суббота, 16 сентября 2017 г.

Следователь Владимир Соловьев Патриарху Алексию II




Святейшему Патриарху
Московскому и всея Руси

Алексию II

20 марта 2006 г.

Ваше Святейшество, Всемилостивейший Архипастырь!

Зная Вашу занятость, долго не решался обратиться с письмом. В то же время, с большой благодарностью вспоминая неоднократные встречи с Вами, то внимание и заинтересованность, которые Вы проявили к судьбе Царственных страстотерпцев, надеюсь, что Вы сочтете возможным вновь вернуться к этой теме.
Мое нынешнее обращение – это обращение православного христианина к Пастырю. Оно не является официальным письмом работника прокуратуры, хотя я с 1991 по 1998 гг. занимался вопросами, связанными с установлением подлинности захоронения, вскрытого в 1991 г. на Старой Коптяковской дороге близ Екатеринбурга и идентификацией останков. В 1993 г. мной было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела по факту обнаружения останков, и в июле 1998 г. дело я прекратил в связи с установлением всех обстоятельств уголовного дела и имён погибших. С этого момента по закону я не могу добавить к материалам уголовного дела ни одной буквы, несмотря на то, что появились новые данные по обстоятельствам гибели и захоронения Государя Императора Николая II, членов Его Семьи и Их приближённых. Как крещенный православный верующий не могу жить спокойно, когда вижу, что Святые Мощи подвергаются опасности уничтожения. Работаю, как и прежде, старшим прокурором-криминалистом управления криминалистики Генеральной прокуратуры России.
С 1993 г. работа Правительственной комиссии и моя работа как следователя по данному делу постоянно подвергаются сомнениям. По нескольку раз в год в прессе появляются «сенсационные» сообщения о том, что очередные исследователи опровергли «миф» о «так называемых екатеринбургских останках» и в очередной раз «установили», что в Петропавловском соборе захоронены «лже-мощи». Появляются все новые и новые «чудесно воскресшие» члены Царской Семьи. Прошедший год не был исключением. Американские биологи вместе с российским генетиком Л.А. Животовским, исследовав палец, принадлежавший, по их мнению, Великой Княгине Елизавете Федоровне, подвергли сомнению достоверность экспертизы, утверждавшей, что под Екатеринбургом найдены останки ее племянниц и сестры - Александры Федоровны. На противоположном краю Земли японец Т. Нагаи заявил о том, что в захоронении на Копятковской дороге отсутствовали Святые Мощи Государя.
Я бы отнесся к этим «сенсациям» спокойно, поскольку в период следствия подобные возражения проверялись и перепроверялись, но меня волнует то, что эти заявления, будоражащие общество, пресса всегда связывает с Церковью и Вашим именем, а возражений не поступает. Православный человек, не знающий всех тонкостей расследования и выводов экспертиз, все больше отдаляется от истины. С 1989 года, когда впервые православная общественность узнала о возможном захоронении Царской Семьи, в обществе не утихают споры и растет разномыслие. Меня и экспертов, которые работали по уголовному делу, постоянно обвиняют в фальсификации исследований, создании «ложных мощей», сатанизме, введении православных людей в искушение. Побывав в последние годы в Екатеринбурге в дни празднования памяти Святых Царственных страстотерпцев, я много раз присутствовал на церковных службах, где обличалась моя работа, слышал беседы священнослужителей и верующих, с негодованием относившимся к захоронению в Петропавловской крепости.
Что случилось, то случилось. Останки девяти человек захоронены в Санкт-Петербурге и, хотя видные представители Православной Церкви говорят о своей «нейтральности», «сомнениях» относительно захоронения, «осторожной позиции, которая не должна разделить общество», на деле получается совсем иное. Если в Петропавловском соборе захоронена не Царская Семья, то где гарантии того, что в могиле находятся православные граждане России, расстрелянные большевиками? Если исходить из этой логики, в могиле могут находиться атеисты и богоборцы, расстрелянные «колчаковскими карателями» или активные большевики, погибшие в период сталинских репрессий. В том случае, если захоронена Царская Семья, (а она действительно там захоронена!), представители Церкви, занимая «нейтральную» позицию, подобно известному историческому персонажу просто «умывают руки»…
Труд моих соратников и мой труд по восстановлению исторической памяти, участие в обретении Святых Мощей Государя вызвали у представителей Церкви только порицание и отторжение.
Праведный о. Иоанн Кронштадтский увидел сон, где Государь сказал ему: «Могилы моей не ищите». Я долго обдумывал смысл этого видения. Николаю II - набожному человеку, по законам российским возглавлявшему Русскую Церковь, невозможно было предположить, что церковным иерархам запретят участвовать в Его захоронении, а несчастные Его кости, прах жены и детей сначала 7 лет будут держать в морге во «втором ипатьевском заточении», а потом по указанию Священного Синода хоронить как «бомжа», имя которого знает только Господь. Когда представители Церкви гордо заявляют в телевизионных интервью о том, что при захоронении «екатеринбургских останков» не произносилось имя Государя, я с грустью вспоминаю тяжкий сон Иоанна Кронштадтского. После этих слов в голову приходит мысль: сколько же времени такие хулители потратили на брань, а сколько на вдумчивое изучение материалов, связанных с гибелью Царя...
Прессу интересуют только скандалы. Поводы для этих скандалов православные оппоненты изыскивают регулярно. Прокуратура дело закончила. Правительственная комиссия разошлась по домам в 1998 году. Ее председатель Борис Немцов давно не у дел. Первый российский Президент – на пенсии. Скоро 7 лет, как произошло захоронение в Петропавловском соборе. Речь идет о русском Царе и Православных Святых, но Священный Синод, к сожалению, и маленького шажка не сделал к тому, чтобы внимательно изучить хотя бы те документы, которыми мы сегодня располагаем. С момента захоронения останков Царственных страстотерпцев не было ни одного обращения к тем, кто активно работал в составе Правительственной комиссии, и располагает обширными подлинными материалами, связанными с гибелью Царской Семьи. Приведу пример. На месте «Открытой шахты» построен огромный монастырь, при этом полностью уничтожен первоначальный рельеф местности. В том районе, где в 1919 г. занимался осмотром следователь Н.А. Соколов, в 1998 г. под руководством А.Н. Авдонина проведены археологические раскопки, во время которых обнаружено большое число вещей, безусловно принадлежавших Царской Семье. За прошедшие 7 лет церковнослужители, зная об этих бесценных реликвиях – свидетелях казни, даже не поинтересовалась ими. Я понимаю, Церковь не может допустить, чтобы поклонение совершалось не Святым Мощам, но лже-мощам, однако для того, чтобы увериться в подлинности или отвергнуть негодное, необходимо хоть что-нибудь сделать. Представители Церкви занимают «нейтральную позицию» и ждут, когда за них кто-то и что-то сделает. На местах духовенство принимает молчание «сверху» как призыв к борьбе с добросовестными экспертами и представителям следствия. Я уже не говорю о многолетней травле людей, обнаруживших Святые Мощи – Александре Николаевиче Авдонине и Гелии Трофимовиче Рябове. Слишком агрессивен этот «нейтралитет», например, в Екатеринбурге и он не защищает Святые Мощи от поругания. В 1917 году в момент отречения Государя, решая свои внутренние проблемы Церковные иерархи, а за ними и многие рядовые священнослужители уже занимали «нейтральную» позицию и «дистанцировалась» от Царской Семьи. Ни одного священнослужителя мы не видим в числе лиц, сопровождавших бывшего Императора в ссылку. Чем это кончилось как для Императора, так и для Церкви, мы знаем из истории. Пятнадцать лет, с 1989 г. Священный Синод занимает «нейтральную позицию» по отношению к «коптяковскому могильнику», а на самом деле – могиле Государя. Результат – в окрестностях Екатеринбурга устраиваются шабаши над Мощами и одновременно фарисейски возносятся хвалы Царю. Много раз безнаказанно уничтожались кресты, возведенные над захоронением. На само место[1] после негласного запрещения не приходит ни один священнослужитель. Воздавая внешние знаки почитания, некоторые православные не заботятся о сохранении исторической памяти. При раскопках бывшего дома Ипатьева во время строительства Храма было уничтожено и растащено большое число реликвий. Говорят, что строители неправильно определили настоящее место «расстрельной комнаты» и сместили алтарь к северу. Мемориальный сад с сохранившимися деревьями, под которыми прогуливалась Царская Семья, сначала несколько лет использовался в качестве помойки при временном храме, а при строительстве Храма на Крови он был полностью уничтожен вместе с частью холма.
С молчаливого бездействия, если не сказать согласия Церкви бездоказательно, шутовски искажаются факты, связанные с идентификацией Царской Семьи. Группа жуликов и некомпетентных людей манипулирует паствой, подрывая авторитет Церкви. Приведу несколько примеров. Судебно-медицинским экспертом В.Л. Поповым были незаконно, без оформления документов изъяты, то есть украдены, части трупа Великого Князя Георгия Александровича. Затем, таким же образом, им были изъяты фрагменты одежды Николая II, находящиеся на хранении в Екатерининском дворце Царского Села. Все эти исторические ценности без оформления документов, контрабандным путем переправлены в Японию, причем грубейшим образом нарушены правила международных перевозок трупного материала (Георгий Александрович, как известно, умер от туберкулеза). С 2001 г. Попов В.Л. и японский генетик Т. Нагаи громогласно заявляют во всех мировых агентствах о так называемой «экспертизе», опровергшей данные официального следствия. В то же время, никаких данных эти горе-эксперты ни в Правительство России, ни в Генеральную прокуратуру не представили. Не знаю, представлены ли эти данные руководству РПЦ? Если да, - то их необходимо сделать достоянием общественности и представителей российского государства. Если таковые данные не представлены, то не следует Патриархии публично подтверждать их якобы достоверность. Отсутствуют документы, подтверждающие заявления В.Л. Попова и Т. Нагаи о том, что исследовались именно те образцы, о которых они говорят. В одном из последних интервью Попов В.Л. заявил о том, что он «нашел якобы «забытые» в морге Военно-медицинской академии останки Великого Князя. Японская «экспертиза» не прошла апробации ни в одном из серьезных научных учреждений. Руководство РПЦ «на ура» приняло Т. Нагаи и фальсификатора исторических документов «профессора» В. Винера.[2] Патриархия и активно использовала непроверенные доводы в прессе. Во многих средствах массовой информации прошли неопровергнутые заявления В. Винера о том, что работа В.Л. Попова и Т. Нагаи проводилась под «покровительством» Святейшего Патриарха и Японского Императора, об официальной встрече с Вами. Любопытно звучит все это. Люди воруют кости Императорской Семьи, контрабандой перевозят их за границу, не думая возвращать в Россию, а им «покровительствуют» и – кто? 7 декабря 2004 г. в здании Московской Патриархии епископ Дмитровский Александр, викарий Московской епархии торжественно принимает Тацуо Нагаи. Во всех мировых агентствах прошла информация о том, что по словам заместителя председателя отдела внешних церковных связей Патриархии протоиерея Всеволода Чаплина, ранее церковная комиссия по канонизации святых не получила ответов на целый ряд принципиальных вопросов, поставленных перед Государственной комиссией в 1995 году. Ваше Святейшество, я прекрасно помню встречу с Вами, когда в январе 1998 г. Б. Немцов по поручению Президента обсуждал возможные варианты захоронения Царской Семьи. Вам был вручен официальный ответ Государственной комиссии на десять вопросов, поставленных Священным Синодом в 1995 году. Кроме того, Священному Синоду были представлены многочисленные документы по вопросам истории расстрела и идентификации останков в двух томах. Насколько я помню, Вас полностью удовлетворили качество и полнота информации, представленной Государственной комиссией, и Вы просили передать Президенту, что будете лично участвовать в процедуре захоронения. Не знаю, какие новые научные данные появились с января по февраль 1998 г., заставившие изменить Ваше мнение на противоположное?
Вернусь к последним работам ученых. Что касается экспертизы пальца якобы принадлежавшего Великой Княгине Елизавете Федоровны, то американское исследование, проведенное при участии Животовского, неполноценно. Генетики не смогли выделить генотип одного человека, результаты исследования крайне неубедительны.
Бог им судья, этим винерам, сироткиным, поповым и животовским, но они постоянно ссылаются на поддержку церковных кругов. С легкой руки Ваших помощников даже в Ваших выступлениях имеются ссылки на этих специалистов. Не думаю, что они посвящали Церковь в механизм своих махинаций, но их действия нанесли очередной удар по Её авторитету. Ваши консультанты упорно не замечают того, что эксперты с мировым именем, приглашенные для расследования дела по согласованию с Церковью в 1995 г., дали категорическое заключение об идентификации останков. Не замечают они и того, что авторитетнейшей государственной организацией – Федеральным центром судебных экспертиз была проведена судебно-техническая и почерковедческая экспертиза так называемой «записки Юровского». Эта экспертиза доказала подлинность этого документа. Забывают и о том, что в Президентском архиве имеется еще один экземпляр воспоминаний, подписанный Я.М. Юровским. Многочисленные заявления историка академика РАН Алексеева В.В., доктора исторических наук Владлена Сироткина о наличии неких исторических документов, подрывающих выводы Государственной комиссии не нашли подтверждения, как не нашли подтверждения заявления церковного археолога С.А. Беляева об огромном количестве медицинских документов, пригодных для идентификации. Постоянно игнорируется категорически установленный факт о том, что в захоронении обнаружена семейная группа, где мать и три девушки находятся в кровном родстве с английским королевским домом, а отец этих девушек, представленный скелетом № 4 – кровный родственник представителей датского королевского дома. Генотип трех девушек, как это доказано, содержит признаки, принадлежащие сразу двум королевским домам. Тем не менее, «главный церковный консультант» по генетике Животовский регулярно забывает не только этот факт, но и последние исследования генетика Е.И. Рогаева, включенного в расследование с согласия Церкви. Доктор медицинских наук В.Н. Звягин, подвергший серьезной критике первоначальное заключение об идентификации останков, с согласия Церкви был включен в экспертную комиссию и возглавил одно из основных направлений работы. Его подпись стоит под категорическим заключением об идентификации. Я уже не говорю о том, что регулярно подрывается авторитет Генеральной прокуратуры, «специалисты» от оппозиции постоянно придумывают несуществующие процессуальные правила и обвиняют в нарушении действующих. Как пример недобросовестного подхода прессы, приведу одну цитату: «Неправомерным считает Алексий II-й и тот факт, что эксгумация останков великого князя Георгия Михайловича[3] в Петропавловской крепости была проведена под покровом ночи в присутствии одного только следователя. «Ясно, что такое следствие должно быть проведено скрупулезно и ответственно» – подчеркнул патриарх (ИТАР-ТАСС/Православие 2000. “Православное слово”, № 16, 2000 г., стр. 2.; “Русский вестник”, № 31-32, 2000, стр. 10.)[4]. Как обычный обыватель воспримет такого следователя? Ночью, без понятых забрался в склеп. Вурдалак какой-то… Напомню, что эксгумация состоялась 13 июля 1994 г. в день Святых Петра и Павла. Она была согласована с Вами и митрополитом Иоанном. Вами, специально для участия в этой печальной церемонии, был направлен церковный археолог С.А. Беляев (по непонятным причинам до окончания работ он уехал из Санкт-Петербурга). Эксгумация проводилась с участием настоятеля о. Николая и сестёр певчих монастырского храма ставропигиального подворья Свято-Иоановского монастыря на Карповке. Сразу после окончания эксгумации мне удалось встретиться с Вами в Петропавловской крепости и подробно рассказать о результатах вскрытия погребения Георгия Александровича. Никаких опровержений в прессе об этом, якобы Вашем заявлении, до сих пор не было. Могу привести сотни подобных цитат из писаний лживых и недобросовестных православных авторов.
Я стараюсь подавить в себе гордыню, но настолько устал от травли, что иногда возникает соблазн «научить» некоторых «журналистов» порядочности – подать в суды иски о защите своей чести и достоинства. Я прощаю агрессивных журналистов, но не уверен, что многие эксперты, проводившие исследования останков Царственных Страстотерпцев и обвинённые в мошенничестве, не потребуют защиты своего личного и профессионального достоинства.
У меня сейчас нет поддержки государства, я не могу организовать дополнительные экспертизы. Сознавая правоту своей позиции, я не знаю, что мне делать и как защитить Святые Мощи, частицы которых, по согласованию с Вами, были взяты в 1997 г. для возможных будущих исследований. К сожалению, сегодня я вижу только то, что Мощи лишены защиты представителей духовенства, а многие священники активно защищают мифические «лже-мощи» – скотские кости, объедки от трапезы большевиков, которые были найдены следователем Н.А. Соколовым возле «Открытой шахты». Здесь об экспертизах речь не идет! Даже в книгах, вышедших под Вашим благословением, поддерживается эта идея. Алтарь Храма стоит на месте обнаружения скотских костей! В это же время, в архиве прокуратуры томятся без должного поклонения подлинные частицы Мощей Святых Страстотерпцев, которым, конечно же, не место в прокурорском сейфе. Лишенный покровительства священнослужителей, я вынужден в настоящее время вести переговоры о передаче Святых Мощей для хранения в Музеи Московского Кремля.
Государство свое слово об идентификации Святых Царственных Страстотерпцев сказало. В адрес Церкви, Президента и Правительства постоянно направляются в то же время призывы к тому, чтобы «выбросить «нечестивые» кости «коптяковского могильника» из Петропавловского собора. Увы, враги Православной веры сильны и они могут добиться своего. Нельзя допустить «второго убийства» Русского Царя. Раз речь идет о Русских Святых, видимо, «устранение сомнений» переместилось из сферы государственной в сферу деятельности Русской Православной Церкви. Её святое дело – защитить Святые Мощи. Уверен, что не погубить.
Я верю в то, что руководство Православной Церкви действительно стремиться к Истине, и не связано половинчатыми заявлениями иерархов. Прошу Вас дать мне возможность встретиться лично с Вами или Вашими помощниками и обсудить возможные пути выхода из создавшегося кризиса[5]
Складывается парадоксальная ситуация, когда от имени руководства РПЦ регулярно оглашаются всякого рода сомнительные факты, в то время как результаты работы Правительственной Комиссии, а также результаты проведенных после 1998 года исследований и раскопок не только не рассматриваются, но и не имеются в распоряжении Патриархии. Учитывая то, что речь идет о Православных Святых, позвольте внести следующие предложения:
1. Священному Синоду запросить в Правительстве России все официальные результаты работы Правительственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов его семьи[6].
2. Созвать круглый стол (может быть при Комиссии РПЦ по канонизации), в работе которого могли бы принять участие все заинтересованные стороны и рассмотреть все имеющиеся документы. В рамках круглого стола можно было бы организовать работу квалифицированных специалистов, которые выскажут свои мнения «за» и «против» проведенных исследований и выработают тактику дальнейшего решения вопроса. Весьма желательно участие в «круглом столе» церковного археолога С.А. Беляева, судебно-медицинского эксперта В.Л. Попова, генетика Л.А. Животовского, историка Боханова А.Н., историка Лыковой Л.А., длительное время работавшей с умершим Ю.А. Бурановым, а ныне занимающей его пост, директора Государственного архива Российской Федерации С.В. Мироненко и других лиц по Вашему выбору. Неоценимую помощь в выработке решений мог бы оказать митрополит Ювеналий, мудрый и знающий священнослужитель, представлявший позицию Церкви в Правительственной комиссии.
3. Прошу поручить Вашим помощникам провести предварительную встречу со мной с целью определить круг возможных проблем по идентификации останков Царской Семьи.



С искренним уважением


                                                                                                            В.Н. Соловьев
ПРИЛОЖЕНИЯ:

1.                       Постановление Генеральной прокуратуры о прекращении уголовного дела.
2.                       Книга «Покаяние» - Материалы Правительственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов его семьи.






[1] Напомню, что для исследования из нее были взяты кости, а тела остались в земле
[2] В. Винер сфальсифицировал дневник одного из участников расстрела матроса Ваганова, в котором, якобы имелись сведения о том, что в «коптяковском захоронении были похоронены останки «дублеров» – купеческой семьи из Екатеринбурга – близких родственников В.И. Ленина
[3] Так в тексте. Корреспонгдент даже не удосужился узнать имя Великого Князя. На самом деле следует читать «Георгия Александровича». Останки Великого князя Георгия Михайловича, расстрелянного в 1919 г. до настоящего времени не найдены
[4] Цитируется по книге «Царь Николай II-й и новые мученики: пророчества, чудеса, открытия, молитвы. Документы». Издание «Общество свт. Василия Великого», 2000 г., стр 852.
[5] Однажды Вы согласились на подобную встречу, но представители Вашего секретариата отказали мне
[6] Вместе с письмом я передаю постановление о прекращении уголовного дела