КОЛИЧЕСТВЕ ПОДЛЕЖАЩИХ РЕПРЕССИИ.
1. Все репрессируемые кулаки, уголовники и др. антисоветские элементы разбиваются на две категории:
а) к первой категории относятся все наиболее враждебные из перечисленных выше элементов. Они подлежат немедленному аресту и, по рассмотрении их дел на тройках — РАССТРЕЛУ.
б) ко второй категории относятся все остальные менее активные, но все же враждебные элементы. Они подлежат аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет, а наиболее злостные и социально опасные из них, заключению на те же сроки в тюрьмы по определению тройки.
2. Согласно представленным учетным данным Наркомами республиканских НКВД и начальниками краевых и областных управлений НКВД утверждается следующее количество подлежащих репрессии:

Первая
категория
Вторая
категория
ВСЕГО
1. Азербайджанская ССР
1500
3750
5250
2. Армянская ССР
500
1000
1500
3. Белорусская ССР
2000
10000
12000
4. Грузинская ССР
2000
3000
5000
5. Киргизская ССР
250
500
750
6. Таджикская ССР
500
1300
1800
7. Туркменская ССР
500
1500
2000
8. Узбекская ССР
750
4000
4750
9. Башкирская АССР
500
1500
2000
10. Бурято-Монгольская АССР
350
1500
1850
11. Дагестанская АССР
500
2500
3000
12. Карельская АССР
300
700
1000
13. Кабардино-Балкарская АССР
300
700
1000
14. Крымская АССР
300
1200
1500
15. Коми АССР
100
300
400
16. Калмыцкая АССР
100
300
400
17. Марийская АССР
300
1500
1800
18. Мордовская АССР
300
1500
1800
19. Немцев Поволжья АССР
200
700
900
20. Северо-Осетинская АССР
200
500
700
21. Татарская АССР
500
1500
2000
22. Удмуртская АССР
200
500
700
23. Чечено-Ингушская АССР
500
1500
2000
24. Чувашская АССР
300
1500
1800
25. Азово-Черноморский край
5000
8000
13000
26. Дальне-Восточный край
2000
4000
6000
27. Западно-Сибирский край
5000
12000
17000
28. Красноярский край
750
2500
3250
29. Орджоникидзевский край
1000
4000
5000
30. Восточно-Сибирский край
1000
4000
5000
31. Воронежская область
1000
3500
4500
32. Горьковская область
1000
3500
4500
33. Западная область
1000
5000
6000
34. Ивановская область
750
2000
2750
35. Калининская область
1000
3000
4000
36. Курская область
1000
3000
4000
37. Куйбышевская область
1000
4000
5000
38. Кировская область
500
1500
2000
39. Ленинградская область
4000
10000
14000
40. Московская область
5000
30000
35000
41. Омская область
1000
2500
3500
42. Оренбургская область
1500
3000
4500
43. Саратовская область
1000
2000
3000
44. Сталинградская область
1000
3000
4000
45. Свердловская область
4000
6000
10000
46. Северная область
750
2000
2750
47. Челябинская область
1500
4500
6000
48. Ярославская область
750
1250
2000
УКРАИНСКАЯ ССР
1. Харьковская область
1500
4000
5500
2. Киевская область
2000
3500
5500
3. Винницкая область
1000
3000
4000
4. Донецкая область
1000
3000
4000
5. Одесская область
1000
3500
4500
6. Днепропетровская область
1000
2000
3000
7. Черниговская область
300
1300
1600
8. Молдавская АССР
200
500
700
КАЗАХСКАЯ ССР
1. Северо-Казахст. область
650
300
950
2. Южно-Казахст. область
350
600
950
3. Западно-Казахст. область
100
200
300
4. Кустанайская область
150
450
600
5. Восточно-Казахст. область
300
1050
1350
6. Актюбинская область
350
1000
1350
7. Карагандинская область
400
600
1000
8. Алма-Атинская область
200
800
1000
Лагеря НКВД
10000
10000
3. Утвержденные цифры являются ориентировочными. Однако, наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД не имеют права самостоятельно их превышать. Какие бы то ни было самочинные увеличения цифр не допускаются. В случаях, когда обстановка будет требовать увеличения утвержденных цифр, наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД обязаны представлять мне соответствующие мотивированные ходатайства Уменьшение цифр, а равно и перевод лиц, намеченных к репрессированию по первой категории — во вторую категорию и, наоборот — разрешается.
4. Семьи приговоренных по первой и второй категории как правило не репрессируются. Исключение составляют:
а) Семьи, члены которых способны к активным антисоветским действиям. Члены такой семьи, с особого решения тройки, подлежат водворению в лагеря или трудпоселки.
б) Семьи лиц, репрессированных по первой категории, проживающие в пограничной полосе, подлежат переселению за пределы пограничной полосы внутри республик, краев и областей.
в) Семьи репрессированных по первой категории, проживающие в Москве, Ленинграде, Киеве, Тбилиси, Баку, Ростове на Дону, Таганроге и в районах Сочи, Гагры и Сухуми, подлежат выселению из этих пунктов в другие области по их выбору, за исключением пограничных районов.
5. Все семьи лиц, репрессированных по первой и второй категориям, взять на учет и установить за ними систематическое наблюдение.
III. ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАЦИИ.
1. Операцию начать 5 августа 1937 года и закончить в четырехмесячный срок. В Туркменской, Таджикской, Узбекской и Киргизской ССР операцию начать 10 августа с. г., а в Восточно-Сибирской области, Красноярском и Дальневосточном краях — с 15-го августа с. г.
2. В первую очередь подвергаются репрессиям контингенты, отнесенные к первой категории. Контингенты, отнесенные ко второй категории, до особого на то распоряжения репрессии не подвергаются. В том случае, если нарком республиканского НКВД, начальник управления или областного отдела НКВД, закончив операцию по контингентам первой категории, сочтет возможным приступить к операции по контингентам, отнесенным ко второй категории, он обязан, прежде чем к этой операции фактически приступить — запросить мою санкцию и только после получения ее, начать операцию. В отношении всех тех арестованных, которые будут осуждены к заключению в лагеря или тюрьмы на разные сроки, по мере вынесения приговоров доносить мне сколько человек, на какие сроки тюрьмы или лагеря осуждено. По получении этих сведений я дам указания о том, каким порядком и в какие лагеря осуждённых направить.
3. В соответствии с обстановкой и местными условиями территория республики, края и области делится на оперативные сектора. Для организации и проведения операции по каждому сектору формируется оперативная группа, возглавляемая ответственным работником НКВД республики, краевого или областного Управления НКВД, могущим успешно справиться с возлагаемыми на него серьёзными оперативными задачами. В некоторых случаях начальниками оперативных групп могут быть назначены наиболее опытные и способные начальники районных и городских отделений.
4. Оперативные группы укомплектовать необходимым количеством оперативных работников и придать им средства транспорта и связи. В соответствии с требованиями оперативной обстановки группам придать войсковые или милицейские подразделения.
5. На начальников оперативных групп возложить руководство учетом и выявлением подлежащих репрессированию, руководство следствием, утверждение обвинительных заключений и приведение приговоров троек в исполнение. Начальник оперативной группы несет ответственность за организацию и проведение операции на территории своего сектора.
6. На каждого репрессированного собираются подробные установочные данные и компрометирующие материалы. На основании последних составляются списки на арест, которые подписываются начальником оперативной группы и в 2-х экземплярах отсылаются на рассмотрение и утверждение Наркому внутренних дел, начальнику управления или областного отдела НКВД. Нарком внутренних дел, начальник управления или областного отдела НКВД рассматривает список и даёт санкцию на арест перечисленных в нем лиц.
7. На основании утвержденного списка начальник оперативной группы производит арест. Каждый арест оформляется ордером. При аресте производится тщательный обыск. Обязательно изымаются: оружие, боеприпасы, военное снаряжение, взрывчатые вещества, отравляющие и ядовитые вещества, контрреволюционная литература, драгоценные металлы в монете, слитках и изделиях, иностранная валюта, множительные приборы и переписка. Все изъятое заносится в протокол обыск.
8. Арестованные сосредотачиваются в пунктах по указаниям Наркомов внутренних дел, начальников управлений или областных отделов НКВД. В пунктах сосредоточения арестованных должны иметься помещения, пригодные для размещения арестованных.
9. Арестованные строго окарауливаются. Организуются все мероприятия, гарантирующие от побегов или каких-либо эксцессов.
IV. ПОРЯДОК ВЕДЕНИЯ СЛЕДСТВИЯ.
1. На каждого арестованного или группу арестованных заводится следственное дело. Следствие проводится ускоренно и в упрощённом порядке. В процессе следствия должны быть выявлены все преступные связи арестованного.
2. По окончании следствия дело направляется на рассмотрение тройки. К делу приобщаются: ордер на арест, протокол обыска, материалы, изъятые при обыске, личные документы, анкета арестованного, агентурно-учётный материал, протокол допроса и краткое обвинительное заключение.
V. ОРГАНИЗАЦИЯ и РАБОТА ТРОЕК
1. Утверждаю следующий персональный состав республиканских, краевых и областных троек: (Длинный список «Троек» здесь опускается В.А.)…
2. На заседаниях троек может присутствовать (там где он не входит в состав тройки) республиканский краевой или областной прокурор.
3. Тройка ведет свою работу или, находясь в пункте расположения соответствующих НКВД, УНКВД или областных отделов НКВД или выезжая к местам расположения оперативных секторов.
4. Тройки рассматривают представленные им материалы на каждого арестованного или группу арестованных, а также на каждую подлежащую выселению семью в отдельности. Тройки, в зависимости от характера материалов и степени социальной опасности арестованного, могут относить лиц, намеченных к репрессированию по 2 категории — к первой категории и лиц, намеченных к репрессированию по первой категории — ко второй.
5. Тройки ведут протоколы своих заседаний, в которые и записывают вынесенные ими приговора в отношении каждого осужденного. Протокол заседания тройки направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение. К следственным делам приобщаются выписки из протоколов в отношении каждого осужденного.
VI. ПОРЯДОК ПРИВЕДЕНИЯ ПРИГОВОРОВ В ИСПОЛНЕНИЕ.
1. Приговора приводятся в исполнение лицами по указаниям председателей троек, т.е. наркомов республиканских НКВД, начальников управлений или областных отделов НКВД. Основанием для приведения приговора в исполнение являются — заверенная выписка из протокола заседания тройки с изложением приговора в отношении каждого осужденного и специальное предписание за подписью председателя тройки, вручаемые лицу, приводящему приговор в исполнение.
2. Приговора по первой категории приводятся в исполнение в местах и порядком по указанию наркомов внутренних дел, начальников управления и областных отделов НКВД с обязательным полным сохранением в тайне времени и места приведения приговора в исполнение. Документы об исполнении приговора приобщаются в отдельном конверте к следственному делу каждого осужденного.
3. Направление в лагеря лиц, осужденных по 2 категории производится на основании нарядов, сообщаемых ГУЛАГ’ом НКВД СССР.
VII. ОРГАНИЗАЦИЯ РУКОВОДСТВА ОПЕРАЦИЙ И ОТЧЁТНОСТЬ.
1. Общее руководство проведением операций возлагаю на моего заместителя — Начальника главного управления государственной безопасности — Комкора тов. ФРИНОВСКОГО. Для проведения работы, связанной с руководством операций, сформировать при нем специальную группу.
2. Протоколы троек по исполнении приговоров немедленно направлять начальнику 8-го Отдела ГУГБ НКВД СССР с приложением учетных карточек по форме № 1. На осужденных по 1 категории одновременно с протоколом и учетными карточками направлять также и следственные дела.
3. О ходе и результатах операции доносить пятидневными сводками к 1, 5, 10, 15, 20 и 25 числу каждого месяца телеграфом и подробно почтой.
4. О всех вновь вскрытых в процессе проведения операции контрреволюционных формированиях, возникновении эксцессов, побегах за кордон, образовании бандитских и грабительских групп и других чрезвычайных происшествиях доносить по телеграфу — немедленно.
При организации и проведении операции принять исчерпывающие меры к тому, чтобы не допустить: перехода репрессируемых на нелегальное положение; бегства с мест жительства и особенно за кордон; образования бандитских и грабительских групп, возникновения каких-либо эксцессов.
Своевременно выявлять и быстро пресекать попытки к совершению каких-либо активных контрреволюционных действий.
НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
(Н. ЕЖОВ)
ВЕРНО: М.ФРИНОВСКИЙ