вторник, 4 июля 2017 г.

ГИБЕЛЬ БОГОВ НАТУРАЛИЗМА[1] Часть 11. Христианская психотерапия


Со­вре­мен­ная пси­хи­ат­рия руководствуется по­зи­ти­ви­ст­ским мировоззрением, поэтому наука о душе не видит душу. Её ме­то­ды раз­ла­га­ют жи­вую ду­шу на мёрт­вые со­став­ляю­щие, за­тем ме­ха­ни­че­ски­ми ма­ни­пу­ля­ция­ми пы­та­ют­ся до­бить­ся сверхъ­ес­те­ст­вен­но­го ре­зуль­та­та: оз­до­ро­вить ду­шу че­ло­ве­ка, воз­ро­дить её един­ст­во. Атеи­сти­че­ский фрей­дизм, на­при­мер, ре­ду­ци­ру­ет – низ­во­дит ду­шев­ную и ду­хов­ную жизнь че­ло­ве­ка к про­стей­шим функ­ци­ям. Ос­но­ва­ниями лич­но­сти объявляются бес­соз­на­тель­ные вле­че­ни­я или ин­стинк­ты: без­лич­ный по­то­к ли­би­до (пан­сек­суа­лизм); три ве­ли­ких ин­стинк­та – ин­стинкт со­хра­не­ния жиз­ни (са­мо­со­хра­не­ние), ин­стинкт под­дер­жа­ния жиз­ни (пи­та­ние), ин­стинкт про­дол­же­ния жиз­ни (по­ло­вое вле­че­ние). К это­му мо­жет до­бав­лять­ся ин­стинкт смер­ти (та­на­тос-ин­стинкт). Ли­бо ду­шев­ная жизнь че­ло­ве­ка целиком определяется кон­флик­том «объ­ек­тив­ных» сил, ис­хо­дя­щих из био­ло­ги­че­ской сфе­ры (Оно) и ус­та­но­вок об­ще­ст­ва (Сверх-Я). По­лем же борь­бы яв­ля­ет­ся соз­на­тель­ное Я, ко­то­рое, в свою оче­редь, ока­зы­ва­ет­ся ре­зуль­та­том транс­фор­ма­ции низ­ших вле­че­ний, их суб­ли­ма­ции, – пе­ре­клю­че­ния на со­ци­аль­ную и твор­че­скую дея­тель­ность. Та­ким об­ра­зом, так на­зы­вае­мые глу­бин­ные ме­ха­низ­мы ду­шев­ной жиз­ни при­ми­ти­ви­зи­ро­ва­ны, ду­хов­ная при­ро­да лич­но­сти, спе­ци­фи­ка бы­тия че­ло­ве­ка ос­та­ёт­ся за пре­де­ла­ми на­блю­де­ния, ли­бо ра­зо­бла­ча­ет­ся в ка­че­ст­ве ил­лю­зии. Но при этом фрей­ди­ст­ский пси­хо­ана­лиз пре­тен­ду­ет на фи­ло­соф­ские обоб­ще­ния, на восстановление един­ст­ва ду­ши.
С дру­гой сто­ро­ны, тра­ди­ция ле­кар­ст­вен­ной пси­хи­ат­рии «ре­ша­ет» душевные кон­флик­ты ра­ди­каль­ным спо­со­бом: пси­хо­троп­ные сред­ст­ва при­ми­ти­ви­зи­ру­ют психику, раз­ру­ша­ют ду­хов­ность. Ду­шев­ный кон­фликт, ко­то­рый мо­жет яв­лять­ся ре­зуль­та­том или по­пыт­кой ре­ше­ния важ­ней­ших эк­зи­стен­ци­аль­ных про­блем, за­глу­ша­ет­ся раз­ру­ше­нием той сферы психики, в ко­то­рой он воз­ни­ка­ет. Ле­кар­ст­вен­ные сред­ст­ва в пси­хо­те­ра­пии нередко ис­поль­зу­ют­ся на гра­ни пре­ступ­ной без­от­вет­ст­вен­но­сти и ве­дут к раз­ло­же­нию лич­но­сти. В луч­шем слу­чае пси­хо­троп­ные сред­ст­ва по­дав­ля­ют сим­пто­мы бо­лез­ни. Но как не­воз­мож­но из­ле­чить ор­га­ни­че­ское вос­па­ле­ние «сби­ва­ни­ем» тем­пе­ра­ту­ры, так же не­воз­мож­но вы­ле­чить ду­шев­ное расстройство, ско­вы­вая его про­яв­ле­ния. И толь­ко в ред­ких слу­ча­ях, объ­яс­няе­мых над­по­зи­ти­ви­ст­ской муд­ро­стью пси­хи­ат­ра, ле­кар­ст­вен­ное ле­че­ние по­мо­га­ет че­ло­ве­ку сэ­ко­но­мить ду­шев­ные и фи­зи­че­ские си­лы, на­пра­вить их на раз­ре­ше­ние эк­зи­стен­ци­аль­но­го кон­флик­та, – ис­точ­ни­ка бо­лез­ни. Либо приглушить некоторые физиологические функции, провоцирующие и обостряющие душевное неравновесие.
Ат­мо­сфе­ра со­вре­мен­ных пси­хо­ле­чеб­ниц часто не спо­соб­ст­ву­ет оз­до­ров­ле­нию, но усу­губ­ля­ет ду­шев­ное расстройство. Общепринятые отношения к боль­но­му культивируют насилие и закрепляют патологию. Со­вре­мен­ный пси­хи­атр относится к больному как к сгустку ма­те­рии, в ко­то­ром не­об­хо­ди­мо за­глу­шить од­ни функ­ции и раз­вить дру­гие. Кри­те­рии здо­ро­вья и бо­лез­ни про­из­воль­ны. Ме­то­ды и сред­ст­ва ле­че­ния по боль­шей час­ти ока­зы­ва­ют­ся пал­лиа­ти­ва­ми, – сред­ст­ва­ми, вре­мен­но об­лег­чаю­щи­ми про­яв­ле­ния бо­лез­ни, но не из­ле­чи­ваю­щи­ми её. В нау­ке ле­че­ния ду­ши сло­жи­лось без­душ­ное, ан­ти­ду­хов­ное от­но­ше­ние к че­ло­ве­ку. Пре­ж­де все­го, по­то­му что ми­ро­вая пси­хи­ат­рия не ви­дит в боль­ном веч­ную че­ло­ве­че­скую ду­шу, ко­то­рая в той или иной сте­пе­ни от­вет­ст­вен­на за бег­ст­во от ре­аль­но­сти, а зна­чит, метафизически вме­няе­ма. Ли­бо ду­ша вы­тес­не­на из ре­аль­но­сти оп­ре­де­лён­ны­ми ка­та­ст­ро­фи­че­ски­ми об­стоя­тель­ст­ва­ми и ну­ж­да­ет­ся в по­мо­щи для сво­его до­во­п­ло­ще­ния. Пси­хи­ат­рия не апел­ли­ру­ет к един­ст­вен­но­му ис­точ­ни­ку ду­шев­но­го здо­ро­вья – пред­ста­ви­тель­ст­ву ду­ши в веч­но­сти. По­это­му она не ощу­ща­ет, не изучает и не при­во­дит в дей­ст­вие не­ис­чер­пае­мые за­па­сы ду­хов­ных сил че­ло­ве­ка.
Ес­ли пси­хи­ат­рия пре­тен­ду­ет на вра­че­ва­ние че­ло­ве­че­ской психики, то, пре­ж­де все­го, она долж­на при­знать суб­стан­ци­аль­ность и веч­ность ду­ши че­ло­ве­ка. Это воз­мож­но толь­ко в ре­ли­ги­оз­ном ми­ро­воз­зре­нии. Та­ким об­ра­зом, пси­хи­ат­рия для дос­ти­же­ния ею же по­став­лен­ных це­лей долж­на стать ре­ли­ги­оз­ной и основываться на хри­сти­ан­ской пси­хо­ло­гии: при­зна­нии не­бес­но­го про­ис­хо­ж­де­ния ду­ши, её веч­но­сти и бо­го­по­добия, твор­че­ско­го назначения, крестонесения бытия. Ес­ли тех­ни­ка се­ку­ля­ри­зо­ван­но­го фрей­ди­ст­ско­го пси­хо­ана­ли­за вскры­ва­ет да­же внут­ри­ут­роб­ные со­стоя­ния че­ло­ве­ка, то хри­сти­ан­ский пси­хо­ана­лиз при­зван раскрывать не по­зи­ти­ви­ст­ские те­ни ду­шев­ной жиз­ни, а её он­то­ло­ги­че­ское со­дер­жа­ние, смысл на­зна­че­ния в пред­стоя­нии пе­ред веч­но­стью, а не пе­ред пра­хом зем­ли. Хри­сти­ан­ская пси­хо­те­ра­пия долж­на це­ло­ст­но вра­че­вать ду­шу, а не уби­рать од­ни со­стоя­ния за счёт дру­гих. Хри­сти­ан­ский пси­хо­те­ра­певт призван оказывать помощь в решении наи­бо­лее важ­ных про­бле­м бы­тия и спа­се­ния, а не стре­мить­ся об­лег­чить со­стоя­ние за счёт по­ни­же­ния ду­хов­но­го уров­ня и сня­тия са­мих эк­зи­стен­ци­аль­ных про­блем. Хри­сти­ан­ская пси­хи­ат­рия может не об­лег­чать бре­мя че­ло­ве­че­ско­го бы­тия, не скры­вать от че­ло­ве­ка из­на­чаль­ный тра­гизм – кре­сто­не­се­ние и со­рас­пя­тость его жиз­ни, а поддерживать че­ло­ве­ка в ис­пол­не­нии его не­бес­но­го на­зна­че­ния. В этом хри­сти­ан­ский пси­хо­лог и пси­хи­атр при­бли­жа­ют­ся в сво­их функ­ци­ях к свя­щен­ни­ку: по­мо­га­ют че­ло­ве­ку об­рес­ти и прой­ти путь спа­се­ния ду­ши, но, в отличие от священника, оз­до­ров­ляя её эм­пи­ри­че­ски­ми сред­ст­ва­ми. С дру­гой сто­ро­ны, хри­сти­ан­ский свя­щен­ник, по­став­лен­ный Бо­гом и на­де­лён­ный Его бла­го­да­тью для спа­се­ния и врачевания че­ло­ве­че­ских душ, дол­жен ста­но­вить­ся всё бо­лее ду­ше­ве­дом.
Врач-пси­хи­атр при­зван не­сти от­вет­ст­вен­ность, как и свя­щен­ник, пе­ред веч­ным об­ра­зом лич­но­сти, а не пе­ред фор­ма­ми зем­но­го пра­ха. Свя­щен­ник за­бо­тит­ся о спа­се­нии ду­ши, на­по­ми­на­ет об этом и стре­мит­ся на­де­лить идеа­ла­ми и ори­ен­ти­ра­ми, спо­со­ба­ми при­об­ще­ния бла­го­да­ти Бо­жи­ей, по­мо­гаю­щи­ми че­ло­ве­ку най­ти путь спа­се­ния. Пси­хи­атр же дол­жен стре­мить­ся вос­ста­но­вить уте­рян­ные ду­шой си­лы и функ­ции, по­пра­вить ис­ка­жен­ную плоть и психическую ор­га­ни­ку. Свя­щен­ник по­мо­га­ет про­бу­дить в ду­ше стрем­ле­ние к гор­не­му. Пси­хи­атр же дол­жен стре­мить­ся не к соз­да­нию ду­шев­но­го ком­фор­та и внут­рен­ней бес­кон­фликт­но­сти па­ци­ен­та, а по­мочь ду­ше пол­нее вой­ти в ми­ро­вую плоть, скон­цен­три­ро­вать и про­яс­нить в фор­мах пло­ти свой ду­хов­ный об­лик. Свя­щен­ник взы­ва­ет об­рес­ти и со­хра­нить выс­шие цен­но­сти, пси­хи­атр же дол­жен за­бо­тить­ся о том, что­бы че­ло­век в борь­бе за эти цен­но­сти не те­рял се­бя, но всё бо­лее об­ре­тал зем­ное со­от­вет­ст­вие соб­ст­вен­но­му не­бес­но­му об­ра­зу. Свя­щен­ник от­кры­ва­ет об­раз Ис­ти­ны и по­мо­га­ет Её при­нять, спо­до­бить­ся Её бла­го­да­ти. Его об­ласть – дух и веч­ная ду­ша. Об­ласть же вра­ча пси­хо­фи­зи­че­ская. Ис­ка­же­ние ду­хов­ной по­зи­ции при­во­дит и к фи­зи­че­ским от­кло­не­ни­ям, и ду­ша, та­ким об­ра­зом, мо­жет под­вер­гать­ся дей­ст­вию вто­рич­ных фи­зи­че­ских сим­пто­мов. Да­лее, врач спо­со­бен по­мочь че­ло­ве­ку осоз­нать си­туа­цию вплоть до ме­та­фи­зи­че­ских её из­ме­ре­ний (пси­хо­ана­лиз). Методология врачевания должна объединять два аспекта в акте осознания: тех­ни­че­ский и ду­хов­ный (во­лю к осоз­на­нию).
Пси­хи­че­ская, то есть ду­шев­ная бо­лезнь, есть не­до­воплощённость вечной ду­ши. В болезненном состоянии души возникает рас­кол ме­ж­ду воплотившейся и невоплотившейся её сферами. Ме­та­фи­зи­че­ский центр ду­ши не во­шёл, как был при­зван, в мир и по­то­му лич­ность, ли­шён­ная стерж­ня, не спо­соб­на со­брать­ся в един­ст­во. Ду­шев­ное един­ст­во может на­ру­шаться и по­то­му, что душа по тем или иным при­чи­нам те­ря­ет зем­ную плоть. Вы­ле­чить пси­хи­че­ски боль­но­го – зна­чит по­мочь че­ло­ве­ку до­во­п­ло­тить­ся, что зна­чит про­бу­дить лич­ность к са­мо­соз­на­нию и волю к воплощению, рас­крыть осоз­на­ние сверх­цен­но­стей, по­мочь транс­соз­на­нию вой­ти в земное сознание. Пси­хи­ат­рия долж­на, пре­ж­де все­го, вы­звать ду­шу к ре­аль­но­сти про­бу­ж­де­ни­ем соз­на­ния и воли. Пло­до­твор­ное ле­че­ние тре­бу­ет не по­дав­ле­ния лич­но­сти, не сня­тия с неё бре­ме­ни вы­бо­ра, на чём по­ко­ит­ся со­вре­мен­ная пси­хи­ат­рия, а про­бу­ж­де­ния лич­но­ст­ной сво­бо­ды и от­вет­ст­вен­но­сти. Ле­че­ние долж­но быть борь­бой не за час­тич­ные про­яв­ле­ния не­ко­ей аб­ст­ракт­ной «пси­хи­ки», а за це­ло­ст­ный об­лик лич­но­сти. Цель – об­ре­те­ние лич­но­стью се­бя, а не ущерб­ный че­ло­век со «здо­ро­вой», но по­дав­лен­ной, примитивной психеей.
Пси­хи­ат­ри­че­ское ле­че­ние долж­но иметь две ста­дии. Та­кие ме­то­ды, как пси­хо­ана­лиз, пси­хо­те­ра­пия, мо­гут слу­жить рас­по­зна­нию при­чин и ис­то­рии бо­лез­ни. Их на­зна­че­ние – под­кре­пить ду­шев­ные си­лы, ос­ла­бить бу­ше­ва­ние те­лес­но­го и ду­шев­но­го хао­са, соз­дать за­щит­ный барь­ер от внеш­них по­дав­ле­ний. Соб­ст­вен­но ле­че­ние долж­но пре­сле­до­вать восстановление или по­строе­ние ор­га­нич­но­го ду­шев­но­го об­ли­ка ли­чно­сти. Толь­ко не­ко­то­рые из со­вре­мен­ных ме­то­дов ле­че­ния при­бли­жа­ют­ся к вра­че­ва­нию ду­ши (ло­го­те­ра­пия, пси­хо­эле­ва­ция – «воз­вы­ше­ние ду­ши»). Хри­сти­ан­ская ме­тап­си­хи­ат­рия воз­мож­на как син­тез дос­ти­же­ний со­вре­мен­ных школ на ос­но­ве рас­кры­ваю­щих­ся в хри­сти­ан­ст­ве ис­тин о при­ро­де и бы­тии че­ло­ве­ка. Объ­ек­том ле­че­ния долж­на яв­лять­ся воплощённая веч­ная че­ло­ве­че­ская ду­ша в её бо­го­по­доб­но­сти, уни­каль­но­сти и сво­бо­де, все­лен­ской от­вет­ст­вен­но­сти, зем­ном воплощении и твор­че­ской мис­сии.
Та­ким об­ра­зом, хри­сти­ан­ский пси­хи­атр при­зван раз­ли­чить кон­ту­ры веч­но­го об­раза лич­но­сти, ус­та­но­вить при­чи­ны его ис­ка­же­ния, пред­ло­жить пси­хо­те­ра­пию, ко­то­рая про­бу­ж­да­ла бы лич­но­ст­ное са­мо­соз­на­ние и пре­дос­тав­ля­ла сред­ст­ва и по­мощь че­ло­ве­ку, соз­на­тель­но и ак­тив­но стре­мя­ще­му­ся к оз­до­ров­ле­нию. Уча­стие во­ли па­ци­ен­та – обя­за­тель­ное ус­ло­вие ле­че­ния, а осоз­на­ние про­ис­хо­дя­ще­го с ним – не­об­хо­ди­мое ус­ло­вие вы­здо­ров­ле­ния. И толь­ко в тя­жё­лых слу­ча­ях (спе­ци­аль­но ого­ва­ри­вае­мых), в бо­лез­нях, вы­зван­ных ор­га­ни­че­ски­ми по­вре­ж­де­ния­ми, ле­че­ние мо­жет про­из­во­дить­ся по­ми­мо во­ли че­ло­ве­ка, по­сколь­ку эта во­ля не про­яв­ле­на. Но и здесь ле­че­ние долж­но быть ори­ен­ти­ро­ва­но на про­бу­ж­де­ние сво­бод­ной са­мо­соз­наю­щей лич­но­сти.





[1] Натурали́зм (фр. naturalisme; от лат. naturalis – природный, естественный) – материалистическое атеистическое мировоззрение, рассматривающее природу как универсальный принцип объяснения всего сущего.