вторник, 6 февраля 2018 г.

ГИБЕЛЬ БОГОВ НАТУРАЛИЗМА Часть 27. Ан­тро­по­мор­физм и тео­ан­тро­по­цен­три­за­ция ми­фо­ло­гии








По ме­ре ско­вы­ва­ния хао­са, его со­про­тив­ле­ние ослабевает, но вместе с тем ста­но­вит­ся определённее и кон­крет­нее. В не­драх кос­ми­че­ских об­ра­зо­ва­ний на­ро­ж­да­ет­ся и вы­ры­ва­ет­ся на по­верх­ность бунт хао­са: Зем­ля по­ро­ж­да­ет ужас­ное стоглавое чу­до­ви­ще Ти­фо­на. Вновь со­тря­са­ют­ся и ко­леб­лют­ся ос­но­ва­ния зем­ли и не­ба, вся пла­не­та в пла­ме­ни и воз­душ­ных вих­рях. Это опи­са­ние по­хо­же на со­стоя­ние пла­не­ты Зем­ля в на­чаль­ные вре­ме­на. Оче­вид­но, в ми­фе о Ти­фо­не от­ра­жа­ет­ся вос­по­ми­на­ние че­ло­ве­че­ской ду­ши о пе­рио­де оформ­ле­ния пла­нет­ных тел.
Ми­ро­со­зи­даю­ще­му на­ча­лу уда­ёт­ся обуз­дать пер­вич­ный ха­ос по­кро­вом упо­ря­до­чен­но­сти и гар­мо­нии (Ти­фон низ­верг­нут в Тар­тар), но во всю ис­то­рию Зем­ли хао­ти­че­ские сти­хии вре­мя от вре­ме­ни про­би­ва­ют покров космической гармонии (из Тар­та­ра Ти­фон гро­зит бо­гам и все­му жи­во­му, вы­зы­ва­ет бу­ри, из­вер­же­ния вул­ка­нов, зем­ле­тря­се­ния).
По­сле­дую­щие по­ко­ле­ния хто­ни­че­ских чу­до­вищ ока­зы­ва­ют­ся уже не вы­пле­ска­ми хао­са, а пло­да­ми ис­ка­жён­но­го судорожного со­зи­да­ния. Ги­ган­ты – это су­ще­ст­ва, по­ро­ж­дён­ные ак­том, в ко­то­ром ми­ро­об­ра­зо­ва­тель­но­му на­ча­лу не уда­лось пре­одо­леть ха­ос и во­пло­тить­ся впол­не, а хао­су уда­лось про­рвать по­ла­гае­мые ему пре­де­лы. В ги­ган­то­ма­хии (бит­ве олим­пий­ских бо­гов с ги­ган­та­ми, в ко­то­рой ги­ган­ты бы­ли унич­то­же­ны) ме­о­ни­че­ские сти­хии ещё бо­лее ско­вы­ва­ют­ся. Вы­пле­ски хао­са ещё спо­соб­ны по­ро­ж­дать уродливые, но всё менее мощ­ные чу­до­ви­ща. И борь­бу с хто­ни­че­ски­ми чу­до­ви­ща­ми ве­дут уже не бо­ги, а ге­рои и лю­ди. Зем­ле­об­ра­зо­ва­тель­ный про­цесс по­сте­пен­но пе­ре­хо­дит в зем­ле­уст­рои­тель­ный. Зевс из начала, формирующего кос­мо­с, пре­вра­ща­ет­ся в на­ча­ло по­ро­ж­даю­щее (отец бо­гов, ге­ро­ев, лю­дей) и ор­га­ни­зую­щее жизнь на зем­ле. Зевс по­сте­пен­но пре­об­ра­зу­ет мир, по­ро­ж­дая бо­гов, вно­ся­щих в мир за­кон, по­ря­док, нау­ки, ис­кус­ст­ва, нор­мы мо­ра­ли.

Пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ность всех ми­ро­со­зи­да­тель­ных сил от­ра­жа­ет не толь­ко и не столь­ко ан­тро­по­мор­физм[1] ран­них мифов, но, пре­ж­де всего, ан­тро­по­морф­ность че­ло­ве­ко­по­доб­ность тво­ря­щих сил. Не слу­чай­но во всех ми­фо­ло­ги­че­ских тра­ди­ци­ях хао­ти­че­ские сти­хии вы­ра­жа­ют­ся в об­ли­ке хто­ни­че­ских чу­до­вищ, ми­ро­уст­рои­тель­ные же на­ча­ла об­ре­та­ют всё более че­ло­ве­ко­по­доб­ный об­лик. Ина­че не объ­яс­ня­ет­ся тот факт, что ми­фо­ло­ги­че­ское соз­на­ние упор­но про­яв­ля­ет свой ан­тро­по­мор­физм в од­ном слу­чае, и столь же упор­но от­ка­зы­ва­ет­ся от не­го в дру­гом.
Вме­сте с тем, про­цесс на­рас­та­ния ан­тро­по­мор­фич­но­сти со­зи­да­тель­ных сил ока­зы­ва­ет­ся в ми­фах па­рал­лель­ным росту их тео­мор­фич­но­сти: третье по­ко­ле­ние гре­че­ских бо­гов бо­лее соб­ст­вен­но бо­ги, не­же­ли пер­вое – без­ли­кие сти­хии или Уран, ли­бо вто­рое – сти­хий­ные су­ще­ст­ва – ти­та­ны.
Од­но­вре­мен­но с этим тво­ря­щее на­ча­ло ста­но­вит­ся всё более тео­цен­трич­ным (со­сре­до­то­че­но в ли­це од­но­го бо­га), что мож­но про­сле­дить на раз­ви­тии об­раза Зев­са. Всё это от­ра­жа­ет бо­го­че­ло­ве­че­скую сущ­ность ми­ро­уст­рояю­ще­го на­ча­ла.
Эта­пы обуз­да­ния хао­ти­че­ских сти­хий ока­зы­ва­ют­ся, од­но­вре­мен­но, эта­па­ми все боль­шей пер­со­ни­фи­ка­ции по­ло­жи­тель­ных сил. Этот про­цесс при­во­дит к «соз­да­нию» бо­га­ми че­ло­ве­ка – к пол­но­му его во­пло­ще­нию, затем к ак­тив­но­му уча­стию че­ло­ве­ка в пре­об­ра­же­нии кос­мо­са на аре­не зем­ной жиз­ни, а не за её ку­ли­са­ми.
В от­вет на ми­ро­об­ра­зо­ва­тель­ный им­пульс хао­ти­че­ская безд­на зем­ли (Гея-Зем­ля, мать-зем­ля, од­на из че­ты­рёх пер­во­по­тен­ций, на­ря­ду с Хао­сом, Тар­та­ром, Эро­сом) по­ро­ж­да­ет по­сле­до­ва­тель­но по­ко­ле­ния бес­по­ря­доч­но-упо­ря­до­чен­ных су­ществ: Ура­на-не­бо, ти­та­нов и хто­ни­че­ских чу­до­вищ: цик­ло­пов, сто­ру­ких, Ти­фо­на, ги­ган­тов, гор­гон, эри­ний, Эхид­ну, Хи­ме­ру, Сфин­кса. Эти соз­да­ния во­пло­ща­ют со­бой урод­ли­вые по­пыт­ки тво­ре­ния, с од­ной сто­ро­ны, и вы­плеск бун­тую­ще­го хао­са, с дру­гой. По­это­му все хто­ни­че­ские су­ще­ст­ва бес­по­ря­доч­ны, не­со­раз­мер­ны, дис­гар­мо­нич­ны, они пре­ис­пол­не­ны об­раз­ами, до­хо­дя­щи­ми до ужа­саю­ще­го урод­ст­ва.
Борь­бу с эти­ми по­ро­ж­де­ния­ми хао­са в ми­фи­че­ские вре­ме­на ве­дут не­кие пра­лю­ди (ан­тро­по­морф­ные бо­ги, ду­хи, бо­го­по­доб­ные су­ще­ст­ва), ко­то­рые ока­зы­ва­ют­ся пра­ро­ди­те­ля­ми соб­ст­вен­но лю­дей. Борь­бу с хао­сом на­чи­на­ют бо­ги – как пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ные си­лы кос­ми­че­ско­го по­ряд­ка и гар­мо­нии. По­сле по­бе­ды над ти­та­на­ми (ти­та­но­ма­хия) для борь­бы с ги­ган­та­ми (ги­ган­то­ма­хия) олим­пий­ские бо­ги ну­ж­да­ют­ся в уча­стии лю­дей: по ве­ле­нию судь­бы (ро­ка) ги­бель ги­ган­тов за­ви­сит от уча­стия в бит­ве ге­ро­ев. Ге­рои же – это по­том­ки бо­гов и смерт­ных, лю­дей.
Даль­ней­шую борь­бу с хто­ни­че­ски­ми си­ла­ми ве­дут са­ми ге­рои, бо­ги же ру­ко­во­дят ими, но час­то ока­зы­ва­ют­ся и их по­мощ­ни­ка­ми. Ге­рои при­зва­ны вы­пол­нять во­лю бо­гов на зем­ле, упо­ря­до­чи­вать жизнь лю­дей, вно­ся в неё спра­вед­ли­вость, ме­ру, за­ко­ны, во­пре­ки древ­ней сти­хий­но­сти и дис­гар­мо­нич­но­сти. На этом пу­ти они и унич­то­жа­ют ре­ци­ди­вы хао­са – хто­ни­че­ских чу­до­вищ. Соб­ст­вен­но ге­рои – это иде­аль­ные лю­ди, лю­ди как бо­ги, бо­го­лю­ди. Так по­сте­пен­но вы­кри­стал­ли­зо­вы­ва­ет­ся бо­го­че­ло­ве­че­ский образ Творческого Начала все­лен­ной.


Судь­бы бо­гов и лю­дей во мно­гих ми­фо­ло­ги­ях пе­ре­кре­щи­ва­ют­ся, их об­ли­ки сли­ва­ют­ся, под­ме­ня­ют и вы­ра­жа­ют друг друга. В ми­фах, по­ве­ст­вую­щих о тво­ре­нии ми­ра, вы­де­лен этап ро­ж­де­ния сон­ма бо­гов, ко­то­рые за­тем про­дол­жа­ют ми­ро­тво­ре­ние и соз­да­ют соб­ст­вен­но лю­дей. При­чём, во взаи­мо­дей­ст­вии бо­гов и лю­дей мож­но за­ме­тить па­рал­лелизм двух тен­ден­ций.
С раз­ви­ти­ем ми­фо­ло­гии в ней всё более яв­ст­вен­но про­сту­па­ет об­раз Еди­но­го Твор­ца, со вре­ме­нем ми­фы ста­но­вят­ся всё более мо­но­теи­сти­че­ски­ми – фор­ми­рую­щи­ми пред­став­ле­ние о еди­но­бо­жии. На ранних этапах это вы­ра­жа­ет­ся в том, что сонм бо­гов и сил сво­дит­ся так или ина­че к не­кое­му пер­во­на­ча­лу, по­ро­ж­даю­ще­му их и ими управ­ляю­ще­му (ха­ос, Зем­ля, рок). На­ли­чие еди­но­го твор­че­ско­го на­ча­ла здесь толь­ко пре­до­щу­ща­ет­ся. За­тем пред­став­ле­ние о нём по­сте­пен­но пер­со­на­ли­зи­ру­ет­ся в об­ра­зе вер­хов­но­го бо­га-де­ми­ур­га. И, на­ко­нец, ми­фо­ло­ги­че­ское соз­на­ние воз­вы­ша­ет­ся до опо­зна­ния Еди­но­го Бо­га-Твор­ца.
Вместе с тем, по ме­ре мо­но­теи­за­ции ми­фо­ло­ги­че­ских сис­тем, ме­ня­ют­ся взаи­мо­от­но­ше­ния че­ло­ве­ка с бо­га­ми и са­мим твор­че­ским на­ча­лом. В пер­вич­ных ми­фах че­ло­век на­хо­дит­ся в ниж­ней час­ти ие­рар­хии бо­гов, бо­го­по­доб­ных су­ществ, куль­тур­ных ге­ро­ев, и эта иерархия от­де­ля­ет его от пер­во­бы­тий­ных на­чал. Но по­сте­пен­но че­ло­век на­де­ля­ет­ся всё более бо­го­по­доб­ны­ми чер­та­ми и более активно участвует в ми­ро­уст­рои­тель­ном про­цес­се.
Так, на­при­мер, по са­мым древ­ним еги­пет­ским ми­фам, мир из­на­чаль­но пред­став­лял со­бой ха­ос, пер­во­здан­ную пу­чи­ну вод (Нун); из хао­са же вы­шли бо­ги, создавшие всё, в том чис­ле и че­ло­ве­ка. В бо­лее позд­них ми­фах вы­де­ля­ет­ся Бог-Соз­да­тель: Птах тво­рил язы­ком и серд­цем, мыс­лью и сло­вом, и соз­дал пер­вых бо­гов, ко­то­рые про­дол­жи­ли тво­ре­ние ми­ра вплоть до че­ло­ве­ка. И, на­ко­нец, в еги­пет­ской ми­фо­ло­гии по­яв­ля­ет­ся об­раз не­име­но­ван­но­го Бо­га-Твор­ца, ко­то­рый создаёт лю­дей из соб­ст­вен­но­го те­ла и как точ­ное своё по­до­бие; для лю­дей он за­тем создаёт из хао­са не­бо и зем­лю, воз­дух, жи­вот­ных, птиц.
Та­ким об­ра­зом, в фор­мах концентрирующегося мо­но­те­из­ма рас­тво­ря­ет­ся опо­сред­ст­вую­щая ие­рар­хия бо­гов, в результате че­ло­век, как един­ст­вен­ное бо­го­по­доб­ное су­ще­ст­во, пред­сто­ит пе­ред ли­ком Еди­но­го Бо­га Твор­ца.
В ран­них ми­фах мож­но обнаружить тенденции по­сте­пен­но­го рас­кры­тия мо­но­те­из­ма. Вме­сте с тем, в об­раз­ах бо­гов и ге­ро­ев опи­сы­ва­ет­ся путь во­пло­ще­ния че­ло­ве­че­ских душ. Судь­бы бо­гов описывают со­стоя­ния че­ло­ве­че­ских душ, ещё не вы­шед­ших впол­не из про­об­раз­но­го ло­на, толь­ко пред­стоя­щих пе­ред хао­сом или же со­вер­шив­ших в нём пер­вые ша­ги. Души, бли­зкие к Твор­цу и не­за­мут­нен­ные хао­сом, ещё об­ла­да­ли не­бес­ны­ми (бо­же­ст­вен­ны­ми) ка­че­ст­ва­ми.
Ми­ро­уст­рои­тель­ный про­цесс ока­зы­ва­ет­ся ис­то­ри­ей во­пло­ще­ния че­ло­ве­ка, по­гру­же­ния его в глу­би­ны ма­те­рии и упо­ря­до­чи­ва­ния её. На этом пу­ти ду­ша че­ло­ве­ка вы­хо­дит из пер­во­на­чаль­но­го рай­ско­го, ду­хов­но­го со­стоя­ния и по­сте­пен­но углубляется в хаос. Вхо­дя в мир и об­ре­тая ри­зы пло­ти, ду­ша в ка­кой-то сте­пе­ни те­ря­ет и за­мут­ня­ет свои перво­об­раз­ные (бо­же­ст­вен­ные) свой­ст­ва. Ми­фологическое соз­на­ние и фик­си­ру­ет сту­пе­ни пу­ти с не­бес на зем­лю:
- ан­тро­по­морф­ные олим­пий­ские бо­ги, – бес­смерт­ные и вла­дею­щие сти­хия­ми;
- да­лее по­том­ки бо­гов и лю­дей – ге­рои, ещё имею­щие ос­тат­ки вла­сти над сти­хия­ми, но лишённые бес­смер­тия;
- и, на­ко­нец, смерт­ные лю­ди.
Таким образом, ми­фы от­ра­жа­ют эта­пы кос­ми­че­ской судь­бы че­ло­ве­че­ских душ, вы­ход их из веч­но­сти и по­гру­же­ние в ми­ро­вую плоть. Но нис­хо­ж­де­ние в мир ока­зы­ва­ет­ся од­но­вре­мен­но и вос­хо­ж­де­ни­ем, хо­тя в дру­гих из­ме­ре­ни­ях и в ином ка­че­ст­ве, – это пре­об­ра­зо­ва­тель­ное упо­ря­до­чи­ва­ни­е хао­са в кос­мос. И по­то­му дос­то­ин­ст­во че­ло­ве­ка в определённом смыс­ле пол­нее дос­то­ин­ст­ва ге­ро­ев и да­же бо­гов. Че­ло­век бли­же к ис­пол­не­нию сво­ей все­лен­ской мис­сии на зем­ле, здесь его бы­тие пол­нее.
Это вы­ра­жа­ет­ся в том, что смы­сло­вым цен­тром мифов яв­ля­ет­ся жизнь лю­дей, а не бо­гов. У веч­ных бо­гов нет ос­мыс­лен­ной судь­бы, её це­ли и ито­га. Их за­стыв­шая и по­вто­ряю­щая­ся жизнь да­на слов­но для то­го, что­бы стать фо­ном зем­ных со­бы­тий и пре­дос­та­вить ус­ло­вия для че­ло­ве­че­ских свер­ше­ний. Так в ми­фах источник со­зи­да­тель­ной ак­тив­но­сти и ин­стан­ция от­вет­ст­вен­но­сти по­сте­пен­но пе­ре­ме­ща­ет­ся вслед за нис­хо­ж­де­ни­ем души человека с не­бес на зем­лю.



[1] Пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ность об­ла­да­ние свой­ст­ва­ми жи­вых су­ществ или лич­но­сти.
Ан­тро­по­мор­физм пе­ре­не­се­ние че­ло­ве­че­ских свойств на не­оду­шев­лен­ные пред­ме­ты, при­ро­ду и бо­гов.