вторник, 15 августа 2017 г.

ГИБЕЛЬ БОГОВ НАТУРАЛИЗМА Часть 17. Путь воплощения и память о нём



С мо­мен­та са­мо­по­ла­га­ния Пер­во­че­ло­ве­ка пе­ред Дре­вом По­зна­ния все че­ло­ве­че­ские ду­ши со­уча­ст­ву­ют Бо­гу в ми­ро­тво­ре­нии. Ми­ро­зда­ние со­зи­да­ет­ся Бо­гом со­вме­ст­но с че­ло­ве­ком, для ко­то­ро­го тво­ре­ние ста­но­вит­ся са­мосозиданием. Не толь­ко со­ци­ум, но и кос­мос, и при­ро­да яв­ля­ют­ся сле­да­ми и эта­па­ми во­пло­ще­ния че­ло­ве­че­ских душ, и по­то­му в че­ло­веке (че­ло­век мик­ро­косм) от­ра­жа­ет­ся путь кос­ми­че­ско­го во­пло­ще­ния, все его эта­пы. Во вся­кое мгно­ве­ние кос­ми­че­ской ис­то­рии ка­ж­дая ду­ша в той или иной фор­ме при­ни­ма­ет уча­стие в Бо­же­ст­вен­ном тво­ре­нии.
Во­пло­ще­ние есть вхо­ж­де­ние веч­но­го ин­ди­ви­ду­аль­но­го ду­ха в мир­скую вре­мен­ность, при­ня­тие не­бес­ной ду­шой зем­ной пло­ти. Соб­ст­вен­но че­ло­век и есть веч­ная ду­ша, воплощённая в со­от­вет­ст­вую­щей её сущ­но­сти плот­ской фор­ме – че­ло­ве­че­ском те­ле. Про­цесс во­пло­ще­ния рас­тя­нут во вре­ме­ни с раз­ной сте­пе­нью ин­тен­сив­но­сти и глу­би­ны. Ду­ша по­этап­но нис­хо­дит с не­бес на зем­лю и по­сте­пен­но со­зи­да­ет свои плот­ские ри­зы. Со­от­вет­ст­вен­но сте­пе­ни по­гру­же­ния ду­ха в плоть мож­но вы­де­лить раз­ные сту­пе­ни во­пло­ще­ния, ко­то­рые схо­жи в во­пло­ще­нии ин­ди­ви­ду­аль­но­го ду­ха – в судь­бе че­ло­ве­ка, и в во­пло­ще­нии че­ло­ве­че­ст­ва в це­лом – в его ис­то­рии.
С на­ча­ла ми­ро­зда­ния ка­ж­дая лич­ная ду­ша при­сут­ст­ву­ет в ми­ре в раз­но­об­раз­ных фор­мах взаи­мо­дей­ст­вия с пло­тью, ко­то­рые яв­ля­ют­ся под­го­то­ви­тель­ны­ми эта­па­ми. Пе­ред ро­ж­де­ни­ем в мир в соб­ст­вен­но че­ло­ве­че­ском об­ли­ке ду­ша стя­ги­ва­ет прой­ден­ные ею пу­ти в се­мен­ную по­тен­цию, ко­то­рая про­рас­та­ет в за­ча­тии. В мо­мент со­еди­не­ния пер­вых кле­ток бу­ду­ще­го те­ла зачинается формирование пол­но­го и аде­к­ват­но­го че­ло­ве­ческого существа.
Фи­зи­че­ский акт за­ча­тия яв­ля­ет­ся след­ст­ви­ем со­еди­не­ния ду­хов­но­го твор­че­ско­го усилия с плотскими стихиями. В нём индивидуальная во­ля, в ко­то­рой ду­ша со­вме­ст­но и с по­мо­щью род­ст­вен­ных душ го­то­вит се­бе ме­сто и фор­му вхо­ж­де­ния в мир, стал­ки­ва­ет­ся со слу­чай­но­стью и дурной необходимостью, фатумом и роком плотского бы­тия. От пре­одо­ле­ния од­но­го дру­гим и за­ви­сит – ро­дит­ся ли в мир человек и на­сколь­ко со­от­вет­ст­вен­но соб­ст­вен­но­му на­зна­че­нию.
Та­ким об­ра­зом, и ро­ж­де­ние, рост че­ло­ве­че­ско­го су­ще­ст­ва, и раз­ви­тие куль­ту­ры, ци­ви­ли­за­ции по су­ти есть про­цесс вхо­ж­де­ния в мир че­ло­ве­че­ско­го ду­ха, ре­зуль­тат по­гру­же­ния веч­ных душ в плоть. По­сле­до­ва­тель­ность и упо­ря­до­чен­ность про­цес­са во­пло­ще­ния оп­ре­де­ля­ет­ся взаи­мо­дей­ст­ви­ем сво­бо­ды ду­ха и космических стихий. По ме­ре во­пло­ще­ния, с од­ной сто­ро­ны, воз­рас­та­ет объём при­ня­той пло­ти, с дру­гой же – по­вы­ша­ет­ся сте­пень оду­хо­тво­ре­ния пло­ти.
В мла­ден­че­ст­ве ду­ша на­чи­на­ет от­страи­вать соб­ст­вен­ное те­ло и ов­ла­де­вать им. В дет­ст­ве ду­ша адап­ти­ру­ет­ся – при­спо­саб­ли­ва­ет­ся к плот­ско­му су­ще­ст­во­ва­нию и ори­ен­ти­ру­ет­ся во внеш­нем ми­ре. В от­ро­че­ст­ве и юно­сти ос­вое­ние ду­шой ми­ро­вой ма­те­рии вы­ра­жа­ет­ся в рос­те и диф­фе­рен­циа­ции функ­ций те­лес­но­го ор­га­низ­ма, в рас­ши­ре­нии свя­зей с пред­мет­ным кос­мо­сом. Уг­луб­ле­ние во­пло­ще­ния со­про­во­ж­да­ет­ся рос­том са­мо­соз­на­ния: осоз­на­ни­ем воз­мож­но­стей и гра­ниц во­пло­щён­но­го су­ще­ст­во­ва­ния. В че­ло­ве­ке про­бу­ж­да­ет­ся чув­ст­во от­вет­ст­вен­но­сти за при­ня­тую кос­ми­че­скую плоть.
Зре­лость – это сте­пень во­пло­щён­но­сти, в ко­то­рой плоть наиболее гармонизирована, а ду­хов­ное на­ча­ло наи­бо­лее вы­ра­же­но, что про­яв­ля­ет­ся в об­шир­но­сти, глу­би­не и яс­но­сти раз­но­об­раз­ных ду­шев­ных ка­честв. Это пе­ри­од наи­выс­ше­го са­мо­соз­на­ния, в ко­то­ром рас­кры­ва­ет­ся глу­би­на соб­ст­вен­но­го «Я», его сущ­ность и на­зна­че­ние. Са­мо­осоз­на­ние про­яв­ляется в жиз­нен­ной по­зи­ции, в об­ра­зе дей­ст­вия, в твор­че­ском ак­те…
В выс­шей сте­пе­ни во­пло­щён­но­сти в ми­ре при­сут­ст­ву­ет наи­боль­шая «часть» ду­ши, пред­на­зна­чен­ная к во­пло­ще­нию. Но веч­ный центр ду­ши ос­та­ёт­ся на не­бе. Ду­ша од­но­вре­мен­но и в ми­ре сем, и не от ми­ра се­го, че­ло­век – жи­тель не­бес, но при­ше­лец в ми­ру. Зем­ная и не­бес­ная час­ти ду­ши со­еди­не­ны ду­хов­ной свя­зью, ко­то­рая соз­наёт­ся толь­ко в мо­мен­ты са­мо­уг­луб­ле­ния. Зре­лый че­ло­век спол­на яв­ля­ет­ся жи­те­лем зем­ли, но ему наи­бо­лее от­кры­ва­ют­ся и не­бес­ные его ис­то­ки. Плоть ста­но­вит­ся до­мом ду­ши, вме­сте с тем про­яс­ня­ет­ся ду­хов­ная связь с не­бес­ной ро­ди­ной. Это и вы­ра­жа­ет­ся в том, что соз­на­ние сво­его мес­та в ми­ре, ори­ен­та­ция в нём не­от­рыв­на от осоз­на­ния при­зва­ния в веч­но­сти.
Эти закономерности от­но­сят­ся и к судь­бе че­ло­ве­че­ст­ва. Бла­гой итог во­пло­ще­ния не пре­до­пре­де­лён. На всех эта­пах че­ло­век, на­род и че­ло­ве­че­ст­во в це­лом мо­гут из­ме­нить соб­ст­вен­ной мис­сии, и чем вы­ше сте­пень воплощённо­сти ду­ха, тем боль­ше ис­ку­ше­ний и тем зло­ве­щей мо­жет ока­зать­ся пре­сту­п­ле­ние, то есть пе­ре-сту­п­ле­ние че­рез се­бя, че­рез соб­ст­вен­ное бо­го­че­ло­ве­че­ское дос­то­ин­ст­во. В ре­аль­ной же судь­бе подъёмы че­ре­ду­ют­ся с па­де­ния­ми и по­бе­ды с по­ра­же­ния­ми, про­яс­нён­ность ду­ши и соз­на­ния сменяются их за­мут­нён­но­стью. Души лич­ные и со­бор­ные вхо­дят в мир как бы пуль­си­руя, на­сту­пая на ха­ос по доб­рой во­ле, или от­сту­пая, от­па­дая от мис­сии во­пло­ще­ния из-за непреодолимого сопротивления хаоса или по зло­му про­из­во­лу.
Мир сей есть аре­на пре­об­ра­же­ния бы­тия, «ли­ния фрон­та» борь­бы до­б­ра как ис­пол­не­ния Бо­же­ст­вен­но­го за­мыс­ла и зла как со­про­тив­ле­ния во­ле Твор­ца. В этой жиз­ни всё про­ис­хо­дит, ре­ша­ет­ся, ис­пол­ня­ет­ся, но итоги её накапливаются в веч­но­сти: «Ис­тин­но го­во­рю вам: что вы свя­же­те на зем­ле, то бу­дет свя­за­но на не­бе; и что раз­ре­ши­те на зем­ле, то бу­дет раз­ре­ше­но на не­бе» (Мф. 18, 18).
Веч­ность объ­ем­лет зем­ную вре­мен­ность, из веч­но­сти вы­хо­дят на аре­ну вре­ме­ни но­вые уча­ст­ни­ки ми­ро­вой дра­мы, ка­ж­дый в своё вре­мя и ме­сто, с соб­ст­вен­ным на­зна­че­ни­ем. В жиз­ни, в пы­лу бит­вы, ду­ша че­ло­ве­ка ско­ва­на ма­те­ри­аль­но­стью, её взор и соз­на­ние замкнуты мирским измерением. При вы­хо­де в веч­ность по окон­ча­нии плот­ской жиз­ни, обо­га­щён­ная опы­том зем­но­го пу­ти, ду­ша вос­со­еди­ня­ет­ся со сво­ей веч­ной серд­це­ви­ной, где вновь от­кры­ва­ет­ся зре­ние веч­но­сти. Из ог­ра­ни­чен­но­го сво­ей ро­лью уча­ст­ни­ка зем­ных со­бы­тий ду­ша пре­вра­ща­ет­ся во все­ви­дя­ще­го и все­по­ни­маю­ще­го зри­те­ля, когда все вре­ме­на и про­стран­ст­ва это­го ми­ра и всё про­ис­хо­дя­щее в нём от­кры­ты взо­ру веч­но­сти, но ду­ша не мо­жет при­нять воплощённо­го уча­стия в зем­ных со­бы­ти­ях.
Та­ким образом, на ка­ж­дый наш по­сту­пок взи­ра­ют все жив­шие и все бу­ду­щие по­ко­ле­ния, ка­ж­дое на­ше дви­же­ние не остаётся не­за­ме­чен­ным. В этом со­при­ча­ст­ность, со­бор­ность всех лю­дей, и в этом же их вза­им­ная от­вет­ст­вен­ность. Из веч­но­сти зем­ную жизнь на­блю­да­ют не рав­но­душ­ные зри­те­ли, а глу­бо­ко за­ин­те­ре­со­ван­ные уча­ст­ни­ки, ибо от про­ис­хо­дя­ще­го здесь и те­перь за­ви­сит итог жиз­ни про­шлых по­ко­ле­ний, и ус­ло­вия бу­ду­щих во­пло­ще­ний. Все лю­ди свя­за­ны со все­ми вза­им­ной от­вет­ст­вен­но­стью, так как серд­це­ви­ной ду­ши со­еди­не­ны в об­щем ло­не Со­фии как Ду­ше ми­ра. Все ду­ши род­ст­вен­ны и из­вест­ны друг другу в веч­но­сти. Здесь же за­да­ча в том, что­бы вспом­нить, опо­знать и во­пло­тить в зем­ной жиз­ни об­ще­че­ло­ве­че­скую род­ст­вен­ность.

В на­ше вре­мя че­ло­ве­че­ст­во всту­пи­ло в эпо­ху фи­зи­че­ской зре­ло­сти, что са­мо по се­бе не гарантирует зрелости духовной. Соз­да­ние аде­к­ват­но­го те­лес­но­го об­ли­ка и ов­ла­де­ние ма­те­ри­ей со­про­во­ж­да­ет­ся ду­хов­ной не­до­раз­ви­то­стью воплощённой ду­ши, не пол­ным осоз­на­ни­ем со­вер­шён­но­го и с­вер­шив­ше­го­ся в ми­ро­вой пло­ти. Тяж­кий груз про­шло­го не по­зво­лил под­го­то­вить­ся к соб­ст­вен­ной зре­ло­сти. Ци­ви­ли­за­ция как ни­ко­гда раз­ви­та, но пло­ды её ока­зы­ва­ют­ся гу­би­тель­ны­ми. Че­ло­век бо­лее чем ко­гда-ли­бо ста­но­вит­ся фак­ти­че­ски от­вет­ст­вен­ным за со­стоя­ние при­ро­ды, кос­мо­са, но со­вре­мен­ные по­ко­ле­ния бес­печ­ны и без­от­вет­ст­вен­ны, от­чу­ж­де­ны от ду­хов­ных ос­нов и твор­че­ско­го при­зва­ния ци­ви­ли­за­ции.
На­сту­пив­шая и не­со­сто­яв­шая­ся зре­лость мо­жет обер­нуть­ся стар­че­ским ин­фан­ти­лиз­мом и со­пут­ст­вую­щим ма­раз­мом – упад­ком, раз­ло­же­ни­ем. Вы­ход из кри­зи­са – в осоз­на­нии че­ло­ве­ком соб­ст­вен­но­го бо­го­по­доб­но­го дос­то­ин­ст­ва, сво­бо­ды и все­лен­ской от­вет­ст­вен­но­сти. Но са­мо­осоз­на­ние не­воз­мож­но без об­ре­те­ния все­лен­ской па­мя­ти. Что­бы по­нять, ку­да мы идём и вспом­нить, ку­да долж­ны ид­ти, не­об­хо­ди­мо вновь кри­ти­че­ским взо­ром обо­зреть путь кос­ми­че­ско­го во­пло­ще­ния.
Ду­ша че­ло­ве­ка во­шла в этот мир, низ­ри­ну­лась до глу­бин хао­са и за­тем воз­вра­ща­ет­ся на не­бо, но те­перь уже Но­вое Не­бо, не­ся с со­бой Но­вую Зем­лю. Нис­хо­ж­де­ние-вос­хо­ж­де­ние в одном измерении по­сле­до­ва­тель­ны, в другом – еди­но­вре­мен­ны. Они раз­во­ра­чи­ва­ют­ся в че­ло­ве­че­скую ис­то­рию, в то же вре­мя яв­ля­ют­ся судь­бой ка­ж­до­го че­ло­ве­ка. Про­жи­вая ис­то­рию, че­ло­ве­че­ст­во об­ре­та­ет не­что но­вое, но и те­ря­ет что-то из про­шло­го. По­гру­жа­ясь в мир, душа всё более от­кры­ва­ется зем­ным ре­аль­но­стям, но в ней ту­ск­не­ют рай­ские пер­во­об­ра­зы. Стре­мясь вер­нуть­ся на не­бо, мы об­ре­та­ем но­вое ду­хов­ное ви­де­ние, со­би­ра­ем и кри­стал­ли­зу­ем свою ду­шу, но, в то же вре­мя, те­ря­ем со­кро­вен­ную связь с кос­ми­че­ской пло­тью и при­род­ны­ми ду­ха­ми.

На за­ре че­ло­ве­че­ст­ва лю­ди бы­ли в бо­лее глубоких индивидуальных от­но­ше­ни­ях с при­ро­дой и боль­ше вла­де­ли её тай­на­ми. Ци­ви­ли­зо­ван­ное че­ло­ве­че­ст­во об­ры­ва­ет «пу­по­ви­ну», свя­зы­ваю­щую его с ос­но­ва­ния­ми кос­мо­са. Со­вре­мен­но­му че­ло­ве­ку, что­бы вспом­нить на­ча­ло ми­ро­вой ис­то­рии, как на­ча­ло во­пло­ще­ния, не­об­хо­ди­мо об­ра­тить­ся к древ­ним ми­фам – кла­до­вой че­ло­ве­че­ской па­мя­ти, по­ста­рать­ся взо­ром, умуд­рён­ным ис­то­ри­че­ским опы­том, про­ник­нуть в тай­ну древ­них ска­за­ний. Не слу­чай­но по-гре­че­ски од­ним сло­вом «ми­фос» обо­зна­ча­ет­ся и миф, и мысль, а так­же ска­за­ние, пре­да­ние, речь, сло­во, со­вет, ука­за­ние, во­прос, за­мы­сел, план, из­ре­че­ние, по­ве­ст­во­ва­ние, сказ­ка, сю­жет, фа­бу­ла.