воскресенье, 22 июля 2018 г.

ПОД СЕНЬЮ КРЕСТА. Патриотизм





Человек не способен осознать себя как полноценная личность без чувства принадлежности к сво­ему народу, к его истории, культуре, судь­бе, поэтому патриотическое чувство является фундаментальным фактором экзистенции. В Гос­по­де, в кон­це на­ше­го пу­ти, «нет раз­ли­чия ме­ж­ду Иу­де­ем и Ел­ли­ном…» (Рим. 10,12). Но судь­ба каждого зачинается и складывается в определённой на­цио­наль­ной культуре, а не в интернационалистическом вакууме. Все­че­ло­веч­ность обретается в кон­крет­ной на­цио­наль­ной поч­ве. На­ше рождение имен­но здесь и в этот мо­мент не­ может быть бессмысленной случайностью. В на­цио­наль­ной принадлежности яв­ле­на и рука Бо­же­ст­вен­но­го Пpовидения, и са­мо­по­ла­га­ние души в веч­но­сти.
Вме­сте с тем, он­то­ло­ги­че­ский ста­тус лич­но­сти и на­ции не равнозначен. Суверенная и сво­бод­ная лич­ность – соз­да­ние Бо­жие, образ и по­до­бие Бо­га – первична по от­но­ше­нию ко всем мировым реальностям, в том чис­ле и по от­но­ше­нию к на­ро­ду, к на­цио­наль­ным цен­но­стям. На­цио­наль­ное есть форма прорастания и утверждения лич­но­ст­но­го. Чув­ст­во на­цио­наль­ного родства яв­ля­ет­ся од­ним из кон­сти­туи­рую­щих свойств лич­но­сти. Без не­го че­ло­век, да­же пре­ис­пол­нен­ный раз­лич­ных та­лан­тов, оказывается не­до­во­п­ло­щён­ным, ущерб­ным, он скло­нен к ра­ди­каль­ным су­ж­де­ни­ям, край­ним по­ступ­кам, ибо его ду­ша ли­ше­на од­ной из онтологических скреп.
Как русский, я соз­наю свою сопричастность русской истории, культуре, трагической судь­бе сво­его народа. При лич­ном приобщении к Рус­ско­му Пра­во­сла­вию, Рус­ской идее раскрывается и осо­бое от­но­ше­ние к Церк­ви Все­лен­ской, идее все­че­ло­ве­че­ской. Мне дорога та тра­ди­ция в Рус­ской идее, которая вы­ра­же­на русской ико­но­пи­сью, свв. Сергием Ра­до­неж­ским, Ни­лом Сорским, Ти­хо­ном За­дон­ским, Серафимом Саровским, а так­же А.С. Пуш­ки­ным, сла­вя­но­фи­ла­ми, Ф.М. Дос­то­ев­ским, В.С. Со­ловь­е­вым, рус­ским бо­го­сло­ви­ем и фи­ло­со­фи­ей XX ве­ка, со­вре­мен­ной рус­ской ли­те­ра­ту­рой... Национальную позицию этой духовной традиции определил Дос­то­ев­ский: мис­сия Рос­сии обрести в се­бе все­че­ло­веч­ность, в слу­же­нии че­ло­ве­че­ст­ву ис­пол­нить все­лен­ское на­зна­че­ние; русский по­столь­ку русский, по­сколь­ку вы­хо­дит за свои соб­ст­вен­ные пределы к ну­ж­дам других и к об­ще­че­ло­ве­че­ско­му. Не на­цио­наль­ная ограниченность, а воз­вы­шен­ный христианский универсализм и все­лен­скость, открытость и це­ло­ст­ность – в этом ис­тин­ное содержание русской пра­во­слав­ной ду­хов­но­сти.
Рус­ская фи­ло­со­фия в ду­хе Пра­во­сла­вия и Рус­ской идеи со­еди­ня­ет уни­каль­ную ду­хов­ную цель­ность с жиз­нен­ной укоренённостью. Сла­вя­но­фи­лы бы­ли органичными любомудрами и в фи­ло­со­фии, и в жиз­ни. Фи­ло­со­фия Владимира Со­ловь­е­ва по существу эк­зи­стен­ци­аль­на, как и фи­ло­со­фия Николая Бердяева: «Ме­та­фи­зи­ка воз­мож­на лишь как сим­во­ли­ка ду­хов­но­го опы­та, как ин­туи­тив­ное опи­са­ние ду­хов­ных встреч» (Н.А. Бердяев). Фи­ло­соф­ст­во­ва­ние для них бы­ло не хо­дом мыс­ли и не родом за­ня­тий, а образом жиз­ни в стремлении к ис­ти­не. И они не мудрствовали от­вле­чён­но, а жи­ли фи­ло­соф­ски. Внерелигиозной фи­ло­со­фии в Рос­сии фак­ти­че­ски не бы­ло. Русская православная философия онтологична и метафизична, направлена на поиск сущности и смыслов, в отличие от западного умозрения, которое более феноменально, чем ноуменально, озабочено, прежде всего, поиском технологий для решения утилитарных задач, созданием инструментария для порабощения природы.
Выс­шую оцен­ку русской христианской фи­ло­со­фии и бо­го­сло­вию ХХ ве­ка дал Все­лен­ский Патриарх Афинагор, охарактеризовавший её в це­лом как неопатристика. В то же вpемя есть основания считать, что русская фи­ло­со­фия – это фи­ло­со­фия XXI ве­ка. Рус­ская фи­ло­со­фия глу­бо­ко укоренена в православной традиции, вме­сте с тем это грандиозный прорыв в бу­ду­щее. Христианская философия в России ведёт авангардные ду­хов­ные бит­вы, европейская фи­ло­со­фия ока­зы­ва­ет­ся вторым эше­ло­ном и производит все­объ­ем­лю­щую культурную обработку ты­лов.
Эта характеристика не от гордыни, а от соз­на­ния безмерной от­вет­ст­вен­но­сти, на­ла­гае­мой традицией, которая представлена плея­дой ярких ге­ни­ев: А.С. Пушкин, А.С. Хомяков, Н.Я. Данилевский, К.Н. Леонтьев, Н.Ф. Федоров, Вл.С. Со­ловь­ев, С.Н. Трубецкой, Е.Н. Трубецкой, В.В. Розанов, Н.А. Беpдяев, С.Н. Бул­га­ков, П.А. Флоренский, С.Л. Франк, И.А. Иль­ин, Л.И. Шес­тов, Н.О. Лос­ский, Вл.Н. Лосский, Г.П. Фе­до­тов, Г.В. Флоровский, А.Д. Шме­ман. Рус­ская фи­ло­со­фия и бо­го­сло­вие ХХ ве­ка в бли­жай­шем измерении продолжили традицию русской клас­си­че­ской литературы ве­ка ХIХ. Глав­ный же вопрос русской ду­хов­но­сти: в чём смысл жиз­ни и в чём правда жиз­ни, как дос­тичь праведности в этом мире?