четверг, 16 ноября 2017 г.

ГИБЕЛЬ БОГОВ НАТУРАЛИЗМА Часть 23. Ма­те­рия







О пер­вич­ном хао­се нель­зя ска­зать, что он ма­те­риа­лен, ибо в нём нет че­го-ли­бо определённо­го. При­кос­но­ве­ние десницы Твор­ца об­ра­ща­ет ха­ос в ма­те­рию ми­ра. Пер­вое, что мож­но ска­зать о нём: это ма­те­рия. Ма­те­рия - то в хао­се, что ста­ло ма­те­риа­лом ми­ро­тво­ре­ния. Суб­стан­ция ма­те­рии – есть бы­тие хао­ти­че­ское, са­ма по се­бе она – ни­что. Но ма­те­рия есть уже пер­вый шаг от ни­что хао­са к бы­тию. Это шаг со­вер­шён в на­ча­ле (Быт. 1,1) же, ко­гда ха­ос сде­лал­ся зем­лею, пра­ма­те­ри­ей тво­ре­ния.
От­ли­чие ма­те­рии от хао­са в том, что в ма­те­рии хао­ти­че­ские сти­хии сла­га­ют­ся в не­кую пер­вич­ную упо­ря­до­чен­ность, ко­то­рая пред­став­ля­ет со­бой со­б­ра­ние по­тен­ций. По­это­му ма­те­рия – это пер­вая по­тен­ция су­ще­го, на­чаль­ная кри­стал­ли­за­ция пространственно-вре­мен­ной определённости, «ме­сто» для бу­ду­щих стихий, ве­щей и су­ществ. В ма­те­рии хао­ти­че­ские сти­хии рас­ще­п­ля­ют­ся на ан­ти­но­мич­ные на­ча­ла, вле­ко­мые друг к дру­гу и сла­гаю­щие­ся в пер­вич­ные про­един­ст­ва по­тен­ции.
Эти пер­вич­ные на­ча­ла, яв­ля­ют­ся ус­ло­вия­ми кос­ми­че­ско­го це­ло­го и ка­ж­дой еди­нич­но­сти: про­стран­ст­во и вре­мя, низ – верх, тьма – свет, жид­кое – твёр­дое, хо­лод – те­п­ло, муж­ское – жен­ское… Вме­сте с тем, в ма­те­рии хао­ти­че­ская мощь ор­га­ни­зу­ет­ся в глу­бин­ные по­то­ки сил, ко­то­рые долж­ны бу­дут пи­тать жиз­нен­ную энер­гию.
Та­ким об­ра­зом, сти­хии ма­те­рии от­лич­ны от сти­хий хао­са боль­шей диф­фе­рен­циа­ци­ей и определённо­стью. Бу­ше­ва­ние и са­мо­раз­ру­ше­ние хао­са ук­ро­ща­ет­ся в ма­те­рии инерт­но­стью и по­ко­ем раз­ме­рен­но­го дви­же­ния. По­это­му сти­хии ма­те­рии, в от­ли­чие от ди­на­мич­ных сти­хий хао­са, кос­ны и ру­тин­ны. Бушевание материи – это взрыв хаоса в ней.
Инерт­ная при­ро­да ма­те­рии ока­зы­ва­ет­ся ос­но­ва­ни­ем при­чин­но-след­ст­вен­ной де­тер­ми­ни­ро­ван­но­сти кос­ми­че­ской пло­ти. Ма­те­рия яв­ля­ет­ся ус­по­каи­ваю­щим по­кро­вом над бес­смыс­лен­ной хаотичностью хао­са. В то же вре­мя, ма­те­рия есть пас­сив­ное ло­но для при­ня­тия твор­че­ско­го на­ча­ла. Без твор­че­ско­го ду­хов­но­го ак­та ма­те­рия пре­бы­ва­ет в бес­смыс­лен­ном ме­ха­ни­че­ском кру­го­вра­ще­нии, без ду­ха ма­те­рия мерт­ва, хо­тя смерт­ность эта ино­го ро­да, чем у хао­са.
Ма­те­рия есть на­ча­ло кос­но­сти, за­сты­ва­ния, со­хра­не­ния дос­тиг­ну­тых форм. Са­ма по се­бе она не спо­соб­на на смы­сло­вое це­ле­на­прав­лен­ное дви­же­ние. Соб­ст­вен­ное дви­же­ние ма­те­рии есть инер­ция под­ви­ну­той мас­сы, за­ве­дён­ное кру­го­вра­ще­ние эле­мен­тар­но­го ве­ще­ст­ва. Дви­жу­щи­ми на­ча­ла­ми для ма­те­рии яв­ля­ют­ся: «сни­зу» – разрушающая хао­ти­че­ская энер­гия, «свер­ху» – оформ­ляю­щая и упо­ря­до­чи­ваю­щая твор­че­ская ак­тив­ность ду­хов­ных мо­над. Ма­те­рия, та­ким об­ра­зом, яв­ля­ет­ся пер­вым эта­пом оду­хо­тво­ре­ния, пре­об­ра­же­ния хао­са. Она уже не ха­ос, но в ней ещё ха­ос.
Ма­те­рия струк­ту­ри­ро­ва­на как та­ко­вая толь­ко до определённой глу­би­ны, за пре­де­ла­ми ко­то­рой ха­ос. Ма­те­рия несёт в се­бе ха­ос. Ха­ос в ма­те­рии яв­ля­ет­ся на­ча­лом раз­ла­гаю­щим, раз­ру­шаю­щим всё ка­че­ст­вен­ное и разъ­е­ди­няю­щим вся­кое един­ст­во. За­ко­но­мер­ность ма­те­ри­аль­ных яв­ле­ний схо­дит на нет на гра­ни­це с хао­сом, за ко­то­рой па­ра­мет­ры хао­са: от­сут­ст­вие ка­честв, за­ко­нов, при­зна­ков про­стран­ст­ва и вре­ме­ни. Ка­ж­дый пред­мет и каждое явление взды­ма­ют­ся из хао­са и по­то­му в глу­би­нах сво­их со­дер­жат ха­ос. Ха­ос ни­где и вез­де, ни в чём и во всём. Ма­те­рия бес­ко­неч­на, но бес­ко­не­чен ли оду­хо­тво­рён­ный по­кров её? По­гру­жа­ясь вглубь ма­те­рии, не вы­хо­дим ли мы за пре­де­лы кос­ми­че­ской материи, под ко­то­рой бу­шу­ет ха­ос?

Фи­зи­ка XX ве­ка тео­ре­ти­че­ски и экс­пе­ри­мен­таль­но вы­хо­дит за гра­ни­цы ма­те­ри­аль­но­го кос­мо­са, не впол­не соз­на­вая это­го. «За­ко­на­ми» со­вре­мен­ной мик­ро­фи­зи­ки учёные пы­та­ют­ся за­фик­си­ро­вать бие­ние бес­смыс­лен­ных хао­ти­че­ских сти­хий внут­ри ма­те­ри­аль­ных яв­ле­ний. Нау­ка су­дит об от­кры­ваю­щих­ся пер­спек­ти­вах по ана­ло­гии со струк­ту­ри­ро­ван­ным кос­мо­сом, или гре­зит ин­тел­лек­ту­аль­ны­ми фан­та­зия­ми, не соз­на­вая прин­ци­пи­аль­ной ина­ко­во­сти вновь от­кры­вае­мых яв­ле­ний. По­это­му со­вре­мен­ная фи­зи­ка это смесь ре­аль­но­сти и при­зрач­но­сти. Эм­пи­ри­че­ские пло­ды без­от­вет­ст­вен­но­го вне­дре­ния ока­зы­ва­ют­ся следствием ак­та раз­во­п­ло­ще­ния, по большей части неосознанного. Атом­ный взрыв – это ис­кус­ст­вен­ное на­ру­ше­ние не­ус­той­чи­во­го ма­те­ри­аль­но­го рав­но­ве­сия, в ре­зуль­та­те че­го в кос­мос вы­пле­ски­ва­ет­ся ха­ос, и всё, че­го ка­са­ют­ся его раз­во­п­ло­щён­ные сти­хии, пре­вра­ща­ет­ся в хао­ти­че­ское ни­что.
Ма­те­рия яв­ля­ет­ся пер­вым ре­зуль­та­том и в то же вре­мя пер­вой аре­ной ми­ро­тво­ря­ще­го столк­но­ве­ния про­ти­во­по­лож­ных на­чал бы­тия: ду­ха не­ба и хао­са зем­ли. По­это­му в из­на­чаль­ных фор­мах ма­те­рии во­пло­ще­ны ито­ги это­го столк­но­ве­ния – пер­вые ост­ров­ки во­пло­ще­ния ду­ха.
Од­ним из та­ких пер­вич­ных па­ра­мет­ров яв­ля­ет­ся за­га­доч­ный ва­ку­ум. Со­вре­мен­ная фи­зи­ка счи­та­ет, что ва­ку­ум не со­дер­жит ни­ка­ких ре­ги­ст­ри­руе­мых при­бо­ра­ми час­тиц, но он ока­зы­ва­ет­ся фи­зи­че­ским фак­то­ром, уча­ст­вую­щим в фи­зи­че­ских про­цес­сах. При определённых ус­ло­ви­ях в ва­куу­ме по­яв­ля­ют­ся час­ти­цы, ра­нее там не быв­шие. Но это не совсем то, что ут­вер­жда­ет нау­ка: ва­ку­ум «со­дер­жит не­во­об­ра­зи­мо плот­но упа­ко­ван­ный ас­сор­ти­мент всех час­тиц, су­ще­ст­вую­щих в при­ро­де». Скорее всего, вакуум есть научный аналог метафизических представлений о лоне творения, в ко­то­рую по­гру­жено мироздание.
Из­на­чаль­ные не­бо и зем­ля, как по­тен­ци­аль­ность все­го, про­ни­зы­ва­ют этот мир, и при­сут­ст­ву­ют во всех его сфе­рах. Это ни-что для природы мира сего, ко­то­рое яв­ля­ет­ся пред­по­сыл­кой вся­ко­го не­что. Там нет ни­че­го, но там есть все вир­ту­аль­но, по­тен­ци­аль­но за­дан­но. Там нет че­го-ли­бо определённо­го, но есть всё, что не­об­хо­ди­мо для по­яв­ле­ния вся­кой определённо­сти в этом ми­ре.
При элек­тро­маг­нит­ном из­лу­че­нии (свет) в ва­куу­ме об­ра­зу­ют­ся ра­нее в нём не су­ще­ст­во­вав­шие час­ти­цы. Та­ким об­ра­зом, ак­тив­ное воз­дей­ст­вие (свет, бо­лее чем что-ли­бо в ми­ре, во­пло­ща­ет со­бой са­мою ак­тив­ность, тво­ря­щую энер­гию все­лен­ной) на транс­цен­дент­ное ни-что вы­зы­ва­ет в мир определённые на­чаль­ные сущ­но­сти, от взаи­мо­дей­ст­вия ко­то­рых соз­да­ют­ся всё более слож­ные яв­ле­ния. Ва­ку­ум – это фи­зи­че­ский ана­лог ре­аль­но­сти ни-что в этом ми­ре, ре­аль­но­сти не­ре­аль­но­сти в нём. То на­ча­ло, из ко­то­ро­го ис­хо­дит са­ма ре­аль­ность. Это то, че­го нет, но что, тем не ме­нее, уча­ст­ву­ет в том, что есть, и уча­ст­ву­ет са­мым не­по­сред­ст­вен­ным об­ра­зом и из­на­чаль­но. В дру­гих пла­нах мы стал­ки­ва­ем­ся с этим ни-что-во-всём, из ко­то­ро­го всё, не­по­сред­ст­вен­но: дух, мысль, твор­че­ст­во.
Пер­вич­ное ни-что, пра-ни-что – это то, из че­го со­тво­рил Гос­подь не­бо и зем­лю. Не­бо и зем­ля – это транс­цен­дент­ные ми­ру сфе­ры, из ко­то­рых мир про­ис­те­ка­ет как из ис­ход­но­го ни-что. Из это­го ни-что всё на­ча­ло быть.
Бы­тие ис­хо­дит из ни-что как ре­зуль­тат встре­чи не­ба и зем­ли. Бы­тие как век­тор ми­ро­тво­ря­ще­го на­ча­ла вы­хо­дит из ни-что и пре­одо­ле­ва­ет не­бы­тие. Бы­тие и ни-что в един­ст­ве – это ста­нов­ле­ние. Бы­тие все­об­ще, ста­нов­ле­ние кон­крет­но. Ста­нов­ле­ние это фор­ма бы­тия кон­крет­но­сти.
Си­ла бы­тия вы­во­дит из ни-что ста­но­вя­щую­ся определённую сущ­ность. Бы­тие ста­но­вя­щая­ся, пре­об­ра­зую­щая­ся ре­аль­ность. Бы­тие есть век­тор пре­об­ра­же­ния, са­ма пре­об­ра­жаю­щая си­ла. Бы­тие – не то, что есть, а то, что уст­рем­ле­но к то­му, ка­ким оно долж­но быть. Быть – не оз­на­ча­ет на­ли­че­ст­во­вать, бы­тий­ст­во­вать – это стре­мить­ся к на­зна­чен­но­му. Бы­тие – не струк­ту­ра покоящейся ре­аль­но­сти, а её твор­че­ское ста­нов­ле­ние, дви­же­ние вверх и впе­ред жизнь. По­это­му бы­тие не ста­тич­но, а ди­на­мич­но.
Не­бы­тие же – это ак­тив­ность, от­ри­цаю­щая им­пульс бы­тия, вос­ста­ние на твор­че­ский акт Бо­га. По­это­му вся­кое уга­са­ние жиз­ни, ду­хов­но­го подъ­ё­ма, вся­кая ос­та­нов­ка в пу­ти – не­бы­тий­ны. Ос­лаб­ле­ние твор­че­ско­го на­пря­же­ния не да­ёт пе­ре­дыш­ки и вла­де­ния дос­тиг­ну­тым, но не­ми­нуе­мо ведёт к по­те­ре и па­де­нию – не­бы­тий­ст­во­ва­нию. Не­бы­тие – это ак­тив­ность со­про­тив­ле­ния бы­тию.
Ни­что же в су­щем, ми­ро­вое ни­что – это ко­неч­ный ре­зуль­тат, про­дукт не­бы­тия в ми­ре. Это вто­рич­ное ни­что (по отношению к изначальному ни-что) есть итог по­бе­ды не­бы­тия, раз­ло­жив­шая­ся ре­аль­ность.
Про­дук­ты атом­но­го взры­ва и яв­ля­ют­ся фи­зи­че­ским про­яв­ле­ни­ем это­го ни­что, как тор­же­ст­ва не­бы­тия. Ан­ти­ве­ще­ст­во – это фи­зи­че­ский ана­лог не­бы­тия, ма­те­риа­ли­зо­ван­ная, оп­ред­ме­чен­ная фор­ма не­бы­тия. Как злой дух есть ан­ти­дух, так есть «чёр­ная» ма­те­рия, ан­ти­ма­те­рия, ан­ти­ве­ще­ст­во.
Ре­аль­ность же – это уни­вер­сум все­го в твар­ном ми­ре, вклю­чаю­щий в се­бя бы­тие, ста­нов­ле­ние, не­бы­тие, не­что и ни­что.