пятница, 9 марта 2018 г.

ГИБЕЛЬ БОГОВ НАТУРАЛИЗМА Часть 29. Душа – энтелехия – тело.







Обретение тела

В про­цес­се пер­со­ни­фи­ка­ции ма­те­рии из пло­ти формируется те­ло че­ло­ве­ка. Ка­ж­дый ду­хов­ный пер­во­об­раз обращён к ма­те­рии, ма­те­рия ста­но­вит­ся его пло­тью, а плоть пре­тво­ря­ет­ся в его ин­ди­ви­ду­аль­ное те­ло. При этом те­ло не под­чи­няеть­ся пло­ти, а плоть – ма­те­рии, ма­те­рия же – хао­су. Плоть пре­об­ра­жа­ет­ся, оду­хо­тво­ря­ет­ся, а те­ло пер­со­ни­фи­ци­ру­ет­ся.
Плоть – это живая материя, поэтому плоть без души – уже не плоть, и поэтому же вещь имеет только материю, но не плоть и не тело. Если плоть – это материя тела живого существа, то тело – это организованная форма плоти. Те­ло плот­ская фор­ма ин­ди­ви­ду­аль­но­го су­ще­ст­ва. В жи­вом ор­га­низ­ме плоть ста­но­вит­ся его те­лом. Те­ло не су­ще­ст­ву­ет са­мо по се­бе, оно яв­ля­ет­ся плот­ским об­ли­ком кон­крет­ной ду­ши. И по­то­му ду­ша не мо­жет пе­ре­хо­дить из од­но­го те­ла в дру­гое, те­ло же не спо­соб­но при­над­ле­жать раз­лич­ным ду­шам. Те­ло не мо­жет су­ще­ст­во­вать са­мо по се­бе, ко­гда ду­ша его по­ки­нет, на­сту­па­ет те­лес­ная смерть – рас­пад те­лес­но­го ор­га­низ­ма. Ма­те­ри­аль­ный суб­страт всех тел оди­на­ков, не­по­вто­ри­мы­ми их де­ла­ет ду­ша. Те­ло со­зи­да­ет­ся из низ­шей ма­те­рии, но ду­хом выс­шей жиз­ни.
Соб­ст­вен­но те­ло, те­ло в пол­ном смыс­ле сло­ва, име­ет толь­ко че­ло­век, по­сколь­ку лишь в нём плоть при­об­ре­та­ет не толь­ко об­щие и ро­до­вые при­зна­ки, но и чётко вы­ра­жен­ные ин­ди­ви­ду­аль­но-не­по­вто­ри­мые, лич­но­ст­ные ка­че­ст­ва. «В че­ло­ве­ке нет ни­че­го “чис­то био­ло­ги­че­ско­го”, как нет ни­че­го “чис­то ду­хов­но­го”. Ка­ж­дая клет­ка его те­ла уча­ст­ву­ет в его сво­бо­де, его ду­хов­но­сти и ка­ж­дый акт его ду­хов­но­го твор­че­ст­ва пи­та­ет­ся его жиз­нен­ной энер­ги­ей» (Па­уль Тил­лих).
Те­ло че­ло­ве­ка это фрагмент пре­об­ра­жен­но­го его душой кос­мо­са, ме­сто и фор­ма при­сут­ст­вия в ми­ре лич­но­ст­но­го на­ча­ла. Со­хра­не­ние соб­ст­вен­ной те­лес­нос­ти – не­об­хо­ди­мое ус­ло­вие уча­стия в бо­го­че­ло­ве­че­ском со­зи­да­нии, по­то­му че­ло­век име­ет осо­бую обя­зан­ность ох­ра­нять те­лес­ную жизнь. Те­ло при­над­ле­жит не толь­ко мир­ско­му че­ло­ве­ку, но и бо­же­ст­вен­но­му началу в нём, Са­мо­му Бо­гу: «Раз­ве не знае­те, что те­ла ва­ши суть чле­ны Хри­сто­вы?.. Не знае­те ли, что те­ла ва­ши суть храм жи­ву­ще­го в вас Свя­та­го Ду­ха, Ко­то­ро­го имее­те вы от Бо­га, и вы не свои?» (I Кор. 6, 15-19). Че­ло­век призван лю­бить и обе­ре­гать своё те­ло как пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ный микрокосм: «Ибо ни­кто ни­ко­гда не имел не­на­вис­ти к сво­ей пло­ти, но пи­та­ет и гре­ет её, как и Гос­подь Цер­ковь…» (Еф. 5, 29). Но че­ло­век не дол­жен быть под­вла­стен те­лу, а те­ло должно быть под­вла­ст­но ду­ше.

Те­лес­ность са­ма по се­бе не име­ет суб­стан­ци­аль­но­сти. Суб­стан­ция те­ла – его ду­ша. В теле ин­ди­ви­ду­аль­ная ду­ша придаёт од­но­об­раз­но­му ма­те­риа­лу вещества не­по­вто­ри­мый об­лик. Те­ло жи­во­го су­ще­ст­ва уст­роя­ет­ся и сдер­жи­ва­ет­ся в един­ст­ве не са­мой ма­те­ри­ей, а ду­хов­ной фор­мой, оно от­ра­жа­ет не при­ро­ду низ­шей ма­те­рии, а об­лик ин­ди­ви­ду­аль­но­го ду­ха. В те­ле про­дол­жа­ют дей­ст­во­вать об­ще­ма­те­ри­аль­ные за­ко­ны, но они под­чи­не­ны душе, ко­то­рая придаёт од­но­об­раз­ной мас­се ве­ще­ст­ва ин­ди­ви­ду­аль­ный об­лик. При этом об­щее слу­жит ин­ди­ви­ду­аль­но­му та­ким об­ра­зом, что не на­ру­ша­ет­ся за­ко­но­со­об­раз­ность об­ще­го.
Физический облик человека определяется не только материальными законами, ибо материя сама по себе – ничто, без духа она не способна сложиться в какое-либо единство. Органичное единство тела строится не материей, а душой. Законы жизнедеятельности организма отражают в физическом плане метафизические превращения души. Сходство телесного облика у родственников, например, отражает духовный союз душ, заключённый в небесных сферах.
Ве­ще­ст­во, су­ще­ст­вуя по соб­ст­вен­ным за­ко­нам, но дви­жи­мое жиз­не­уст­рояю­щей си­лой ду­ха, «про­те­ка­ет» че­рез че­ло­ве­че­ское те­ло. При не­пре­рыв­ном об­мене ве­ще­ст­ва за ка­кое-то вре­мя пол­но­стью об­нов­ля­ет­ся ма­те­ри­аль­ный со­став ор­га­низ­ма. Но единство тела со­хра­ня­ет­ся, оно остаётся то­ж­де­ст­вен­ным се­бе – собственному об­ра­зу-фор­ме. Об­раз этот прив­но­сит­ся в материю, но он не су­ще­ст­ву­ет из­на­чаль­но, а со­зи­да­ет­ся в ми­ру, по ме­ре пер­со­на­ли­за­ции по­лу­ча­ет во­пло­ще­ние в ма­те­рии.
Твор­че­ские им­пуль­сы ис­хо­дят от ду­ши как ин­ди­ви­ду­аль­ной ду­хов­ной суб­стан­ции те­ла. Со­зи­да­ет­ся телесный об­лик лич­но­сти в твор­че­ском взаи­мо­дей­ст­вии души с пло­тью, он тело имеет и собственную инерцию существования. Это энтелехия – ин­стан­ция, где от­ра­жа­ют­ся твор­че­ские достижения пер­со­ни­фи­ка­ции, где от­кла­ды­ва­ет­ся сло­жив­шая­ся фор­ма лич­но­сти. Эн­те­ле­хия – это итог во­пло­ще­ния-пер­со­ни­фи­ка­ции в кон­крет­ный мо­мент. В ней оформ­ля­ет­ся то, что со­вер­шен­но ин­ди­ви­ду­аль­ным ду­хом в пло­ти. Ес­ли ду­хов­ный об­лик лич­но­сти (те­ло ду­хов­ное) есть его пер­во­об­раз в веч­но­сти, со­дер­жа­щий на­зна­че­ние и це­ле­по­ла­га­ние че­ло­ве­ка, в миру яв­ляю­щий­ся ис­точ­ни­ком его твор­че­ской энер­гии, то эн­те­ле­хия, или ду­шев­ный об­лик (те­ло ду­шев­ное) от­ра­жа­ет то, что лич­но­стью во­пло­ще­но в бы­тии, это реализованное на­зна­че­ние.
Все предметы и вещи имеют формальную структуру, выражающую выделенность из материи, определённость, сохранность данной формы. Но только живые существа помимо этого имеют животную душу – энтелехию, которая содержит информацию обо всех функциях организма, совокупность закономерностей жизнедеятельности тела. У высокоорганизованных животных энтелехия обладает развитыми чувствами, признаками разумности. Но субстанциальное отличие души от энтелехии в том, что душа – это вечный индивидуальный дух, созданный Творцом и несущий образ и подобие Бога.
Энтелехия – это жизненное начало тела, устрояющее его. Выступая по отношению к плотскому телу как движущая сила, сама энтелехия приводится в движение собственно душой, хотя и по иным принципам и связям, чем материальное тело. Если вечная душа – духовна, разумна, одухотворяет тело, является источником его жизненной энергии, то энтелехия отражает уже воплощённый и остановленный порыв, она вбирает в себя пройденные пути индивидуации и персонализации. Сама по себе энтелехия способна только на инерционное движение.
Эн­те­ле­хия, по Ари­сто­те­лю, пред­став­ля­ет со­бой ин­ди­ви­ду­аль­ную связь ду­ши с пло­тью, то­ж­де­ст­во внут­рен­не­го (ду­хов­но­го пер­во­об­ра­за) и внеш­не­го (ма­те­рии). Это воплощённое един­ст­во ма­те­рии, эй­до­са фор­мы, при­чин­но­го про­ис­хо­ж­де­ния ве­щи и её це­ле­во­го на­зна­че­ния. Суб­страт эн­те­ле­хии ду­хов­но-ма­те­риа­лен, это не­уло­ви­мо тон­кая, поч­ти при­зрач­ная те­лес­ность. В эн­те­ле­хию во­шло то из пло­ти, что пре­об­ра­зо­ва­но ду­хом, но ещё не пре­об­ра­же­но окончательно. В ней со­б­ра­ны и объ­е­ди­не­ны по­тен­ции, энер­гия ду­ха и пло­ти, поэ­то­му она «есть диа­лек­ти­че­ское един­ст­во ма­те­ри­аль­ной, фор­маль­ной, дей­ст­вую­щей и це­ле­вой при­чи­ны» (А.Ф. Ло­сев).
Человеческая эн­те­ле­хия – это об­раз зем­ной жиз­ни че­ло­ве­ка, об­раз его те­ла, ко­то­рый ду­ша уно­сит с со­бой в веч­ность. Этот об­раз ин­ди­ви­дуа­лен, не­по­вто­рим, за­пе­чат­ле­ва­ет­ся в веч­ной ду­ше, яв­ля­ет­ся её но­вым со­дер­жа­ни­ем, при­об­ре­тён­ным в зем­ном пу­ти. Ве­ще­ст­во же со смер­тью те­ла воз­вра­ща­ет­ся в зем­лю и вклю­ча­ет­ся в об­щий при­род­ный кру­го­во­рот.
В но­вом во­пло­ще­нии ду­ши эн­те­ле­хия ока­зы­ва­ет­ся се­ме­нем, спо­соб­ным к про­рас­та­нию, она яв­ля­ет­ся по­тен­ци­аль­ной те­лес­но­стью. Те­ло по­яв­ля­ет­ся на свет в ре­зуль­та­те во­пло­ще­ния ин­ди­ви­ду­аль­ной суб­стан­ции. Вхо­дя в мир ду­ша со­би­ра­ет ма­те­рию и вы­страи­ва­ет из неё соб­ст­вен­ный те­лес­ный об­лик. Без твор­че­ской ор­га­ни­за­ции ду­хов­ных мо­над ми­ро­вое ве­ще­ст­во са­мо по се­бе не спо­соб­но сло­жить­ся в ка­кое-ли­бо гар­мо­ни­че­ское един­ст­во. Это ещё раз до­ка­зы­ва­ет, что нет те­ла без ду­ши и по­то­му не­воз­мож­но пе­ре­се­ле­ние ду­ши из од­но­го те­ла в дру­гое. Ибо вся­кое те­ло яв­ля­ет­ся плот­ски­ми ри­за­ми кон­крет­ной ду­ши. С вы­хо­дом ду­ши из мирской жиз­ни те­ло по­ки­да­ет жиз­не­под­дер­жи­ваю­щее и ор­га­ни­зую­щее на­ча­ло и на­сту­па­ет те­лес­ная смерть, те­ло рас­сы­па­ет­ся в прах.
С дру­гой сто­ро­ны, не су­ще­ст­ву­ет в этом ми­ре и ду­ши без те­ла. Вхо­ж­де­ние в мир оз­на­ча­ет по­гру­же­ние в его ма­те­рию, во­пло­ще­ние. Ес­ли по ка­ким-ли­бо при­чи­нам раз­ру­ша­ет­ся фи­зи­че­ское те­ло, то и его ду­ша по­ки­да­ет мир. Жизнь в этом эо­не оз­на­ча­ет един­ст­во ду­ши и те­ла. Ду­ша в судь­бе ми­ро­зда­ния мо­жет при­нять толь­ко воплощённое уча­стие. Но, вме­сте с тем, ду­ша мо­жет про­хо­дить раз­лич­ные эта­пы во­пло­ще­ния и пе­ре­жи­вать раз­лич­ные его фор­мы.
При этом мож­но се­бе пред­ста­вить, что ду­ши со­вер­ша­ют не од­ну по­пыт­ку, не­сколь­ко раз оку­на­ют­ся в ми­ро­вую плоть, на пу­ти об­ре­те­ния аде­к­ват­но­го те­лес­но­го об­ли­ка мо­гут про­хо­дить раз­но­об­раз­ные сту­пе­ни фор­мо­об­ра­зо­ва­ния. По­это­му не­воз­мож­но пе­ре­се­ле­ние ду­ши из од­но­го те­ла в дру­гое (ме­тем­пси­хоз), но воз­мож­но пе­ре­во­пло­ще­ние или ме­та­мор­фо­зы (пре­вра­ще­ние форм, пре­об­ра­зо­ва­ние) во­пло­щаю­щей­ся ду­ши. Ду­ша не со­вер­ша­ет бес­ко­неч­ные пе­ре­хо­ды из од­но­го те­ла в дру­гое, но пре­тер­пе­ва­ет не­пре­рыв­ные те­лес­ные пре­вра­ще­ния, ко­то­рые мо­гут при­во­дить к по­те­ре од­но­го те­ла, вы­хо­ду из мировой материи, и от­страи­ва­нию дру­го­го те­ла, воз­вра­ще­нию в кос­ми­че­скую плоть.

Эн­те­ле­хия в ми­ро­вом во­пло­ще­нии: вечное возвращение

Ду­ша че­ло­ве­че­ская от соз­да­ния предназначена к во­пло­ще­нию и по доб­рой во­ле мир не по­ки­да­ет. Ли­бо она своевольно отказывается от собственного предназначения, ли­бо выбрасывается из жизни враждебными силами. Про­дол­жи­тель­ность жиз­ни-воплощения не за­да­на ни на не­бе, ни на зем­ле, но скла­ды­ва­ет­ся как ре­зуль­тат взаи­мо­дей­ст­вия творческого усилия ду­ха и фа­ту­ма при­ро­ды. Итог этого взаи­мо­дей­ст­вия оп­ре­де­ля­ет об­щие гра­ни­цы жиз­ни, в ко­то­рой ин­ди­ви­ду­аль­ный дух вы­ко­вы­ва­ет соб­ст­вен­ную судь­бу.
От­лёт ду­ши из ми­ра оз­на­ча­ет смерть, раз­ру­ше­ние ор­га­ни­че­ско­го един­ст­ва ос­тав­лен­но­го ею те­ла. Ма­те­рия те­ла по­сле смер­ти рас­сы­па­ет­ся до низ­ших её форм и вклю­ча­ет­ся в об­щий кру­го­во­рот ве­ще­ст­ва. Но субстанциальная фор­ма те­ла, то есть его эн­те­ле­хия за­пе­чат­ле­ва­ет­ся в Ми­ро­вой Эн­те­ле­хии. Вечная же ду­ша воз­но­сит­ся в трансцендентные – за­пре­дель­ные сфе­ры, в ло­но Ду­ши Ми­ра Со­фии. Уно­сит ду­ша и ду­хов­ное со­дер­жа­ние соб­ст­вен­ной эн­те­ле­хии – все твор­че­ские дос­ти­же­ния в зем­ном пу­ти.
Все энтелехии входят в Ми­ро­вую Эн­те­ле­хию, которая име­ет соб­ст­вен­ные за­ко­ны су­ще­ст­во­ва­ния. Она им­ма­нент­на ми­ру, но не пред­мет­на, не ве­ще­ст­вен­на, про­ни­зы­ва­ет со­бою натуральный космос. Су­ще­ст­ву­ет эн­те­ле­хий­ная связь яв­ле­ний. Ма­гия и есть формы познания при­ро­ды эн­те­ле­хий­ной за­ко­но­со­об­раз­но­сти, ме­то­ды воз­дей­ст­вия на ве­щи и лю­дей через их энтелехии. Бе­лая ма­гия – ис­поль­зо­ва­ние законов энтелехий доб­рой во­лей во имя бла­гих це­лей. Чёр­ная ма­гия – ис­поль­зо­ва­ние этих законов злой во­лей, вклю­ча­ет в се­бя приё­мы вне­се­ния зла че­рез эн­те­ле­хий­ные свя­зи.
Ко­гда вечная индивидуальная душа человека покидает мир, тонко материальные формы её тела могут приводиться в движение её энтелехией. Без во­ди­тель­ст­ва ду­хов­но­го на­ча­ла эн­те­ле­хия спо­соб­на ме­ха­ни­сти­че­ски по­гру­жать­ся в пограничную ма­те­рию, частично вос­про­из­во­дить формы те­ла, соз­да­нные ду­хом. Телесная мат­ри­ца, лишённая сво­бо­ды ду­ха, может сохранять инер­ци­он­ное дви­же­ние, про­дол­жа­ть стран­ст­вия в полуреальных, при­зрач­ных фор­мах, то по­гру­жа­ясь в мир, то вы­хо­дя из не­го. При­зра­ки и вы­зы­вае­мые спи­ри­та­ми ду­хи и есть энтелехийные те­ни ду­ши, но не са­ма ду­ша как ин­ди­ви­ду­аль­ный веч­ный дух.
Все вечные че­ло­ве­че­ские ду­ши про­ходят низ­шие фор­мы пло­ти в об­ре­тении собственно человеческого те­лес­ного об­лика, выстраивая при собственную форму тела, то есть собственную эн­те­ле­хию. Все энтелехии, как формы плоти и телесности, соз­дан­ные в про­цес­се пер­со­ни­фи­ка­ции, далее ме­ха­ни­сти­че­ски вос­про­из­во­дят на­ту­раль­ный кос­мос, – что и есть так на­зы­вае­мая эво­лю­ция при­род­но­го ми­ра. Са­мо­про­из­воль­ное вос­соз­да­ние пред­ме­тов и су­ществ гос­под­ству­ет в при­ро­де на всех её уров­нях, пред­ше­ст­вую­щих соб­ст­вен­но че­ло­ве­че­ско­му. 
В та­ком ка­че­ст­ве кос­мос есть соз­дан­ный че­ло­ве­че­ски­ми ду­ша­ми дом бы­тия, сре­да твор­че­ско­го оби­та­ния ин­ди­ви­ду­аль­ных ду­хов, ма­те­рия и плоть даль­ней­ше­го пре­об­ра­же­ния. Ис­тин­ный строй кос­мо­са и гар­мо­ния при­ро­ды спо­соб­ны со­хра­нить­ся не са­ми по се­бе, но толь­ко при ду­хов­ном твор­че­ском воз­дей­ст­вии духа человека, ко­гда он уст­рем­лён к небу. Ми­ро­вая Эн­те­ле­хия спо­соб­на твор­че­ски вос­соз­да­вать кос­ми­че­скую плоть толь­ко в том случае, ес­ли она сама дви­жи­ма богочеловеческим ду­хом и под­чи­не­на ему. Кос­мос сдер­жи­ва­ет­ся в гар­мо­нич­ном един­ст­ве ду­хов­ным на­пря­же­ни­ем пре­об­ра­же­ния.
В тот же мо­мент, ко­гда че­ло­ве­че­ст­во душ пре­кра­ща­ет ду­хов­ное вос­хо­ж­де­ние, кос­мос не остаётся на дос­тиг­ну­том уровне, но де­гра­ди­ру­ет – вы­ро­ж­да­ет­ся, опус­ка­ет­ся и впа­да­ет в цик­ли­че­ское дур­ное кру­го­вра­ще­ние. Ме­ха­ни­сти­че­ский по­втор жиз­ни это при­зрач­ное бы­тие – не имеющее цели, а потому бессмысленное.  Ко­гда Мировая Энтелехия остаётся без ду­хов­но­го во­ди­тель­ст­ва, её фа­та­ли­сти­че­ские за­ко­ны рас­про­стра­ня­ют­ся на весь мир. Эта дур­ная бес­ко­неч­ность жиз­ни и есть фор­ма смер­ти кос­мо­са – потеря перспектив вечности и па­де­ние в ад­ское со­стоя­ние. Древ­няя вос­точ­ная кон­цеп­ция ко­лес­ни­цы бы­тия и от­ра­жа­ет это со­стоя­ние все­об­ще­го ума­ле­ния жиз­ни – смер­ти.
Есть веч­ное воз­вра­ще­ние эн­те­ле­хий как вос­про­из­вод­ст­во в ма­те­рии до­че­ло­ве­че­ских форм. Но веч­ное воз­вра­ще­ние мо­жет быть и за­цик­лен­ным без­бла­го­дат­ным кру­го­вра­ще­ни­ем су­ще­го. Ко­гда че­ло­ве­че­ст­во душ ос­та­нав­ли­ва­ет­ся в вос­хо­дя­щем дви­же­нии, дур­ной кру­го­во­рот за­хва­ты­ва­ет весь кос­мос, который по­гру­жа­ет­ся в ад­ское со­стоя­ние. Но всё спо­соб­но вновь ожить при во­зоб­нов­ле­нии по­сту­па­тель­но­го дви­же­ния че­ло­ве­че­ских ду­хов.
Так взаи­мо­дей­ст­ву­ет по­ря­док сво­бо­ды и по­ря­док при­ро­ды. Сво­бо­да – из ду­ха, ибо дух – это сво­бо­да. Сво­бо­да есть им­пульс ду­ха, дви­же­ние ду­ха. Жизнь в сво­бо­де – это твор­че­ская но­виз­на, твор­че­ский путь к ко­неч­ной це­ли, в све­те ко­то­рой об­ре­та­ет смысл строй бы­тия. Пред­ме­ты и су­ще­ст­ва – про­дук­ты не ма­те­рии, но ду­ха, это фор­мы и эта­пы во­пло­ще­ния ин­ди­ви­ду­аль­но­го ду­ха.
Таким образом, в при­ро­де са­мой по се­бе нет твор­че­ско­го дви­же­ния, а толь­ко кру­го­во­рот ве­ще­ст­ва (бес­смыс­лен­ное дви­же­ние хао­ти­че­ской ма­те­рии) и вра­ще­ние уже вне­сён­ных в неё форм (цик­ли­че­ское по­гру­же­ние в плоть ос­тав­лен­ных ду­хом эн­те­ле­хий). Без пре­об­ра­жаю­ще­го дви­же­ния вверх это вра­ще­ние ста­но­вит­ся бес­смыс­лен­ным, бе­зы­то­го­вым, что яв­ля­ет­ся фор­мой смер­ти. Ибо жизнь есть не дви­же­ние са­мо по се­бе, а твор­че­ское при­ра­ще­ние. Жизнь есть там, где есть твор­че­ская ди­на­ми­ка, так как жизнь не из при­ро­ды, а из сво­бод­но­го ду­ха. Жизнь – это сво­бо­да во­пло­щаю­ще­го­ся ду­ха, это про­цесс оду­хо­тво­ре­ния, пре­об­ра­же­ния.