четверг, 23 августа 2018 г.

ХРИ­СТИ­АН­СКИЙ ПЕРСОНАЛИЗМ. Святая Троица, Бо­го­че­ло­век и лич­ность




Христианство утверждает лич­ность как пер­вич­ную твор­че­скую ре­аль­но­сть, выс­шую цен­но­сть бы­тия. Весь мир в христианстве – про­яв­ле­ние твор­че­ско­го дей­ст­вия Вер­хов­ной Лич­но­сти Бо­га в сою­зе с твор­че­ской лич­но­стью че­ло­ве­ка. Подлинный персонализм возможен только на основе личностного понимания Абсолюта. То, что называется персонализмом вне представлений об Абсолюте, соотнесенном с человеческой личностью, оказывается примитивным индивидуализмом. Безличный Абсолют можно духовно созерцать, но с ним невозможно вступить в личный диалог, ему невозможно богоуподобиться. С другой стороны, теистическое учение о Боге предполагает персоналистическую концепцию человека. Вне теизма – в языческих формах религиозности, в индуизме, в буддизме, в даосизме, в конфуцианстве – не существует представление о человеческой личности.
Пер­со­на­лизм – од­на из ос­нов­ных тен­ден­ций в ми­ро­вой фи­ло­со­фии. Все ре­ли­гии и фи­ло­со­фии ми­ра бы­ли так или ина­че оза­бо­че­ны про­бле­мой че­ло­ве­ка, осоз­на­ни­ем ис­то­ков бы­тия лич­но­сти. Но пол­ное раз­ви­тие пер­со­на­лизм мо­жет по­лу­чить толь­ко в хри­сти­ан­ст­ве – религии наи­бо­лее по­сле­до­ва­тель­но­го те­из­ма – ве­ре в Еди­но­го Лич­но­го Бо­га-Твор­ца, ре­ли­гии Бо­га-Трои­цы – Еди­ной Бо­же­ст­вен­ной Лич­но­сти в трёх Ли­цах, Ипо­ста­сях, Лич­но­стях, ре­ли­гии Бо­го­че­ло­ве­ка – во­пло­тив­шей­ся в че­ло­ве­ке Бо­же­ст­вен­ной Лич­но­сти. «Только откровение Троицы, единственное обоснование христианской антропологии, принесло с собой абсолютное утверждение личности» (Вл. Н. Лосский).
Дох­ри­сти­ан­ская куль­ту­ра не раскрывала бы­тия лич­но­сти. От­кро­ве­ние Трои­цы и во­пло­ще­ние Бо­же­ст­вен­ной Лич­но­сти ут­вер­ди­ло аб­со­лют­ность, бо­го­по­доб­ность че­ло­ве­че­ской лич­но­сти, что предощущал псалмопевец Давид: «…что есть че­ло­век, что Ты пом­нишь его, и сын че­ло­ве­че­ский, что Ты по­се­ща­ешь его? Не мно­го Ты ума­лил его пред Ан­ге­ла­ми; сла­вою и че­стью увен­чал его; по­ста­вил его вла­ды­кою над де­ла­ми рук Тво­их; все по­ло­жил под но­ги его…» (Пс. 8,5-7); «…не на­пи­са­но ли в за­ко­не ва­шем: Я ска­зал: вы бо­ги?» (Ин. 10,34). «Сотворённым Богом» называл человека Григорий Богослов: «Если будешь низко думать о себе, то напомню тебе, что ты – Христова тварь, Христово дыхание, Христова честная часть, а потому вместе и небесный, и земной, приснопамятное творение. Ты – созданный Бог, через Христовы страдания идущий в нетленную славу».
Бог во­пло­тил­ся не в об­ра­зе ан­ге­лов, а в че­ло­ве­ке: «Ибо не Ан­ге­лов восприемлет Он, но вос­при­ем­лет се­мя Ав­раа­мо­во» (Евр. 3,16). Хри­сти­ан­ст­во не толь­ко дек­ла­ри­ро­ва­ло, как в Ветхом За­ве­те, что че­ло­век – об­раз и по­до­бие Бо­жие, но и ре­аль­но ут­вер­ди­ло эту ис­ти­ну во­пло­ще­ни­ем Бо­га в че­ло­ве­ке. Хри­сти­ан­ст­во в ос­но­ве сво­ей пер­со­на­ли­стич­но и соз­да­ло воз­мож­но­сти для ис­тин­ной ан­тро­по­ло­гии: «Один лишь че­ло­век су­ще­ст­ву­ет в Бо­ге и имен­но бла­го­да­ря это­му су­ще­ст­во­ва­нию в Бо­ге спо­со­бен к сво­бо­де. Он один есть су­ще­ст­во цен­траль­ное и по­это­му дол­жен ос­та­вать­ся в сре­до­то­чии. В нём соз­да­ны все ве­щи и точ­но так­ же толь­ко че­рез не­го Бог вос­при­ни­ма­ет в Се­бя и свя­зы­ва­ет с Со­бой так же и при­ро­ду» (Шел­линг).
Важ­ней­шие дог­ма­ти­че­ские спо­ры пер­вых ве­ков хри­сти­ан­ст­ва: три­ни­тар­ные – о при­ро­де Бо­же­ст­вен­ной Трои­цы, хри­сто­ло­ги­че­ские – о взаи­мо­от­но­ше­нии Бо­же­ст­вен­ной и че­ло­ве­че­ской при­роды в Ии­су­се Хри­сте, – од­но­вре­мен­но про­яс­ня­ли и он­то­ло­ги­че­ские ос­но­ва­ния лич­но­сти, ибо человек создан по образу и подобию Божию. Че­ло­ве­ку важ­но бы­ло уз­нать при­ро­ду Бо­же­ст­вен­но­го и по­то­му, что это объ­яс­ня­ло при­ро­ду че­ло­ве­че­ско­го. Личность открывала себя по мере того, как открывала Бога, она по достоинству смогла оценить собственное величие только тогда, когда ей открылось величие Личного Бога.
Три­ни­тар­ные и хри­сто­ло­ги­че­ские догматы за­ло­жи­ли бо­го­слов­ский фун­да­мент по­зна­ния лич­но­ст­но­го бы­тия. Даль­ней­шая ис­то­рия эк­зи­стен­ци­аль­но ос­ваи­ва­ла эти но­уме­ны – объ­ек­ты мыс­ли. В ис­то­рии му­чи­тель­но про­рас­та­ли ис­ти­ны о бо­же­ст­вен­ном дос­то­ин­ст­ве, сво­бо­де, все­лен­ской мис­сии, пра­вах и от­вет­ст­вен­но­сти лич­но­сти. Христианские мыслители пытались усмотреть в духовном мире человека отображение внутритроической жизни Божества, а во взаимоотношении духовной и телесной природ человека находили христологические параллели. Отцы и учителя Церкви, в частности Ареопагит, св. Максим Исповедник, св. Григорий Синаит, св. Григорий Палама утверждали, что «душа человека тройственна по образу Св. Троицы…  Душа есть отображение Св. Троицы, да и не только душа, но и весь человек создан по образу Св. Троицы» (арх. Киприан). «В душе человека отображается сверхсущее и сверхъестественное от сверхсущей сущности и бесплотной красоты Божества, и потому, что в троичном тождестве (то есть в разуме, памяти и воленаблюдается, сохраняющее неслиянным, различие сил. Если угодно, то человек ещё и потому создан по образу, что Логос исходит из души, производящей его по естеству, сохраняя его неслитность с душой и противоположность ей. Оно показывает также и соприсутствующую и равночестную Ипостась Духа» (св. Фотий Константинопольский). Св. Григорий Палама писал, что душа человека тройственна по образу Св. Троицы, что как Св. Троица, высочайшая Благость, есть Ум, Слово и Дух, так и «троическое естество, следующее за Высочайшей Троицею, больше всех других существ сотворено по её образу; это есть душа человеческая, и именно душа умная, словесная и духовная». Разрабатывали эту тему и русские православные богословы: «Всмотримся в человека, и в его внутреннем мире, в “психических явлениях”, мы сможем рассмотреть таинственную криптограмму, логосы которой отражают Вечный Логос, по образу Которого создан человек, Св. Троицу, по подобию Которой живёт наша духовная, тоже троичная жизнь» (арх. Киприан); «Человеческий дух в себе самом содержит постулаты троичности Божества, на нём лежит его печать» (свящ. Сергий Булгаков). Вместе с тем, тема богоподобия человеческой личности ещё во многом нераскрыта.
Согласно хри­сти­ан­ским пред­став­ле­ни­ям, сущ­ность Бо­га еди­на, но бы­тие Его есть лич­ные от­но­ше­ния трёх Ипо­ста­сей. Бог един в Трёх Ли­цах: Бог-Отец, Бог-Сын, Бог-Дух Свя­той. Святоотеческое богословие вы­ра­жало этот глу­бо­чай­ший смысл, используя терминологию неоплатонизма и вырабатывая новую. Для обо­зна­че­ния об­щей при­ро­ды Святой Трои­цы упот­реб­лял­ся тер­мин «усия» – «сущ­ность», «бы­тие во­об­ще», «об­щее», «жи­вое во­об­ще». Для име­но­ва­ния же лич­но­ст­но­го свое­об­ра­зия и осо­бенн­о­сти внут­ри Бо­же­ст­вен­ной Трои­цы пе­ре­ра­бо­тан тер­мин «ипо­стась». В обы­ден­ном язы­ке это сло­во обо­зна­ча­ло «су­ще­ст­во­ва­ние». У стои­ков оно оз­на­ча­ет «ин­ди­ви­ду­аль­ное», «ча­ст­ное», «оп­ре­де­лён­ное». На этой ос­но­ве в хри­сти­ан­ст­ве тер­мин «ипо­стась» на­пол­ня­ет­ся но­вым со­дер­жа­ни­ем и оз­на­ча­ет «пол­но­ту ин­ди­ви­ду­аль­но­го су­ще­ст­во­ва­ния», «ли­цо», «дан­ную лич­ность», «сво­бод­ное са­мо­движ­ное на­ча­ло» (св. Гри­го­рий Нис­ский). Од­на сто­ро­на это­го тер­ми­на («ин­ди­ви­ду­аль­ное») от­ра­жа­ет уни­каль­ность, не­по­вто­ри­мость, ин­ди­ви­ду­аль­ное един­ст­во лич­но­ст­но­го на­ча­ла. Дру­гая же («су­ще­ст­во­ва­ние») ука­зы­ва­ет на то, что лич­ность – это на­ча­ло ди­на­ми­че­ское, це­ле­по­ла­гаю­щее, жиз­не­со­зи­да­тель­ное. Это то, что на со­вре­мен­ном язы­ке вы­ра­зи­ли бы по­ня­ти­ем «экзистенция».
Еди­ный Лич­ный Жи­вой Бог есть Бог Трии­по­стас­ный. И ка­ж­дая ипо­стась Святой Трои­цы есть Аб­со­лют­ная Бо­же­ст­вен­ная Лич­ность. Три Аб­со­лют­ные Лич­но­сти в един­ст­ве Аб­со­лют­ной Лич­но­сти – это за­пре­дель­ная тай­на, не вме­щаю­щая­ся в зем­ной ра­зум, но ле­жа­щая в ос­но­ве че­ло­ве­че­ско­го бы­тия. Ибо человек сотворён по образу и подобию Триипостасного Бога: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему» (Быт. 1,26).
Хри­сти­ан­ст­во от­кры­ло ми­ру, что ис­тин­ное един­ст­во есть трие­дин­ст­во, или по свя­то­оте­че­ской фор­му­ле: Еди­ни­ца рав­на Трои­це. Ка­кой смысл со­дер­жит­ся в этом? Всё, что су­ще­ст­ву­ет, есть, во-пер­вых, еди­ное са­мо по се­бе. Во-вто­рых, оно пред­став­ля­ет из се­бя не­что ин­ди­ви­ду­аль­ное и со­дер­жа­щее в се­бе мно­го­об­ра­зие ка­честв. И, в-треть­их, оно име­ет в се­бе связку бытия – си­лу сце­п­ле­ния раз­лич­ных свойств в ин­ди­ви­ду­аль­ное един­ст­во и си­лу со­еди­не­ния этой ин­ди­ви­ду­аль­но­сти с дру­ги­ми и с об­щим. Та­ким об­ра­зом, без трёх на­чал – един­ст­ва, мно­же­ст­вен­но­сти, свя­зи – ни­что не мо­жет быть, ни­что не спо­соб­но су­ще­ст­во­вать. Эти ос­но­во­по­ла­гаю­щие на­ча­ла бы­тия конституируются свой­ст­вами ипо­ста­сей Святой Трои­цы.
Итак, ка­ж­дое яв­ле­ние, по­сколь­ку оно есть как та­ко­вое, есть определённое един­ст­во, са­мо­то­ж­де­ст­во. Оно име­ет от ипо­ста­си От­ца само бытие и то, что позво­ля­ет ему быть индивидуальной неповторимой сущностью. Бог Отец определяет точку в бытии, которая не принадлежит и не может принадлежать ничему другому, и без которой бытие неполно. В лич­но­сти как вен­це тво­ре­ния ипо­стась от­цов­ст­ва от­ра­же­на в без­на­чаль­ном на­ча­ле лич­но­сти – веч­ной ин­ди­ви­ду­аль­ной ду­ше, лич­ном ду­хе. От ипо­ста­си Сы­на лич­ность име­ет ин­ди­ви­ду­аль­ность – не­по­вто­ри­мое бы­тие, со­дер­жа­щее бо­га­тое мно­го­об­ра­зие ка­честв и со­стоя­ний. От ипо­ста­си Ду­ха лич­ность несёт в се­бе си­лу еди­не­ния соб­ст­вен­но­го со­дер­жа­ния и си­лу вос­со­еди­не­ния с об­ще­ми­ро­вым и об­ще­че­ло­ве­че­ским. Выс­шим про­яв­ле­ни­ем этой си­лы ду­ха есть лю­бовь. Пол­но­цен­ная че­ло­ве­че­ская лич­ность есть пре­ж­де все­го пре­дель­но вы­ра­жен­ное и не­на­ру­ши­мое един­ст­во во­ли, соз­на­ния, чувств, при­род­ных свойств (от От­ца). За­тем это яр­кая ин­ди­ви­ду­аль­ность, имею­щая неповторимое мно­го­об­раз­ное внут­рен­нее со­дер­жа­ние (от Сы­на). И лич­ность – это гар­мо­нич­ное со­еди­не­ние мно­же­ст­ва раз­лич­ных ка­честв в ин­ди­ви­ду­аль­ном об­ли­ке – «Святой Дух создаёт единство личности» (св. Максим Исповедник). Подлинная лич­ность из­лу­ча­ет дух люб­ви и уча­стия, со­стра­да­ния к дру­гим, си­лу гар­мо­нич­но­го еди­не­ния всех лич­но­стей (от Ду­ха). Та­ким об­ра­зом, лич­ность есть во­ипо­ста­зи­ро­ван­ная сущ­ность. Раз­ру­ше­ние трии­по­стас­но­го стерж­ня лич­но­сти ведёт к её де­гра­да­ции. Без любой из ипостасных доминант личность не может существовать, без ипостасного единства нет личности.
Трии­по­стас­ная сущ­ность Твор­ца яв­ля­ет­ся не толь­ко ос­но­вой, но и твор­че­ским це­ле­по­ла­га­ни­ем для че­ло­ве­че­ской лич­но­сти. «Че­ло­ве­че­ские лич­но­сти или ипо­ста­си разъ­е­ди­не­ны и не су­ще­ст­ву­ют од­на в дру­гой. В Святой Трои­це, на­обо­рот, Ипо­ста­си на­хо­дят­ся од­на в дру­гой…  Ли­ца со­еди­ня­ют­ся, не сли­ва­ясь, но со­во­куп­но друг с дру­гом со­пре­бы­вая и друг дру­га про­ни­кая без вся­ко­го сме­ше­ния и слия­ния, и так, что не су­ще­ст­ву­ют один вне дру­го­го или не раз­де­ля­ют­ся в сущ­но­сти… Ка­ж­дая Ипо­стась еди­на есть с дру­гой, не ме­нее, как с са­мой со­бой» (св. Ио­анн Да­ма­скин). «Де­ло лич­но­стей че­ло­ве­че­ских раз­лич­но, де­ло же Лиц Бо­же­ст­вен­ных не раз­лич­но, ибо “Три”, имея од­ну при­ро­ду, име­ют и од­ну во­лю, од­ну си­лу, од­но дей­ст­вие» (Вл. Н. Лос­ский).
Итак, че­ло­век – по об­ра­зу и по­до­бию Трии­по­стас­но­го Бо­га, личность в человеке прорастает в трёх ипостасных измерениях. Личность – это воипостазированная человеческая индивидуальностьипостасный центр человеческого бытия. От Бога-Отца человек наделён модусом бытия, самотождеством Я. Ипостасность Сына выделяет индивидуальность, самобытность личности и наделяет её многообразием свойств и состояний. В Духе человек становится вполне человеком, обретая духовное единство в себе и соборное воссоединение с человечеством. Бог-Отец – вда­ли от нас, Он транс­цен­ден­тен ми­ру, ино­ми­рен, но яв­ля­ет­ся ос­но­ва­ни­ем ми­ро­зда­ния, ос­но­вой нашего бы­тия. Бог-Сын – ря­дом с на­ми, это Бог близ­кий, под­дер­жи­ваю­щий нас Сво­им при­сут­ст­ви­ем. Бог-Дух – в нас, внут­ри на­ше­го су­ще­ст­ва, на­пол­ня­ет и жи­во­тво­рит на­шу сущ­ность. Трии­по­стас­ная сущ­ность лич­но­сти ска­зы­ва­ет­ся и в со­бор­но­сти её при­ро­ды. Че­ло­ве­че­ское еди­не­ние по об­ра­зу еди­не­ния Свя­той Трои­цы – ко­гда че­ло­век со­еди­ня­ет в се­бе дру­гих, и ко­гда че­ло­ве­че­ская об­щи­на объ­е­ди­ня­ет всех. Вне со­бор­но­го че­ло­ве­че­ст­ва че­ло­век пе­ре­ста­ет быть че­ло­ве­ком.
Пер­со­на­ли­стич­ность хри­сти­ан­ст­ва вы­ра­жа­ет­ся и в ос­нов­ном фак­те хри­сти­ан­ско­го бла­го­вес­тия – Бо­го­во­пло­ще­нии. При­ня­тие Бо­гом ми­ро­вой пло­ти ука­зы­ва­ет на то, что цель тво­ре­ния – со­еди­не­ние Бо­же­ст­вен­но­го и мир­ско­го, ду­ха и пло­ти, не­ба и зем­ли, веч­но­сти и вре­мен­но­сти. Мир – аре­на Бо­же­ст­вен­но­го тво­ре­ния, пре­об­ра­же­ния бы­тия. Бо­го­во­пло­ще­ние ут­вер­жда­ет са­мо­цен­ность мир­ско­го бы­тия и зем­ной жиз­ни. Но по­че­му Бог во­пло­тил­ся в че­ло­ве­ке? Во­пло­ще­ние Бо­го­че­ло­ве­ка рас­кры­ва­ет Лич­ную при­ро­ду Бо­же­ст­ва и ут­вер­жда­ет бо­же­ст­вен­ность че­ло­ве­че­ской лич­но­сти«Ка­ким об­ра­зом мог бы че­ло­век при­бли­зить­ся к Бо­гу, ес­ли бы Бог не при­бли­зил­ся к че­ло­ве­ку?.. Сын Бо­жий ста­но­вит­ся сы­ном че­ло­ве­че­ским, что­бы сын че­ло­ве­че­ский стал сы­ном Бо­жи­им» (Ири­ней Ли­он­ский). По свя­то­оте­че­ским вы­ра­же­ни­ям: Бог стал че­ло­ве­ком, что­бы че­ло­век стал Бо­гомБог во­пло­тил­ся, что­бы че­ло­век обо­жил­ся. В Бо­го­че­ло­ве­ке Бо­же­ст­вен­ная и че­ло­ве­че­ская при­ро­да со­еди­не­на – не­сли­ян­но и не­раз­дель­но. И Бо­же­ст­вен­ное, и че­ло­ве­че­ское, ос­та­ва­ясь са­мими со­бой и не из­ме­няя сво­ей сущ­но­сти (не­сли­ян­но), со­еди­ня­ют­ся в не­раз­рыв­ное един­ст­во (не­раз­дель­но).
Бо­го­че­ло­веч­ность Ии­су­са Хри­ста ут­вер­жда­ет в бы­тии те ис­ти­ны, ко­то­рые от­кры­ва­лись и дох­ри­сти­ан­ско­му че­ло­ве­че­ст­ву (в иу­да­из­ме, на­при­мер): что че­ло­век – об­раз и по­до­бие Бо­жие, ве­нец тво­ре­ния, цель тво­ре­ния Бо­жия. Но Хри­стос бла­го­ве­ст­ву­ет но­вую ис­ти­ну: Бог в че­ло­ве­ке и с че­ло­ве­ком здесь на зем­ле. Че­ло­ве­че­ская ду­ша есть сре­до­то­чие, серд­це­ви­на бы­тия – Цар­ст­во Бо­жие внут­ри вас. Всё раз­ре­ша­ет­ся не вовне, а в ду­ше че­ло­ве­че­ской, ко­то­рая со­еди­ня­ет и не­бо и зе­млю, и дух и плоть, и Бо­же­ст­вен­ное и че­ло­ве­че­ское. Эту еван­гель­скую ис­ти­ну вы­ра­зил Дос­то­ев­ский: в ми­ре дья­вол с Бо­гом бо­рет­ся, и по­ле бит­вы – серд­ца лю­дей! 
Какой смысл вкла­ды­ва­ет­ся в че­ло­ве­че­ское ес­те­ст­во тем, что во­пло­ща­ет­ся в че­ло­ве­ке Вто­рая Ипо­стась Бо­же­ст­вен­ной Трои­цы? Сын, Ло­гос, Сло­во – есть сло­ва Бо­га-Твор­ца, уни­вер­сум бо­же­ст­вен­ных за­мы­слов о бы­тии в целом и ка­ж­дой в нём ин­ди­ви­ду­аль­но­сти. Ло­гос со­дер­жит в се­бе ло­го­сы ве­щей и су­ществ, как се­ме­на ми­ро­во­го бы­тия. Бог-Сын, Сло­во Бо­жие не­сёт в се­бе уни­вер­сум пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ных сущ­но­стей, по­ро­ж­дён­ных Бо­гом веч­ных лич­ных ду­хов, ду­хов­ных мо­над. В Ло­го­се со­б­ра­ны все яв­ле­ния и су­ще­ст­ва, как за­дан­но­сти, мыс­ли Бо­жии о ка­ж­дой сущ­но­сти, и как име­но­ва­ние со­твор­ца Бо­жие­го – че­ло­ве­ка – о ка­ж­дом яв­ле­нии. «Ло­гос со­дер­жит в Се­бе всё, все ло­го­сы(идеи). Он – Пер­во­че­ло­век, Не­бес­ный Че­ло­век, че­ло­век Бо­га, по об­ра­зу Че­ло­век. Он – но­си­тель и ис­пол­ни­тель все­го Бо­же­ст­вен­но­го пла­на» (Ори­ген). «Че­ло­век есть об­раз Ло­го­са» (Кли­мент Алек­сан­д­рий­ский). «Сло­во во­че­ло­ве­чи­ва­ет­ся в по­след­ние вре­ме­на, что­бы со­еди­нить ко­нец с на­ча­лом, то есть че­ло­ве­ка с Бо­гом» (Ири­ней Ли­он­ский).
Лич­ность как ин­ди­ви­ду­аль­ная са­мо­дос­та­точ­ная жизнь ис­хо­дит из Ло­го­са и пред­сто­ит не­по­сред­ст­вен­но пе­ред Бо­гом-Сы­ном. По­это­му во­пло­ща­ет­ся Лич­ность Сы­на, а не От­ца и Ду­ха. И по­то­му Бог во­пло­тил­ся в че­ло­ве­че­ской лич­но­сти. Бо­же­ст­вен­ная Лич­ность нис­хо­дит к лич­но­сти че­ло­ве­че­ской и со­об­ща­ет ей бла­гую весть о бо­же­ст­вен­ном дос­то­ин­ст­ве и не­бес­ном при­зва­нии че­ло­ве­ка. Че­рез Сы­на Тво­рец на­хо­дит ис­пол­не­ние Сво­ему твор­че­ско­му за­мыс­лу, вно­сит в не­дра ми­ра твор­че­ское лич­но­ст­ное на­ча­ло.
Та­ким об­ра­зом, от­кро­ве­ние Бо­же­ст­вен­ной Трои­цы и во­пло­ще­ние Бо­же­ст­вен­ной Лич­но­сти в че­ло­ве­ке ут­вер­ди­ли аб­со­лют­ность лич­но­ст­но­го на­ча­ла в бы­тии«Личность – это дарохранительница богоподобия человека» (Ф.А. Степун). Вечные человеческие души являются точками вхождения в мир Божественной энергии миротворения. Эти духовные монады могут произвольно самозакупориться, могут своевольно исказить миротворящий импульс и свою природу, но они не могут перестать быть. Ибо божественное начало в человеке неуничтожимо чисто мирскими средствами. Ничто в мире и даже человек не способны уничтожить то, что создано непосредственно Творцом.
От­ны­не ума­ле­ние Бо­га не­из­беж­но ведёт к уни­же­нию че­ло­ве­ка, по­это­му ате­изм и богоборчество являются са­мыми че­ло­ве­ко­уни­чи­жаю­щими и че­ло­ве­ко­не­на­ви­ст­ни­че­скими ми­ро­воз­зре­ниями. Ума­ле­ние же дос­то­ин­ст­ва че­ло­ве­че­ской лич­но­сти при­во­дит к при­ни­же­нию дос­то­ин­ст­ва Бо­га. Ан­ти­пер­со­на­ли­сти­че­ская ус­та­нов­ка в конечном итоге при­во­дит к от­ри­ца­нию Бо­га.

Комментариев нет:

Отправка комментария